«Органное бельканто на волжских берегах»

Добавлено 21 марта 2013 ludmilla

Людмила Камелина (орган)

Органистка Самарской филармонии Людмила Камелина представила в Казани концертную программу «Итальянское Бельканто». Само название концерта (bel canto — «красивое пение») — сразу же дает возможность почувствовать атмосферу удивительной музыкальной Италии: родины оперного театра, страны выдающихся скрипачей и скрипичных мастеров, края, наполненного теплом средиземноморского воздуха и темпераментной жизнерадостностью. В концерте прозвучали скрипичный концерт знаменитого Антонио Вивальди в органной транскрипции, певучие, почти «ренессансные» вариации Джироламо Фрескобальди, также много музыки изобразительно-театральной, написанной в конце 19 – начале 20вв. в тот период, когда своего пика популярности в Европе достигла итальянская опера. Об «итальянском бельканто» и российской музыкальной жизни с самарской гостьей побеседовал корреспондент газеты «Музыка России».

- Два органа отличаются между собой в большей степени, чем две скрипки, или два рояля. Не существует двух идентичных инструментов, как нет и двух одинаковых залов, органисту каждый раз приходится заново приспосабливаться. Как Вы себя чувствовали в казанском зале, за казанским органом?

- Казанский зал выгодно отличается от самарского хорошей акустикой, что особенно важно для органного исполнительства. Но и самарский имеет свои достоинства – он очень уютный, хотя вмещает почти 1000 мест. К тому же этот зал стал для меня родным, в нём собирается горячо любимая мной самарская публика. Что касается органов, то оба инструмента сделаны лучшими европейскими органостроительными фирмами, сделаны очень качественно, надёжно, но при этом они совсем не похожи друг на друга. Немецкие мастера, построившие самарский орган, ориентировались на звучание барочных инструментов. А казанский орган, созданный специалистами из Голландии, - яркий пример романтического, или симфонического направления в органостроении.

- Большой период жизни Вы посвятили фортепиано, и только потом пришли в органный класс. Что, на Ваш взгляд, отличает органистов от пианистов? - Ведь не каждый пианист после удовлетворения первоначального интереса начнет серьезно заниматься органом. Ничто не случайно, возможно, какие-то качества объединяют людей, выбравших один и тот же инструмент. Какие на Ваш взгляд музыкантские либо личностные черты предрасполагают к занятиям органом?

- Мне кажется, игра на органе требует большего объёма внимания, чем, скажем, на скрипке или фортепиано. Во время исполнения органист должен не только играть – руками и ногами!, но и контролировать смену звуковых красок путём переключения регистров. В чём-то эта профессия схожа с дирижёрской: увлекаясь музыкальным процессом, нельзя забывать показывать инструментам их вступление, необходимо следить за каждой из групп оркестра.

И вообще, мне кажется, для музыканта так же важно найти свой инструмент, как для любого человека - свою тропинку в жизни.

- Вы - воспитанник Казанской консерватории, однако достаточно долгое время жили и обучались за рубежом. Это и аспирантура Высшей школы музыки во Фрайбурге, и мастер-классы ведущих европейских органистов: П. Ке, Г. Бове, Л. Ломанна, Х. Фагиуса, Х. Фогеля, Й. Лауквика, Л. Гиельми и других. В каких моментах на Вас, как на музыканта, повлияла Казань, и какая часть знаний и навыков была получена зарубежом?



- Казань в моей профессиональной жизни – это начало всех начал. Фундамент всех моих умений, знаний, опыта. Мне кажется, мои самые значительные успехи случились здесь, в родной Казани. Но нельзя забывать и о том, что «язык лучше всего осваивать среди носителей этого языка». Именно поэтому важно окунуться в европейский образ жизни, прикоснуться к многовековой органной культуре Западной Европы путём общения с выдающимися педагогами и исполнителями, через знакомство с превосходными органами, помнящими прикосновение рук Баха, Мендельсона, Моцарта… Ведь каждый из этих мастеров во время написания того или другого произведения предполагал использование в нём тембров того органа, за которым работал. К счастью, многие из этих инструментов сохранились. Одна короткая встреча с таким «старожилом» заменяет часы, проведённые за учебниками.

- Есть определенный «золотой фонд» органного репертуара, и, конечно, все органисты играют Баха, Франка, Букстехуде. Но часто бывает, что в определенные периоды жизни, или в определенных ситуациях исполнитель склоняется к тому или иному стилю, или композитору. Что Вы предпочитали играть и когда?

- Как у любого человека, состоящего на службе, у меня есть определённые обязанности, концертный план. Я составляю репертуар на предстоящий сезон уже осенью предыдущего. И не могу предсказать, какого автора мне захочется играть в тот или другой месяц. Но я знаю точно, что, стоит мне погрузиться в работу над тем или иным сочинением, я увлекаюсь и переживаю чувство влюбленности в это произведение. Даже если знаю его всю жизнь.



- Людмила Камелина не только органист-исполнитель, но и один из организаторов музыкальной жизни Самары. В городе существует несколько необычных проектов, связанных с органом. Среди них особенно заслуживает внимания цикл программ «Органные столицы мира», каждый концерт которого посвящен особенностям органной культуры определенной страны. Возможно, эту же идею поддержал и концерт в Казани - звучала только итальянская музыка. В России «органная Италия» пока не очень популярна. Что, по Вашему мнению, может привлечь слушателей именно в этом репертуаре?

- Да, Вы правы, органная культура Италии знакома нам лишь частично, по эпохе барокко. Мы с большим почтением относимся к музыке Дж. Фрескобальди, Д. Циполи, Б. Паскуини, изучаем методическую литературу, посвящённую этим авторам и выходим на сцену, основательно подкованные теоретическими знаниями. А итальянская музыка, написанная в 19-20 веках, традиционно вызывала у музыковедов снисходительное отношение: в ней нет философских размышлений, напряжённого драматического развития. Эта музыка не потрясает своей глубиной. Но, отметила в рецензии на мой концерт газета Rheinpfalz: «кто сказал, что орган не может развлечь?» В итальянской музыке конца 19-го начала 20-го веков столько мелодической красоты, остроумных тембровых красок, искренней радости! Она вызывает улыбку так же, как, к примеру, Польки Штрауса. Слушателю нужна и такая музыка, я уверена.

- Существует мнение, что детям можно с достаточно раннего возраста слушать практически любую музыку. У Вас есть серия детских концертов. В чем их особенность? Вы как-нибудь специально подбираете репертуар для детских концертов?

- Детские органные концерты в Самарской филармонии – предмет моей гордости и особой любви. Конечно, я скрупулёзно подбираю репертуар, придумываю яркое название для концерта. Но в этих программах я работаю вместе с артистами других жанров – инструменталистами, чтецами. Мы придумываем сказки об органе и разыгрываем их ко всеобщему удовольствию. Мне тоже достаются разные роли, приходится учить текст, репетировать мизансцены. Для нас воскресные утренники - всегда праздник!

- Вас в Самаре очень любят и уважают. Стал ли город для вас родным, и чем он Вас когда-то привлек?

- Этот город привлёк меня тем, что пригласил на работу в замечательную Самарскую филармонию, сохранившую традиции и уважительное отношение к артистам. Как Вы знаете, мы, органисты, живём там, где есть работа. Но родным городом для меня была и навсегда останется Казань. Там мои корни, учителя, друзья. Но Самара мне дорога тем, что поверила мне, предоставила возможность реализовать данное мне природой. Здесь мне встретились талантливые, мудрые руководители, которым я очень благодарна за данный мне карт-бланш. Что же касается города Самары как архитектурного целого, то в нём пока ещё можно встретить русский модерн, чего, к сожалению, не осталось в Казани. И здесь есть Волга с красивой набережной и чистыми обустроенными пляжами, что летом превращает Самару в уютный курортный город.

Светлана Синицына
music-gazeta.com

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору