Орган: взгляд изнутри

Добавлено 05 марта 2015 Тимур Халиуллин

Тимур Халиуллин (карильон, клавесин, орган), Органный зал Белгородской филармонии, Белгородская филармония

Орган — единственный в мире инструмент, в который можно войти. При желании музыкант может оборудовать в нём свою комнату и жить внутри. Что таит в себе орган Белгородской филармонии, узнала корреспондент ИА «Бел. Ру».

Открывая музыкальную дверцу, органный мастер Белгородской филармонии Владимир Кротов практически ежедневно погружается во внутренний мир инструмента. Белгородский орган сравнительно небольшой, в нём четыре этажа. В самом нижнем спрятан подающий воздух мотор, на втором этаже — меха и игровой стол с системой рычагов. Чуть выше — трубы, а на самом верхнем этаже — швеллер, работающий по принципу жалюзи: музыкант откроет швеллер — звук станет громче, закроет — тише.

Оказавшись внутри органа, чувствуешь себя Алисой в стране чудес: откуда-то изнутри возникает проникновенная мелодия, и всё вокруг оживает.

«Возникает ощущение, что ты находишься внутри настоящего живого существа. Воздуходувы и трубочки здесь, как сосуды кровеносной системы, без которых орган не мог бы функционировать. Есть лёгкие — органные меха, они дышат, когда играешь. Есть сердце — электромотор, — рассказал солист Белгородской филармонии, органист Тимур Халиуллин. — Нет сейчас ни одного органа без электромотора. Многие, кстати, этому удивляются, говорят: „Ой, этот орган электронный, не настоящий!“. А на самом деле он такой только потому, что нам уже просто не нужно использовать труд дополнительных людей».

Во времена Баха воздух в меха нагнетала целая бригада калькантов — специальных рабочих, которые сидели внутри органа на протяжении всего концерта. Без них органист попросту не мог играть. Сегодня все органы трансформировали, заменив «живые» детали на мотор.

«Для эксперимента, конечно, оставили несколько инструментов с прежним механизмом. Я и сам качал меха. Это очень трудно», — заметил органист. Действительно, работу такого организма обеспечивали порой целые бригады калькантов.

Стоит отметить, что каждый орган — уникален. У инструмента нет единой схемы сборки, стандарта или правил. Это всегда эксклюзивный инструмент, который сам себе выбирает музыканта.

«Я мечтаю поиграть на самом большом органе в мире. Хочется увидеть эти семь клавиатур одну над другой и ещё две педальные, — заметил Тимур Халиуллин. — Хотелось бы зайти внутрь. Говорят, что когда этот орган настраивают с одной стороны, он уже расстраивается, когда подходишь к другой».

Инструмент находится в концертном зале «Бордуок» в США. Он насчитывает свыше 33 тыс. труб. Гигантский орган занесён в книгу рекордов Гиннеса как самый большой орган, самый большой и самый громкий музыкальный инструмент. Его звук в шесть раз громче самого громкого паровозного свистка.

У белгородского органа — 3500 труб. Из них зрителям видны лишь 70 — так называемый проспект, в котором есть как действующие, так и бутафорные трубы, создающие красивый фасад. Остальные трубы скрыты от посторонних глаз и доступны только слуху.

Владимир Кротов знает этот орган «с рождения». «15 декабря мы праздновали трёхлетие нашего ребёночка. Ему пошёл четвёртый год. Малыш молодой, но крепкий, хороший», — смеётся мастер.

В органном «доме» тесновато, вокруг множество хрупких деталей, труб, самые маленькие не толще указательного пальца. «Всех музыкантов удивляет тот факт, что в инструмент можно зайти, что в нём есть лестницы, этажи, — рассказал Тимур Халиуллин. — А в некоторых больших органах есть целые комнаты органистов со своим санузлом и каморками. Органы бывают высотой с пятиэтажный дом, огромные, просторные, с настоящими винтовыми лестницами».

Удивительно, что внутри инструмента лежат и самые обычные кирпичи. Они размещены на «лёгких» органа неспроста: их вместе с деталями инструмента привезли из Германии. Хозяйка фирмы говорила: «Наши кирпичи живут там, где живёт наш орган». Теперь они живут в Белгородской филармонии.

Музыкальный «организм» очень капризный. Он должен жить в правильных условиях, где необходимо поддерживать температуру строго 20 °С и влажность в помещении 50%.

Сегодня величественный инструмент вышел за рамки церковной музыки, и всё пространство вокруг него строится абсолютно по другим канонам. «В нашем зале нет ни одной отсылки к религиозной тематике. Есть отсылка к церковным сводам, аркам, готическому фасаду с трубами, но всё это выдержано в светском стиле. Светлые тона, синий задник органа за трубами, красные стулья — все это объединяется в цветовой гамме витражей», — рассказал органист.

Мало кто знает, что в Белгороде это не единственный орган. Первый белгородский электронный орган в три мануала установили около восьми лет назад в музыкальном колледже Института искусств и культуры в помещении факультатива органа.

Летом известный органист Тимур Халиуллин планирует провести органный концерт в большом зале колледжа. «Его звук ничуть не уступает нашему, если подключить хорошие колонки. Он электронно модифицирует звуки, и это очень интересно. Это будет первая презентация большого органа на большой сцене», — приоткрыл завесу тайны музыкант.

К слову, в этот день в Белгороде выступит первый поток органисток. Подрастающая плеяда, как назвал их Тимур Халиуллин, покажет зрителям всё, чему они научились у солиста Белгородской филармонии.

Виталина Скрипина

Фото автора

http://www.bel.ru/news/culture/2015/03/04/904629.html

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору