Новую французскую филармонию журналисты прозвали «бездонной ямой»

Добавлено 16 июня 2015

За время строительства бюджет вырос более чем в три раза, это самое дорогое театрально-концертное здание в стране

Филармония в парижском парке Ла-Виллет
Philharmonie de Paris
Торжественное открытие прошло в январе 2015 г., хотя стройку к тому моменту так и не завершили. По зданию уже водили прессу, приглашенную со всех стран мира, а на улице пыль стояла до неба: шла облицовка фасада и укладка плитки на мостовой. Не работали эскалаторы, не было ни гардероба, ни буфета. «Одна музыка!» — вздыхал президент филармонии Лоран Байль. Несмотря на то что открывали здание изумительными концертами пианиста-виртуоза Ланг Ланга и мероприятие посетил президент Франции Франсуа Олланд, главный виновник торжества — автор, архитектор Жан Нувель открытие проигнорировал. В газете Le Mondе он опубликовал письмо, где объяснил, что здание не готово, что в финальной стадии его отстранили от проекта, доделывали филармонию с многочисленными упрощениями и это бесповоротно «скомпрометировало проект». Его открытое противостояние с властями — событие из ряда вон выходящее.

Лауреат Притцкеровской премии (архитектурный аналог Нобелевки) Жан Нувель, пожалуй, самый известный французский архитектор в мире. В этом году ему исполняется 70 лет.

К истории вопроса
Идея построить в Париже суперсовременный концертный зал для симфонической музыки принадлежала Пьеру Булезу (родился в 1925 г.), крупнейшему и уважаемому французскому композитору-авангардисту. Популярность и авторитет Булеза во Франции таковы, что все президенты, начиная с Жоржа Помпиду и заканчивая Жаком Шираком, хотели видеть его советником и другом. Расположение властей Булез поставил на службу нации: его стараниями в 1977 г. был создан Институт исследования и координации акустики и музыки, занявший несколько этажей Центра Бобур. Булез был причастен и к строительству Opera de la Bastille: он убедил тогдашнего президента Франсуа Миттерана, что городу необходима экспериментальная оперная площадка. Театр строили в спешке, чтобы успеть к 200-летию Великой французской революции, и его акустика оказалась далека от совершенства.

В 2000 г. Франция отмечала 75-летие композитора. Он попросил у тогдашнего премьер-министра Лионеля Жоспена подарок — новую филармонию, мотивируя это тем, что современную классическую музыку негде исполнять. Ему пообещали государственное финансирование. К 2005 г. ситуация обострилась: закрылся на реконструкцию концертный зал Pleyel, построенный еще в 1927 г., и «Оркестр де Пари» остался бездомным. На дворе стояли сытые предкризисные годы, через два года во Франции должны были пройти президентские выборы, политикам нужна была поддержка деятелей культуры. Правительство смирилось с неизбежным, провозгласив, что инвестиции в культуру — это инвестиции в будущее.

В 2007 г. провели международный конкурс, и его триумфально выиграл Жан Нувель, к тому времени построивший симфонические залы в Люцерне и Копенгагене. Оба здания были недешевы. Но жители Люцерна, например, так хотели видеть у себя творение Нувеля, что согласились платить повышенные налоги. Что касается бюджета Парижской филармонии, то его считали параллельно менеджеры (формировали техзадание) и архитекторы (готовили тендерное предложение). И две эти команды сошлись во мнении, что бюджет составит 120 млн евро. Заха Хадид, также принимавшая участие в конкурсе, уверяла, что меньше чем за 300 млн евро такое здание со всеми заложенными в нем функциями построить нельзя. Ее тендерное предложение не прошло.

Не прошел и проект французского архитектора Фрэнсиса Солера, который сегодня уверен, что для конкурса цифры были занижены. Был ли расчет бюджета филармонии искренней ошибкой или нет, так и останется тайной.

Бездонная яма
Финансирование проекта разделили на три части: 45% обеспечивали власти республики, 45% — мэрия Парижа, 10% — область Иль-де-Франс. Началось строительство и одновременно — хаос. Потому что денег не хватало ни на что. Несколько лет не могли выбрать генподрядчика, менялись управляющие, в геометрической прогрессии росло количество людей, которым не заплатили сполна, некоторые компании-субподрядчики разорились. Гонораром остался недоволен даже Нувель. Свою роль сыграл и кризис 2008 г. Правительство Николя Саркози уже было не готово топить деньги в этой, как написала о филармонии английская газета The Guardian, «бездонной яме».

Стройка рассорила, например, архитектора и исполнительного директора филармонии Патриса Жануэля. До этого они вместе построили музей Бранли, а еще раньше Жануэль успешно провел реконструкцию Центра Помпиду. Он отвечает за сроки и финансы, он жестко урезал запросы архитектора. О Нувеле заговорили как о человеке, который не жалеет государственных денег. Конечная стоимость объекта составила 386 млн евро. А строительство длилось восемь лет вместо запланированных пяти.

Что построили
Филармония — это гигантский многофункциональный комплекс площадью 20 000 кв. м. Помимо главного концертного зала, рассчитанного на 2400 человек, она включает в себя пять больших репетиционных аудиторий, 10 комнат для индивидуальной подготовки музыкантов, необходимое количество гримерных. К концертному ядру примыкает образовательный центр с библиотекой, музеем, классами для детей и проч. Внутри филармонии есть выставочный зал на 800 кв. м (до 31 мая там проходила выставка Дэвида Боуи, до 28 июня выставляется Пьер Булез, затем пройдет выставка Марка Шагала), конференц-холл и два ресторана.

Филармония стала постоянной резиденций «Оркестра де Пари» и камерного ансамбля «ИнтерКонтемпорен», который специализируется на музыке XX и XXI вв. Революционный характер учреждения заключается в том, что здесь рады любой музыке — от фольклора до джаза и рока, лишь бы она была высокого класса. И еще одно принятое новшество — вовлечение любителей в концертную деятельность. Например, на выступлении хора вместе с хором поет весь зал.

Филармония будет давать 270 концертов в год: 150 из них — классическая, барочная и современная музыка, 70 — авангард, джаз и этническая музыка. И 50 концертов в год дадут профессионалы совместно с любителями, которые прошли определенный тренировочный курс.

Отдельно надо сказать о главном концертном зале и его сложной акустике, над которой работали четыре команды инженеров под руководством Гарольда Маршалла из Новой Зеландии и Ясухисы Тойоты из Японии. Надо отметить, что Жан Нувель выиграл проектный конкурс в том числе потому, что его зал больше понравился музыкантам.

В зале нет ни одного прямого угла, он похож на внутренности сильно помятого бейсбольного мяча. Оркестровая яма располагается в центре зрительской аудитории. Балкон, амфитеатр, ложа — все имеет неправильную асимметричную форму. Зал спроектирован так, что от любого зрительского кресла до оркестра расстояние не более 32 м, что абсолютный рекорд, потому как в подобных больших залах этот показатель колеблется от 40 до 50 м. Стены отделаны рельефными деревянными панелями, под потолком закреплены объекты, похожие на проекции облаков. Такая конфигурация позволяет звуку не только напрямую достигать ушей зрителей, но и отражаться от стен и снова вливаться в уши. Такой вот стереофонический эффект.

В филармонии установлена оригинальная система звонков. На всех этажах, в холлах под потолком закреплены тысячи металлических пластинок. Когда надо давать звонок, на них подают воздух под давлением и пластинки звенят, как колокольчики в волшебном лесу.

Под стать интерьерным чудесам внешняя оболочка. Здание облицовано 200 000 фигурных плиток, которые похожи на птичек. Их делали по семи разным шаблонам, они имеют не только разную форму, но и цвет.

Общий силуэт здания — вздыбившаяся как после землетрясения оболочка Земли, вырвавшаяся наружу и застывшая магма. По замыслу образ должен был быть метафорой мятежной музыки. Но невольно здание стало и метафорой бурь, бушевавших вокруг стройки.

В целом филармония оставляет ощущение гениального архитектурного произведения, причудливого, алогичного, требующего не одного, а многократных посещений. Совершенно очевидно, что это настоящая большая архитектура и она останется памятником своей эпохе. Прибавьте к этому лучших музыкальных исполнителей мира — и понятно, что ради одной только филармонии можно снова на неделю съездить в Париж. Цена билетов на концерт начинается с 30 евро. А слышимость с любого места если не идеальная, то очень хорошая.

Вместо скотобойни
Филармония располагается на северо-востоке города, в двух шагах от окружной дороги Boulevard Perepherique. Она замыкает комплекс сооружений парка Ла-Виллет. Это крупнейший в Париже зеленый массив, по своей площади сопоставимый с московской ВДНХ. Ранее Ла-Виллет был крайне запущен, там располагались крупнейший мясной рынок и скотобойня. В 1982 г. архитектор Бернар Чуми выиграл конкурс на его реконструкцию, и она длится вплоть до нынешнего дня. На территории разбили 10 тематических садов (теней, ветров и дюн, зеркал и проч.), прорыли канал Урк, благоустроили территорию и теперь на зеленых лужайках устраивают концерты и театральные представления.

Старый мясоперерабатывающий завод переделали в Центр науки и техники (третий по посещаемости музей Парижа после Лувра и Центра Жоржа Помпиду), рядом поставили зеркальный шар — кинотеатр Geode, сбоку от него — подводную лодку «Аргонавт». Здание скотобойни с уникальными арочными металлическими конструкциями переоборудовали в выставочный центр с книжным магазином и ресторанами. В Ла-Виллет есть свой цирк, пара кабаре, конная школа, рок-арена «Зенит». В 1995 г. там открыли «Город музыки» (автор проекта — первый француз — притцкеровский лауреат Кристиан де Портзампарк) — комплекс зданий, включающих национальную консерваторию музыки и танца, музей музыки и концертный зал на 1200 мест. Новая филармония, спроектированная Жаном Нувелем, стала бриллиантом в этом ожерелье. На окраине Парижа, в далеко не самом престижном XIX округе появился кластер искусств.

Людмила Лунина
www.vedomosti.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору