«Ночь искусств» с Антоном Батаговым и Теодором Курентзисом

Добавлено 07 ноября 2014

3 ноября, в рамках ежегодной акции «Ночь искусств», Департамент культуры города Москвы организовал в школе Гнесиных две встречи в необычных форматах — «открытое интервью» и оригинальный тренинг.

Их главными героями стали известный пианист, композитор Антон Батагов и знаменитый дирижер, композитор Теодор Курентзис. Подробности — в материале Полины Полянской.

Антон Батагов — из ярких представителей русского минимализма и очень чуткий исполнитель музыки. С тех пор, как он закончил школу имени Гнесиных, в его жизни произошло многое. Среди самых судьбоносных вех: специальный приз на конкурсе Чайковского, посвящение себя буддизму в духовном плане и минимализму в сочинении, жизнь в Америке, 12 лет отказа от публичных выступлений и возвращение на сцену, несколько десятков студийных дисков…

В «Ночь искусств» музыкант вернулся в ту школу, где все начиналось, чтобы поделиться тем знанием, которое приобрел через свой опыт. С самого начала Антон дал понять, какое место в его жизни занимает буддизм — он расположился на полу сцены в «позе лотоса». Рядом невозмутимо разместилась музыкальный критик, гражданская активистка, бизнесвумен и актриса Варвара Турова. Эту встречу она построила из нескольких блоков: интервью с видео и аудио вставками, вопросы от зрителей и неожиданный сюрприз от главного героя — завораживающее исполнение… а что именно это было, вы узнаете в середине статьи.

Вопросов во время интервью было много, поэтому предлагаем краткие выдержки, распределенные по темам.

О школе

В школе я любил играть джаз и хулиганил. В начале я не очень хотел заниматься фортепиано.

О минимализме

С тех пор, как я почувствовал себя минималистом, я пытаюсь людям объяснить: все прекрасно знают, что такое минимализм. Часто народная музыка — это минимализм. Прежде всего, я стал минималистом, как исполнитель, а потом задумался: а почему я должен играть только то, что сочинил кто-то другой? Поэтому начал сочинять сам.

О своей музыке (Прим. автора: в начале вечера зрители услышали очень громкую, вводящую в транс запись сочинения А. Батагова)

Это музыка для струнных инструментов, сочинение 2001 года, 50 минут звукового потока. Мы недооцениваем то, что до того, как музыка начинает восприниматься человеком на глубоком философском уровне, это, прежде всего — физическое явление. Похожий звуковой поток можно услышать, например, во время ритуалов в Тибете, где используют, скажем, пятиметровые трубы, или в храме на колокольне. Эта сила звука может воздействовать на человека непривычно, но когда он настраивается на это звучание, оно влияет на нас совсем по-другому.

То, что я вкладываю в музыку — часть моей жизни. Я приглашаю людей к совместному пребыванию в некоем состоянии, в котором каждый дальше идет своим путем, считывает то, что он сам чувствует, находит какое-то личное переживание.

17 ноября в Москве, в зале Чайковского будет премьера моего нового сочинения. Я написал 10-минутный вокальный цикл на тексты Джона Донна для Госоркестра. Это потрясающий староанглийский язык. С одной стороны, там есть симфонические параметры, но с другой стороны — это антиклассическое сочинение. Мы одновременно можем слушать его и как рок, и как старинную, и как народную музыку.

О критике

Когда меня ругают, я отношусь к этому с большой благодарностью, потому что любая критика помогает работать над собой.

О разном

Страх: нет

Сова или жаворонок: и то, и другое, потому что мало сплю

Сладкоежка: да

Счастливый человек: да

Самое важное в людях: правда

Больше всего не нравится в людях: когда они никого не замечают, кроме себя

В последний раз рубил дрова: на даче, когда учился в Гнесинской школе

Любимый фильм: недавно посмотрел фильм «Шапито-шоу» — понравился

Вопрос от автора статьи: «Вы планируете в будущем преподавать?»

«Нет, преподавание — это академический процесс, он требует совсем другой настройки. Например, чтобы прочитать курс истории музыки, нужно заранее его спланировать. Для меня этот процесс словно другая вселенная. Я не вижу себя преподавателем».

После вопросов от зрителей Батагов, как уже было сказано, преподнес публике особенно ценный своей неожиданностью, эксклюзивный подарок — волшебные, умиротворяющие звуки знаменитого Канона ре мажор Иоганна Пахельбеля.

Вторая часть дискуссионного вечера прошла под руководством одного из самых востребованных музыкантов-экспериментаторов нашего времени, человека с необычайно глубоким миропониманием и, кстати говоря, любимого дирижера А. Батагова — Теодора Курентзиса.

Встреча получила название «Как приручить музыку?». Проходила она в формате «вопрос-ответ» (вопросы задавала известный музыкальный критик Екатерина Бирюкова и зрители) и тренинга-медитации. С помощью двух пианистов, на примере последней части 3 симфонии Малера Курентзис помогал зрителям научиться «видеть» музыку. Каждую ноту он «раскрашивал» по-своему, иногда для этого нужно было сыграть ее 5 раз, но обязательно добиться идеала, легкости, прозрачности. Как же можно объяснить музыку? Это философский разговор…

Об искусстве

Человек, посвятивший себя искусству, должен понять вопросы, населяющие его самого: «Кто я? Чем я могу быть полезен другим людям?»

Об ощущениях

Не уверен, что у нас одни и те же ощущения. Во сне мы видим реальные вещи в ирреальном пространстве и не можем ими делиться. Это начало одиночества — человек не может выразить, что ощущает. Но музыка может говорить об этих ощущениях. Музыка — дар, данный нам бессознательным миром. С музыкой ты можешь говорить те слова, которые тебе непонятны, показывать и видеть краски, которые не существуют. Через музыку мы выходим на другой уровень. С помощью музыки человек «меняет кожу», становится другим, «прозрачным».

О слушателе

Каждый из зрителей посылает в космос сигнал. Музыка зависит от оппонента, на нее влияет энергия слушателя. Иногда отрицательная энергия рождает удивительную, сильно воздействующую музыку, а иногда при положительной энергии не получается ничего.

Бывает простая музыка, а бывает сложная… В каком случае? Зависит от собственного состояния.

О финале 3 симфонии Малера

Это самая проблематичная часть. Почему ре мажор звучит здесь так грустно? Малер сказал, что это любовь. Исполнителю здесь не нужно утверждать, нужно искать, нужна человеческая выразительность, воздух. Важно транслировать подсознательное ощущение, играть так, чтобы слушатель начал летать. Состояние должно меняться с каждым одним, двумя, тремя звуками.

О детях

Своих детей я бы отдал учиться не в консерваторию, а в народные общины, чтобы они учились танцу.

О важном

Важно говорить правду. Если ты не говоришь в музыке правду — это эфемерно.

Музыка — не то, что пишет композитор, а то, что проходит через него.

Главный критерий, который мы должны использовать для суждения о других людях — не где ты родился, а что ты есть.

gnesinka.com (МНОГО ФОТОГРАФИЙ)

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору