Предстоящие мероприятия

Белгород, Губкин, Старый Оскол
декабрь 2016








Белгород
7 января 2017

Читайте на эту же тему





«Орган и музыка народов мира» в Белгородской филармонии

Добавлено 30 апреля 2013 Тимур Халиуллин

Тимур Халиуллин (карильон, клавесин, орган), Михаил Пидручный (панфлейта, флейта), Органный зал Белгородской филармонии, Карен Вирабян (дудук, зурна), Белгородская филармония, Алексей Хамтеев (кларнет)

Слушатели, пришедшие на концерт в Органном зале Белгородской государственной филармонии 25 или 29 апреля, преисполнились поистине необычайных художественных впечатлений. Абсолютно свежая для Белгорода идея солиста филармонии лауреата международных конкурсов Тимура Халиуллина соединить в одном концерте реликты этнографической музыки, фольклора, авторских произведений на фольклорные темы и собственные аранжировки фольклорного материала оказалась столь же захватывающе интересной для слушателей, сколь и богатой многообещающими перспективами для исполнителей.

Чтобы воплотить эту идею, многое должно было совпасть в одно время и в одном месте, что, к счастью, и случилось. К счастью для слушателей, и для молодых исполнителей, кто уже некоторое время сотрудничает с Тимуром Халиуллиным (Михаил Пидручный, Галина Зольникова, Алексей Хамтеев), и для тех, кто впервые вступил в круг «органного братства».

Орган соло, орган плюс волынки (Михаил Пидручный), дудук (Карен Вирабян), сопрано (Галина Зольникова), балалайка (Юрий Фукалов), кларнет (Алексей Хамтеев), маримба и ударные (Александра и Михаил Тополиди) рождали ошеломляющее разнообразие этого уникального, большого (в 2-х отделениях) концерта, и соответствующий очень высокий и заинтересованный градус слушательского интереса.

Этот концерт приближался к выразительному музыкальному спектаклю с традиционными световыми (а также дымовыми эффектами), где «режиссировал» орган, а «героями» поочерёдно становились инструменты каждого из исполнителей.

В «главной роли» в этот вечер были разновидности флейты. В руках Михаила Пидручного флейта предстала в трёх её разных народных ипостасях — украинской сопилке, испанской волынке Гайта и китайской волынке Хулуси.

Древний духовой инструмент, издавна бытующий у славянских народов (русских, украинцев, белорусов), сопилка — род небольшой деревянной продольной флейты со свистковым устройством. Его высокий, пронзительно-резкий тембр весьма «освежил» 1-ю часть Соль-мажорного концерта Вивальди для флейты и органа.

Слово «гайта» в испанском и португальском языке употребляется как синоним слова «волынка». Народная испанская волынка Гайта рождена в Галисии (области на северо-западе Испании), но в каждой испанской провинции существуют свои местные разновидности волынки под своими названиями.

Испанская волынка Гайта сочетает в себе лучшие качества шотландских и восточно-европейских волынок. Гайта имеет три трубки на теле меха. Основная трубка — гантер — служит для наигрывания мелодии, а две вспомогательные, называемые бурдоны, тянут басовый звук-фон.

Резкое пронзительное звучание испанской волынки Гайта с двухголосным бурдонным басом впервые прозвучало для белгородцев в русской плясовой мелодии «Заиграй, моя волынка». В третий раз Михаил Пидручный вышел к публике с китайской волынкой Хулуси в известной поэтичнейшей пьесе Белы Бартока «Вечер в деревне». Мягкий, нежный, отчётливый звук китайской волынки рождался в трёх бамбуковых трубках, насаженных на отверстие для вдувания воздуха, сделанное из небольшой круглой тыквы-горянки.

Красивая, грустная, пейзажная армянская народная музыка прозвучала на дудуке в сопровождении органа в исполнении Карена Вирабяна. Его большая семья из небольшого городка близ Еревана перебралась в Белгород около пяти лет назад, перевезя с собой и душу своего народа, которая воплотилась в бархатистом, слегка приглушённом и как бы растворяющемся в горных пейзажах Армении неповторимо-печальном звучании армянской флейты (дудука). Дудук называют ещё «абрикосовой трубой» или «душой абрикосового дерева».

Нетемперированный строй дудука с его особым звучанием и тончайший эхообразный звуковой фон органа в исполнении двух знаменитых армянских мелодий — «Ешхемед» («Я болен от любви») знаменитого армянского ашуга 18 века Саят-Новы и «Отар амаи» («В чужих пустынях»), посвящённая самой трагической странице армянской истории — геноциду турок против армян в начале ХХ века, стали ярчайшими моментами концерта.

Слушая в исполнении Александры и Михаила Тополиди и Тимура Халиуллина «Фантазию на японские народные темы» для маримбы, ударных и органа, написанную американским композитором армяно-шотландского происхождения Аланом Хованнесом (1911–2000 гг.) под впечатлением японских гравюр, возникали невольные ассоциации этой музыки с её отдалённым прообразом конца ХIХ века — фортепианной пьесой Клода Дебюсси, написанной под впечатлением от гравюры Хокусаи.

В большой 15-минутной композиции, использующей древние японские лады и красочные звучания звенящей маримбы и большого набора ударных, в том числе японских гонгов, особенно впечатляла кульминация — жёсткий, непреклонный, воистину самурайский военный марш.

Весьма неожиданным, но, как и все сочетания, очень органичным, оказалось и соединение органа и балалайки в «Камаринской» (по мотивам одноименной симфонической фантазии Глинки) в исполнении Юрия Фукалова и Тимура Халиуллина.

Что уж говорить о найденном и каждый раз с удовольствием воспринимаемом слушателями сочетании органа и прохладного, округлого, серебристого сопрано Галины Зольниковой, которое идеально подошло к старинной (ХVI век) английской народной песне «Зелёные рукава»; песне, которая передаёт жалобы юноши на непостоянство и неверность своей возлюбленной.

Неповторимым национальным обликом и изобретательностью музыкального языка были отмечены и исполненные на органе соло пьесы «Рондо в кельтском стиле» шведа Ханса-Андре Штамма, «Литания» (написанная под впечатлением от африканских групповых молитв с пением и плясками) и «Два танца Агни Явишты» (посвящённые индийскому богу огня) француза Жана Алена.

В заключении вечера в исполнении органиста и в сочетании с кларнетом Алексея Хамтеева прозвучала знаменитая еврейская «Хава Нагила» и два произведения на татарские народные темы, в том числе вариации Тимура Халиуллина на татарскую народную тему «Бас, кызым Эпипа» («Танцуй, девушка Эпипа») — произведения, в которых народная радость жизни сквозит через все её трагедии. И напоминанием о недавней белгородской трагедии стало заключительное органное соло Т. Халиуллина в знаменитом «Адажио» Т. Альбинони.

Столь интересная и ассоциативно-богатая программа наталкивала также на мысль о том, что идея, предложенная и так ярко воплощённая Тимуром Халиуллиным и его друзьями, могла бы иметь успех и в виде абонемента для школьников среднего и старшего возраста — поколения юных слушателей, сознание которых наиболее открыто и восприимчиво для всего нового, яркого, свежего, оригинального.

Специально для А-фишки, муз. обозреватель БГФ Нина Синянская (фото М. Малыхина)

Дата публикации: 30.04.2013

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору