Осетинский композитор посвятил трагедии в Беслане симфонию

Добавлено 03 сентября 2014

Филармония Республики Северная Осетия — Алания

Десять лет назад в обычной школе маленького городка произошла большая трагедия. Более 1100 человек, пришедших 1 сентября на самую обычную праздничную линейку,на два с половиной дня стали заложниками террористов.
334 человека, 186 из них – дети, погибли во время теракта в Беслане. 800 с лишним – ранены. Композитор Ацамаз Макоев посвятил тем событиям симфонию «Моя Родина – Беслан».

– Ацамаз Владимирович, наверняка эта музыка будет звучать в эти дни в республике…

– Я всегда делал так, чтобы моя симфония звучала без привязки к этой горькой траурной дате, к дням боли и скорби. Для меня, как и для моих земляков в Беслане, эти дни не ограничиваются 1-3 сентября, когда повсеместно вспоминают о трагедии, они – круглый год.

Я часто играл фрагменты симфонии просто на рояле на различных концертах. Особенно дорого для меня одно исполнение «Gravе» из второй части симфонии в Хиросиме французским пианистом Сергеем Маркаровым. Первое исполнение состоялось весной 2007-го во Владикавказе. В том же году симфония прозвучала на фестивале академической музыки имени В.И. Сафонова на Кавказских Минеральных Водах.За прошедшее время её услышали в Волгограде, Ростове-на-Дону, целиком и частями она исполнялась во многих российских городах и за рубежом.

Первыми же услышали и дали оценку моей музыке, моему звуковому ощущению этой страшной, бесчеловечной трагедии жители Беслана. Симфонический оркестр Государственной филармонии Северной Осетии под управлением народного артиста России дирижера Валерия Хлебникова в течение часа «рассказывал» о Беслане.

Страшная ария воды
– На первом исполнении симфонии во Владикавказе были и дети Беслана. Как они реагировали? Меняется ли с годами восприятие этого трагического музыкального полотна? Как за рубежом принимают? О чём спрашивают?

– Дети, пережившие эту нечеловеческую трагедию, были в тот вечер в зале. Председатель комитета «Матери Беслана» Сусанна Дудиева организовала их приезд. Были и их родители, и просто жители Беслана – мои земляки. Какая у них могла быть реакция? Слезы на глазах и воспоминания о тех страшных часах.

Одна из родительниц сказала мне, что самое страшное место в симфонии, где сопрано поёт арию о воде, о той мучительной жажде, которая сводила с ума, а им не давали ни глотка, хотя и река рядом, и дождик за стеной… Симфония – сложный жанр, непростой для восприятия, конечно, маленькие слушатели воспринимали по-детски наивно, с непосредственной чистотой, искренне: здесь громко, страшно, тихо. Уверен, с годами они услышат в этой музыке и другие темы, образы и напутствия. В разных городах и даже за границей восприятие одинаковое – это о Беслане, о страшной трагедии в школе и о том, чтобы такое никогда больше не повторилось... Но детей по-прежнему убивают и в Африке, и в Америке, и в Европе, и в нашей стране. Сколько детей гибнет сегодня в Украине, это безумие.

– Боль трагедии никуда не уйдёт, рассуждать об этом нет смысла. Чем может помочь музыка, как научить жить с этой рвущей душу раной?

– Сколько бы лет ни прошло со дня бесланской трагедии – эта рана никогда не заживёт. Бывает легче, какие-то фрагменты уходят из памяти, накладывается очередной ужас происходящего в мире, но стоит очутиться возле школы или на детском кладбище Ангелов – всё в душе начинает кровоточить. И всегда задумываешься, а всё ли было сделано, чтобы этого вообще не случилось? И я знаю, что не моя симфония спасет людей, а сами люди, которые вновь начнут читать книги, слушать музыку и воспитывать детей, хотя бы так, как воспитывали наши поколения. А еще нужно побороть взаимную ненависть – эта болезнь пострашнее рака или лихорадки Эбола.

Музыкальный мир Осетии
– Северная Осетия, можно сказать, самый музыкальный регион России, она дала стране двух главных дирижёров двух главных театров страны – Большого и Мариинского. В мире широко известны имена музыкантов родом из Осетии. В чём секрет? Особый воздух, еда, среда?

– Секрета в нашем регионе особого нет. У нас много музыкальных школ, но не больше, чем в других городах, но лишь у нас любой способный ребенок может играть со взрослым оркестром. Это ввел в жизнь великий Павел Ядых (народный артист РСФСР, советский и российский дирижёр, худрук Госфилармонии РСО-А. – Ред.) давным-давно, а мы сохранили эту традицию. У нас дети допускаются за пульт дирижировать взрослыми музыкантами, и ещё, видимо, самое главное отличие – у нас не было, нет и, надеюсь, никогда не будет межнациональных и религиозных распрей. Через филармонию проходят все процессы музыкальной культуры Осетии, здесь начинались творческие пути и Валерия Гергиева, и Тугана Сохиева. А сегодня на выходе в большой музыкальный мир три студента двух главных консерваторий страны – будущие дирижеры Тимур Зангиев, Хетаг Тедеев, Георгий Албегов. Скоро страна и мир узнают и юную Дану Муриеву, которая пока учится в музыкальном училище. Это я ещё не называю молодых талантливых пианистов, скрипачей и композиторов.

– Тем временем в самой республике продолжается затянувшийся на долгие годы ремонт филармонии…

– Власти обещают его завершить, и я им верю. По крайней мере, концертный зал откроется, по планам, совсем скоро.

Досье
Ацамаз Макоев родился в Беслане в 1957 году. Композитор, пианист, педагог, председатель Союза композиторов РСО-А (с 1996 г.), секретарь Союза композиторов РФ (с 2006 г.), худрук и директор Государственной филармонии РСО­-А, заслуженный деятель искусств РФ, РСО­-А и РИ,лауреат Госпремии им. К. Хетагурова и Национальной премии «Яблоко нартов». Один из создателей знаменитого детского музыкального конкурса «Звездочка Осетии».

Елена Евдокимова
Статья из газеты: АиФ-СК №36 03/09/2014

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору