От первого лица: Борис Андрианов

Добавлено 13 ноября 2015

Борис Андрианов (виолончель), Международный Виолончельный фестиваль «Vivacello»

Виолончелист с мировым именем, основатель и руководитель фестиваля Vivacello Борис Андрианов — о фестивале, уникальном репертуаре и необходимом музыканту волнении.

Фото: Геннадий Грачев
Об идее фестиваля

В какой-то момент мне захотелось расширить границы профессии и заняться чем-то большим. Например, делать виолончельный фестиваль: приглашать хороших виолончелистов, музицировать, придумывать самому программу, выбирать интересные площадки для концертов. Я хорошо помню этот момент: как-то осенью шел по улице — и вдруг придумалось. К тому времени у меня уже был достаточный опыт концертной деятельности, в том числе на разных фестивалях, и творческая составляющая такого предприятия мне была понятна. Мне хотелось всем рассказать, на что способна виолончель, какой это красивый инструмент.

О музыкальных редкостях

На Vivacello мы стараемся представить инструмент с разных сторон, сделать концерты в разных жанрах, не только классические, к которым все привыкли.

Например, в этом году к нам приедет виолончелист из Германии, импровизатор, композитор Штефан Браун. Его выступление — это джем-сейшн для одного человека. Легко представить себе гитариста, который виртуозно играет в любых стилях, но виолончелиста мы в таком качестве обычно не представляем, и второго такого, как Штефан, действительно не сыщешь. Мне кажется удачей представить московской публике этого музыканта.

О программе Vivacello

Всего в программе фестиваля пять концертов. На открытии в Концертном зале имени Чайковского мы будем играть дуэтные концерты для скрипки и виолончели с оркестром. В программе: Шнитке, Канчели, Вивальди, Сен-Санс — четыре века музыки, написанной для большого и маленького брата, для виолончели и скрипки. Эту музыку исполняют достаточно редко. Чаще всего играют Двойной концерт Брамса, но его мы специально не включили в программу этого вечера.

У нас будет два камерных академических концерта. Один в Малом зале консерватории, где главным героем первого отделения выступит блестящая латвийская виолончелистка Кристина Блаумане, а во втором целое созвездие музыкантов будет играть редко исполняемый октет румынского композитора Джордже Энеску. Это невероятно эффектное произведение, которое, кстати, любил исполнять Иегуди Менухин, я давно мечтал сыграть его на фестивале. Примерно так же строится второй концерт во Врубелевском зале Третьяковской галереи, где будет солировать впервые приезжающая в Москву китайская виолончелистка Джинг Джао, победительница множества конкурсов и замечательный исполнитель камерной музыки.

О новой музыке

Каждый год специально для Vivacello пишется новое произведение, а на фестивале проходит его мировая премьера. Мне кажется, главное, что мы делаем — пополняем копилку мировой виолончельной литературы. Например, в прошлом году я представлял произведение Павла Карманова, с тех пор я его играю везде, где только возможно, потому что оно эффектное, красивое и, я уверен, будет иметь большую творческую судьбу. В этом году на заключительном концерте фестиваля состоится мировая премьера Jazz Rococo Variations композитора Александра Розенблата. У Петра Ильича Чайковского есть «Вариации на тему рококо», это его главное произведение для виолончели с оркестром, а Розенблат написал на ту же тему свои вариации, только в симфоджазовом варианте — танго, буги-вуги, и все это, представьте, в исполнении оркестра «Виртуозы Москвы» и лауреатов конкурса имени П. И. Чайковского — всемирно известного Ивана Монигетти, меня и победителя последнего конкурса, восемнадцатилетнего Джонатана Роузмана. Уверен, это исполнение станет блестящим завершающим аккордом фестиваля!

О популярности виолончели

Виолончель стала сольным инструментом только в ХХ веке и с каждым десятилетием становится все популярнее. В прошлом веке для нее написано огромное количество новых произведений — больше, чем за всю историю до того. В мире таких фестивалей, как наш, я знаю с десяток, и наверняка есть еще много, которых я не знаю. В японском городе Кобе проходят концерты, в которых участвует тысяча виолончелистов. Вообразите, оркестр виолончелистов играет в огромном зале, как «Олимпийский». Как-то раз ими дирижировал Мстислав Ростропович, а в другой раз — мой профессор Давид Герингас. В Амстердаме проходит виолончельная биеннале, на которую приезжают исполнители буквально из всех стран мира. Нам, наверное, до амстердамской биеннале еще далеко, но все-таки мы стараемся внести и свою лепту в развитие и популяризацию виолончельного исполнительского искусства.

О сценическом волнении

Мне всегда, даже в детстве, было приятно выходить на сцену. Страшно, конечно, и до сих пор страшно, но все равно приятно. Волнение музыканта — это очень интересный момент. Ойстрах всю жизнь проклинал концерты и мечтал, чтобы зал сгорел. С этим волнением борешься всю жизнь. Для кого-то это меньшая проблема, для кого-то — большая, но чтобы его вовсе не было — так не бывает. Просто есть несколько сторон — есть страх, который действительно мешает, а есть творческое волнение, которое тебя, наоборот, подстегивает. Выходя на сцену, попадаешь в другое измерение, неважно, сидит перед тобой один человек или сто тысяч. Но ты остаешься один на один с произведением и пытаешься что-то всем рассказать.

О любви к экспериментам

У меня недавно вышло два диска. Один — с боснийским лютнистом Эдином Карамазовым, замечательным музыкантом, работавшим со Стингом. Мы неделю сидели на острове в Хорватии, в уединенном месте, в церкви, и писали диск. Привезли самую лучшую аппаратуру, в церкви идеальная акустика, и у нас была куча времени, в отличие от работы в студии, где время — деньги. И вот мы сидели практически как в раю и музицировали. Результат получился удивительным. Второй диск вышел с Юрием Медяником — мы записали вариант трех сонат Баха для виолончели с баяном. Там баян звучит, как орган. А с Артуром Смольяниновым мы вместе играем в спектакле «Современника» «Посвящается Ялте» по Бродскому и еще готовим проект «Реки и улицы». В нем Артур читает стихи Иосифа Александровича, а я играю музыку нашего с ним сочинения — такой вот композиторский опыт.

О русской виолончельной школе

Мне кажется, русская фортепианная школа имеет более выраженный окрас. А наша виолончельная школа — это, конечно же, школа Ростроповича. Его ученики сейчас преподают по всему миру, и ученики его учеников… Это и Наталья Николаевна Шаховская, которая была моим педагогом. Она до сих пор ученик Мстислава Леопольдовича номер один. Мы недавно отмечали ее восьмидесятилетие, но она всегда ходит в консерваторию на все экзамены и, как и раньше, держит всех своих воспитанников в черном теле. Вот пока она есть, можно сказать, что есть и русская виолончельная школа. Хотя есть и смена тоже. На последнем конкурсе Чайковского у виолончелистов был прекрасный, высочайший уровень, я не припомню такого в последние годы, чтобы все финалисты были достойны того, чтобы получить первую премию, и это очень радует. Надеюсь, и наш фестиваль Vivacello внесет свою лепту в популяризацию, как мне кажется, прекрасного инструмента.

Подготовила Ирина Осипова
Фото: Геннадий Грачев


cult.mos.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору