Орган и музыка народов мира

Добавлено 24 апреля 2013 Тимур Халиуллин

Тимур Халиуллин (карильон, клавесин, орган), Малый зал Белгородской филармонии, Михаил и Александра Топалиди. Дуэт ударников «Мока», Карен Вирабян (дудук, зурна), Белгородская филармония, Алексей Хамтеев (кларнет)

25 и 29 апреля в Белгородской государственной филармонии состоятся уникальные органные концерты

Екатерина ШАРОНОВА
Михаил МАЛЫХИН (фото)


«Орган и музыка народов мира» (афиша концерта)... Для этого концерта сплотились одни из лучших солистов филармонии — Тимур Халиуллин (орган), Михаил Пидручный (испанская и китайская волынки, сопилка), Алексей Хамтеев (кларнет), Карен Вирабян (дудук), Юрий Фукалов (балалайка), Михаил и Александра Топалиди (ударные), Галина Зольникова (сопрано). Концептуальный концерт обещает стать премьерой российского масштаба. Впервые на органе соло и в ансамбле с другими инструментами будут звучать произведения, возникшие в культурах разных народностей, предназначенные для других инструментов, но переосмысленные, оригинально интерпретированные именно для этой программы. Программы, чьи авторы черпали из духа многих наций, чьё содержание развёрнуто во времени и пространстве, которая гармонично сочетала фольклорное своеобразие с его яркими, многоцветными формами, необычными, таинственными импульсами, красотой и мощью «народного духа» и достижения развитого искусства последующих столетий.

Одна на всех культура

Народная музыка — нечто глубинное, когда-то проникшее ещё в наших прародителей и с тех пор передающаяся по культурному коду явление, которое увлекает нас и на которое мы откликаемся и сегодня. Здесь нет категорий низкого и высокого, а определяющим является лишь нравственный потенциал, неизъяснимая мистическая мощь, простая и искренняя цельность миросозерцания. Торжество и ликование, трагедия и скорбь, любовные переживания, стремление к свободе, народная гордость... — она сопровождала будни и ритуалы наших предков, выражала, всё то, чем они жили. И выражало таким образом, что порождало их общность, сопричастность.

Культура каждой народности генерировала в своём лоне уникальные плоды. В процессе диалога культур в мировую сокровищницу поступало нечто национально самобытное, своеобразное, и между ними происходил взаимообмен — что-то из этой копилки проникало и трансформировалось в той или иной культуре — происходило цикличное развитие и усложнение локальной и глобальной культур. И, по мысли немецких романтиков, в этом разнообразии, в этом несходстве красота как раз и черпает, а искусство «расцветает в вечно меняющихся формах, дополняющих и обогащающих друг друга». И чувство прекрасного одно на всех, только преломляется оно тысячами разных форм и цветов.

Рассказывает лауреат международных конкурсов Тимур Халиуллин:

Неофольклорная волна

- Фольклор понятен для всех. Он приковывает внимание музыкантов и куда проще находит путь к сердцу слушателя. Неосязаемые, но точно существующие источаемые ею флюиды сразу попадают в цель. И сегодня, когда мир задыхается в кризисах, катаклизмах, драмах, вот эта неофольклорность спасает. Волна эта идёт и по всей России, и по всему миру.

Она захлестнула и многих артистов белгородской филармонии. В одиночку программу грядущего концерта я бы не осилил. Мы совпали в своих желаниях с великолепными и заинтересованными музыкантами и объединились. Идеи программы требовали соответствующих, интересных и диковинных, инструментов. И, к счастью, так сложилось, что у наших артистов они появились — испанская (гаита) и китайская (хулусси) волынки, китайские и японские гонги... Идеи и инструменты — основа программы "Орган и музыка народов мира«.

Народный образ органа

- О нём обычно забывают. А ведь орган развивался параллельно со всеми течениями и занимал своё, особое, место в культуре разных народностей. И не мог не испытать на себе влияние некоторых народных инструментов. Не случайно же его прообразами называют древние вавилонскую волынку, лаосский шэн и греческую флейту Пана. Вот это родство также питало идейную почву концерта. Орган предстанет как включающий в себя разные национальные инструменты. В его возможностях не только пародировать, но и соперничать с ними, вбирая их возможности и одновременно вступая в диалог — культурно-исторический, темброво-красочный, интонационный. В этом, покажется кому-то, много противоречий... Но орган — великий инструмент, который называют подобием Божиего мира. Он потому и «король всех инструментов». Одинаково гармонично на нём звучат произведения высокого стиля и народного, совсем не низкого.

Каждому народу по волынке

- Волынка интересовала меня давно. Мне хотелось осязать её, услышать, как она звучит. И, возможно, создать ансамбль органа с волынкой. Хотел даже пригласить местного волынщика-самоучку Никиту Кобзаря, но наша встреча так и не состоялась. Параллельно со мной о волынке мечтал музыкант филармонии Михаил Пидручный. Узнав о моих планах и желании Пидручного, руководство БГФ проявило заинтересованность и пошло нам навстречу — для Михаила приобрели волынку. Собственного, тогда и возникла идея грядущего концерта.

В руках Пидручного волынка расцветает звуками дивной красоты. Он берёт попевки, их варьирует, делает ритмическую ротацию, гармонично объединяя народное и академическое, дух и мысль. И в этом концерте музыкант сыграет на испанской волынке — гаите — и китайской — хулусси. Последняя по звучанию напоминает флейту и, судя по многочисленным интернет-записям, является едва ли не самым распространённым инструментом в Китае. Очень мы ею впечатлились и для неё создали собственную красочную аранжировку «Вечера в деревне» венгерского композитора XX века, настроенного на нефольклорную волну Белы Бартока. Получилась удивительная пьеса медитативного характера с импровизационными частями, придуманными Михаилом, соло органа. По продолжительности всего пять минут, а столько миров открывает...

К слову, волынка есть в каждом народе. У русских тоже. Вспомните русскую народную «Заиграй, моя волынка»! Да, быть может, она по-иному называлась, её структура была другой, но это уже детали. Кстати, для концерта мы сделали переложение этой мелодии для органа и волынки (гаита). И она приобрела ещё больший контекст, стала ещё более многогранной.

Пидручный возьмёт в руки и народную украинскую сопилку. Инструмент походит на русскую народную свирель и академическую флейту-пикколо. Есть, конечно, и свои особенности: сопилка обладает старинным колоритом, звучит светло и пронзительно. Выбрали первую часть Концерта для флейты с оркестром соль мажор Антонио Вивальди. Вы уже поняли, что речь не о фольклорном произведении, но наш вариант с органом и сопилкой звучит великолепно, приближаясь в своём звучании к флейтам прошлых столетий. И именно поэтому мы его себе позволили.

Всё сольётся в пляску

- В программе концерта — татарские мелодии. В ансамбле с кларнетистом Алексеем Хамтеевым исполним Фантазию на татарские народные темы Александра Ключарёва, композитора, сочетавшего и фольклор, и классику. Здесь автор на основе одного народного мотива строит огромное цельное музыкальное полотно. И в регистровке я воплотил те, звуковые образы, что существуют во мне с детства. Перед слушателями развернётся народная пляска, полная мощи и неизбежно вовлекающая в свой водоворот. К этому жанру обращались и многие русские композиторы — вспомним известную «Камаринскую» Михаила Глинки, основанную на русской народной пляске. Её мы вместе с балалаечником Юрием Фукаловым тоже исполним. И это будет, наверное, самое необычное сочетание концерта — орган и балалайка.

Представлю свои вариации на тему, пожалуй, самой популярной татарской плясовой мелодии «Бас, кызым Эпипа» («Танцуй, девушка Эпипа»). Эта национальная тема претворяется через все академические жанры: сначала звучит типично органный хорал, потом трио-фактура, когда ноги играют бас, одна рука — сопровождение, другая — мелодию. Следующий эпизод — романтическое скерцо с интересной регистровкой, живым темпом. Далее — прелюдия и фуга. И всё завершается токкатой. То есть в этой пьесе через татарскую образность показаны самые характерные органные жанры. Возможно вы удивитесь, в этой пьесе я трактую орган как большую татарскую гармошку — те же духовая природа, меха, язычковые регистры. Когда развитие музыки доходит до своего апофеоза, звучность обрывается, доносятся звуки, пародирующие татарскую гармошку, а после — заключительные аккорды сметают всё на своём пути. И на примере этого произведения можно будет проследить, как народная идея претерпевает развитие через разные контексты — культурные, жанровые, фактурные, превращаясь то в песню, то в скерцо, то в шутку, то в академическую и сухую фугу, кантилену. И как национальные черты разрушатся в общем потоке. Да-да, здесь есть что-то разрушительное — сегодня мы не уйдём от глобализациии. Но она не только ведь стирает национальные, особые, черты, она может и обогатить. Как об этом судить — уже личный выбор каждого из слушателей.

Впервые исполнил её в органном зале имени А.К. Глазунова Санкт-Петербургской консерватории. Волновался. Представьте: застольная плясовая музыка, в академических стенах да ещё и на органе! Как так? Но, к моему удовольствию, публика её так приняла, что казалось ещё чуть-чуть — и все пустятся в пляс. До сих пор она меня вдохновляет.

"Душа абрикосового дерева«

- Вот так поэтично называют духовой инструмент дудук на его родине в Армении. В программу «Орган и музыка народов мира» вошли два образца армянской народной музыки — песни «Ешхемед» («Я болен от любви») Саят-Новы, основанную на старинной мелодии, и «Отар Амаи». Партию дудука исполнит Карен Вирабян. А познакомил нас Михаил Пидручный, который, собственно, и стал инициатором этого ансамбля. Вот так всё связано. Музыка дудука крайне оригинальная медитативная. Что общего у этого инструмента с органом? Орган со своими тянущимся звуком, низкими частотами и флейтовыми тембрами оказался очень близок армянской национальной музыке. Он словно расцвечивает новыми красками звучание дудука — музыка существует в новом контексте и приобретает новые колористические нюансы.

Родом из Восточной Азии

- Публика услышит интересное сочетание органа и ударных. Александра Топалиди представит ксилофона (инструменты-прообразы которого были популярны у разных народов Африки, Юго-Восточной Азии, Латинской Америки), Михаил Топалиди — ударную установку, в состав которой вошли китайские и японские гонги, приобретённые нашими оркестрантами во время новогодних гастролей в Китае. Прозвучит Фантазия на темы японских гравюр для ксилофона с органом американского композитора армяно-шотландского происхождения Алана Хованнеса. И моменты щемящей грусти, и звуковое воплощение восточной созерцательности, и мириады прекрасных колористических эффектов, и военный марш в заключении... — будто бы из глубины веков и одномоментно из дня сегодняшнего возникнет эта музыка, явив множество граней японской народности.

Легенды Туманного королевства

- Какая народность без вокальной музыки? Вот и мы решили включить в концерт ещё один вариант ансамбля — орган и сопрано Галины Зольниковой. В этот раз блистательная солистка филармонии предстанет в роли английской народной певицы и исполнит знаменитую старинную английскую (ирландскую) народную песню «Зелёные рукава» (Greensleeves). О происхождении «Зелёных рукавов» известно не так много. Мелодию на гармоническую модель романески создал анонимный композитор в XVI веке. Автором же текста баллады, по одной из версий, называют английского короля Генриха VIII. Говорят, он создал её для своей возлюбленной Анны Болейн, ставшей его второй супругой. «Зелёные рукава» — атрибут одежды куртизанок в средневековой Англии, «цвет лёгкости в любви» — в контексте песни символично указывают на неверность девушки. Её тема — сетования влюблённого мужчины на безответную любовь и ветреный нрав избранницы. Песня бытует в разных переложениях вплоть до рока, в звучании на разных инструментах. В нашей интерпретации, что ценно, она стала музыкой для голоса. И в таком ансамбле практически нигде не исполняется.

Соло короля

- Несколько вещей я исполню сольно. Скажем, Рондо в кельтском стиле нашего современника Ханса-Андре Штамма. Здесь красочная регистровка органа передаст музыкальный колорит шотландских и ирландских шумных народных празднеств с их трубами, волынками, плясками с «прихлопом». Прозвучит «Два Танцы Агни Явишты» французского органиста и композитора Жана Алена. Он сочинил пьесу под впечатлением от индийских образности и музыки. Их черты явно проглядывают здесь. И наделённые внутренней духовной силой «Литании» этого же композитора. «Молитвы» — так это переводится, здесь повторяются краткие молебные воззвания, вроде «Господи, помилуй». Ален к этому ритуалу добавил африканских ритмов, взял народную гармонию — здесь нет регулярности, чёткого размера, квадратных форм, всё развивается спонтанно, но с безусловной внутренней логикой. Это то, что отличает народную музыку от классической. По жанру «Литании» также походят на народную пляску, кто-то заметит и волыночные наигрыши. Конец же окажется не оптимистичным — создание произведение совпало с гибелью близкого для композитора человека, о чём он упоминает в эпиграфе к нему. Африканский элемент, жанр молитвы и гибель близкого... — посмотрите, сколько всего питало творца.

— Тимур, идейные основания программы «Орган и музыка народов мира» и инструменты, которые в ней используют, наводят на ассоциацию с гигантской художественной палитрой: вы можете обратится к музыке той или иной народности, возникшей в разный временной период, выбрать для её исполнения любой, подчас весьма не ожиданный, инструмент... Как вы оцениваете возможности, открытые культурной глобализацией?

— Обогащение, многополярность восприятия, полипластовость музыки — вот, какие возможности открываются перед современными музыкантами. Изъятая из другой культуры и попадающая в другой контекст, рассмотренная с позиции другого мышления, она обрастает ещё большими смыслами. Этот экспериментальный путь даже несколько опасен, но он невероятно важен для меня, без него мне уже не обойтись.

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2017 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору