«Он был приключение и сказка»: Денис Шаповалов — о Мстиславе Ростроповиче

Добавлено 27 марта 2017

Денис Шаповалов (виолончель, дирижер)

Седьмой выпуск рубрики «Погружение в классику» посвящен 90-летию со дня рождения Мстислава Леопольдовича Ростроповича. Наш сегодняшний герой — победитель XI конкурса Чайковского, виолончелист и дирижер Денис Шаповалов рассказал о личности одного из крупнейших музыкантов XX века, о работе с ним, а также любимых произведениях, исполнения которых занимают особые страницы в творческих биографиях обоих музыкантов.


Д.Шостакович — Концерт № 1 для виолончели с оркестром

Мои первые впечатления от музыки Шостаковича относятся к подростковому возрасту — в 13−14 лет мне уже было доступно понимание масштаба его произведений, что не вполне типично для молодых людей. Думаю, причиной этому послужила музыкантская среда (моя мама — пианистка, папа — дирижер). Первый виолончельный концерт ми-бемоль мажор в исполнении Мстислава Ростроповича стал для меня в те годы настоящим откровением. Я заболел этой музыкой, слушал ее бесконечное количество раз. Спустя десятилетия чувствую, что возникшие в юности внутреннее отношение к этому концерту с возрастом никак не изменилось.

youTube

Конечно, у меня родилась мечта — самому исполнить это фантастическое по глубине авторской мысли и по оригинальности композиторского языка произведение. В 1992 году мне это удалось — я сыграл Первый виолончельный концерт Шостаковича со студенческим оркестром в Большом зале консерватории. Мог ли я тогда подумать, что через десять лет доведется повторить его с Мстиславом Ростроповичем?.. Добравшись первым до финишной ленточки на конкурсе имени Чайковского, я получил приглашение выступить на фестивале Ростроповича в Эвиане, где и произошла историческая встреча с маэстро. Я никогда не предполагал, что это осуществится в реальности: он позвал меня сыграть Первый концерт на своем юбилее (2002 год). Это сравнимо разве что с полетом на Марс: я вышел на сцену Барбикан-холла с Лондонским симфоническим оркестром, а за пультом — музыкант, которому посвящено произведение, и который сам участвовал в его создании!

У нас было две репетиции перед парой выступлений. В самом начале концерта Шостаковича виолончель вступает сама, ей аккомпанируют деревянные духовые, по мере развития темы подключаются струнные, валторны и т. д. Мстислав Леопольдович тогда решил сам показывать первую долю. Нужно было видеть его длинные руки! Но его жеста я не понял, и вступить в нужный момент не получалось. После репетиции Ростропович схватил меня и поволок в артистическую отшлифовывать нюансы. Единственным человеком, который мог потревожить маэстро в этот момент, была Галина Вишневская. «Здесь должен быть ритм как пульсация», — объяснял Мстислав Леопольдович и бил себя в грудь большой виолончельной ладонью.

Первый концерт требует серьезной тренировки. Это испытание на выносливость. Первая часть длится всего семь минут, но по истечении этого времени у виолончелиста уже отваливается правая рука. Даже физически крепкий музыкант не может не ощущать усталость. А впереди еще три части (концерт написан в форме четырехчастного цикла). В классе Наталии Николаевны Шаховской, гениального педагога, нас учили, что вторую часть нужно исполнять в медленном темпе, как напевную русскую песню. Ростропович же с возмущением заметил, что в таком темпе играть нельзя (это замечание относилось и к Лондонскому симфоническому). Оказалось, что после премьеры концерта Шостакович поменял видение темпов во второй части и высказал ему свои пожелания на этот счет.

youTube

Буквально в каждом такте в музыке Шостаковича чувствуется грандиозность замысла и воплощения — тихое ли это начало или энергичная кода. В нем есть все — и масштаб, и любовь, и космическое постижение мира через трагизм. При этом он не дает солисту возможности передохнуть, напряжение не ослабевает ни на секунду: во второй части солист должен собрать внимание всего концертного зала и исполнить сложнейшую, гигантскую, наполненную боекомплектом виртуознейших приемов каденцию на 8−10 минут. У других композиторов не редки моменты, когда солист может «спрятаться» за оркестр, сэкономить силы не в ущерб музыке перед финальным рывком в коде. Но это к Шостаковичу не относится.

Когда ты остаешься один на один с вопрошающим залом, а рядом с тобой молча, опустив дирижерскую палочку, стоит Мстислав Ростропович, слушает, как ты играешь каденцию, написанную для него и им выпущенную в мир, возникает поистине космическое ощущение страха и восторга одновременно. А в финале Шостакович позволил себе косвенно упомянуть Сталина — вставил тему грузинской песни «Где же ты, моя Сулико». Такие скрытые, но несущие заряд гротеска, сарказма, трагизма находки пронизывают все музыкальное полотно концерта.

После бешеной пляски смерти и соло валторны, виолончель выходит вместе с оркестром на коду, где на последней странице идут сложные гаммообразные пассажи по всем четырем струнам. Солист понимает, что до конца рукой подать, а силы уже на исходе. Ростропович придумал действенный способ — поймать момент, когда смычок можно перехватить в кулак и, преодолевая очень трудные ритмические конструкции, поставить мощную точку. Необходимо добавить, что обычно кулаком держать смычок не принято. Это, пожалуй, единственное произведение, где такое встречается.

youTube

Во второй вечер в Барбикан-холле произошло то, что я называю знаком судьбы. В зале сидели Евгений Кисин, Юрий Башмет, известные политики, герцоги, князья, монаршие особы. Сыграв весь концерт и перехватив смычок в нужном месте, я вдруг услышал резкий звук — у меня лопнула струна «ля». Никто, кроме виолончелистки Лондонского симфонического оркестра, этого не заметил. Даже от Ростроповича ускользнул этот момент — он на всех парах мчался к последнему аккорду с литаврами. Если бы струна порвалась двумя страницами ранее, весь наш предшествовавший труд полетел бы в тартарары.

Спустя месяц в Нью-Йорке мы играли с тем же оркестром в Эвери-Фишер-холле. На дворе стояли 2000-е, когда была широко распространена бумажная волокита. Мне дали визу накануне концерта, что само по себе было бы не так критично, если бы рейс не задержали. В итоге я прилетел всего за два часа до концерта, хотя должен был появиться за сутки, чтобы спокойно порепетировать с оркестром. Ростропович встретил меня в скверном настроении, и за полчаса до начала мы сыграли генеральный прогон. У меня оставалось пять минут — переодеться в концертный костюм, после чего я вышел на сцену и сыграл концерт еще раз, только уже в «боевых» условиях. Никогда не забуду огромные настенные часы в артистической: секундная стрелка шумно отсчитывала мгновения, и я тогда подумал, что подобное чувство, наверно, испытывает преступник в ожидании вынесения приговора. Через несколько минут решится судьба, и в каком качестве ты вернешься обратно — никто не знает.

youTube / Denis Shapovalov

Концерт невероятно сложен для запоминания из-за его особой фактуры — там много повторений, но всегда с некоторыми изменениями. Однако сам Ростропович играл его наизусть спустя четыре дня после того, как впервые получил ноты от Шостаковича, что лишний раз говорит о масштабе личности исполнителя.

Концерт для виолончели с оркестром Антонина Дворжака

Это мой самый любимый виолончельный концерт. Я слушал его с четырех лет в исполнении Ростроповича и Берлинского филармонического оркестра под управлением Герберта фон Караяна. Как и в случае с предыдущим сочинением, я грезил, что настанет день, когда я буду достаточно подготовлен, чтобы взяться за этот концерт. Путь к нему был долгим. Я придерживался позиции, что выходить с ним на публику можно в том случае, когда уже чувствуешь в себе потенциал сыграть «по-настоящему». По этой причине я с некоторым возмущением смотрел на смелых однокурсников, которые брались его играть.

Впервые я услышал концерт Дворжака в исполнении Мстислава Леопольдовича на фестивале в Эвиане в 2000 году. Это гимн виолончели. Темы неземной красоты проходят у валторны, кларнета, флейты, деревянных духовых и приходят к вступлению виолончелиста. Программно концерт связан с возвращением Дворжака из Америки, поэтому концерт носит победную окраску. Это жизнеописание героя, его борьбы, любви, гибели и воскрешения. Аналогично концерту Шостаковича, технически это очень сложное произведение, требующее виртуозности.

youTube

Забавный случай произошел во второй части концерта: Ростропович сыграл ход наверх, взял длинную ноту, после чего должны были вступить деревянные духовые, однако этого не произошло, потому что дирижер «заснул». Ростропович, в ожидании его «пробуждения», сыграл ноту в три раза длиннее, чем она написана в партитуре. Но тут дирижер опомнился, и дальше все пошло без запинки.

Ростропович и Шаховская говорили мне — пока ты не знаешь всей партитуры, ты не можешь с уверенностью выйти на сцену. И хотя от папы мне передалось партитурное восприятие материала, я абсолютно согласен с тем, что настоящему актеру, выходящему в спектакле «Вишневый сад», необходимо знать, не только свои реплики, но и всю пьесу целиком.

С концертом Дворжака я дебютировал в Самаре. Там есть момент, когда виолончель играет с солирующим кларнетом. По какой-то причине кларнетист заиграл совершенно в другом темпе, но я не растерялся именно благодаря знанию всей партитуры вышел из ситуации без потерь.

Теплые встречи

После концерта в Барбикан-холле в артистической Мстислав Леопольдович мне сказал: «Пойдем! Выпьем чаю и я тебе покажу партитуру „Катерины Измайловой“ с пометками Шостаковича». Оказываясь рядом с Ростроповичем, я всегда попадал в сказку и приключение. Он сам был приключение и сказка. Ближе к полуночи, разомлевший после «чая», он сказал, что на следующий день дает мастер-классы в Шотландии, хватает чемодан и летит на вокзал с утра пораньше встречаться с молодежью. А я весь следующий день промаялся с больной головой после того «чая». Такая в Ростроповиче заключалась энергия, богатырская физическая сила, воля и стремление.

В 2006 году он позвал меня на фестиваль Шостаковича в Баку. Я играл сонату Шостаковича. Мстислав Леопольдович казался немного грустным, что для него было нехарактерно. В последний раз мы увиделись за полгода до его ухода. Мы с трехлетним ребенком шли на репетицию, и на служебном входе в Большой зал Консерватории встретили Ростроповича и Галину Павловну Вишневскую. Мстислав Леопольдович взял моего сына на руки и поцеловал. С тех пор мы больше не встречались. Разве только во сне…

Юлия Чечикова


www.m24.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2017 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору