Пензенская филармония: между прошлым и будущим

Добавлено 09 июля 2013

Бывшая Пензенская филармония

Чтобы назначить пациенту лечение, сначала нужно поставить диагноз. А до этого – внимательно изучить историю болезни. У меня в руках – доклад заместителя Министра культуры РФ Павла Хорошилова «О концертной деятельности в области академической музыки». В этом документе, представленном на коллегии Министерства культуры в апреле этого года, впервые анализируется деятельность филармоний нашей страны, начиная с 1985 года. Чем не история болезни?

Попробуем вместе разобраться с некоторыми тезисами – тогда более четко определится не только положение российских филармоний, но и наше место в концертном пространстве страны.

Единый организм


Над всеми филармониями стоял Росконцерт – именно он планировал выступления, распределял «звезд» по стране, словом, давал «каждому по потребностям».

Да, это была жесткая разнарядка – мы привыкли ее ругать и считать пережитком, которому не место в развитом государстве, но тем не менее, она работала и обеспечивала слаженность всей системы. Планирование касалось всех сфер: начиная от утверждения директоров и заканчивая организацией гастролей по стране. Творческие коллективы катались по стране по полгода, график был распланирован на много месяцев вперед, филармония существовала как целостный организм. Под ее крышей смыкалось несколько ролей. Во-первых, она выступала как площадка для проведения концертов, во-вторых, как агент обеспечивала занятость своих артистов, в-третьих, как продюсер осуществляла постановки, в-четвертых, просвещала посетителей на лекциях-концертах. Вообще, что касается просветительства – филармония была заточена под конкретные идеологические задачи, на гармоничное развитие советского человека денег не жалели.

Монополия на концерт


Откуда же брались деньги? Дело в том, что до середины 80-х годов филармония в каждом отдельном городе была монополистом в области концертной деятельности – только она имела право продавать концерты. Убытки от классических концертов покрывались сверхприбылью с выступлений эстрадных артистов, которые собирали стадионы поклонников. Ведь раньше запись любимых песен было достать не так-то просто. Так вот, за каждой филармонией закреплялась «звезда», которая числилась в штате и получала зарплату. К примеру, к Пензенской филармонии был приписан Владимир Мигуля. Собирая многотысячную аудиторию на стадионных концертах, такие артисты получали сверхрприбыль. Себе забирали гонорар согласно концертной ставке, какие-то копейки брал стадион за аренду, 40% получало государство, а оставшаяся часть прибыли – львиная доля – доставалась филармонии. Эти деньги шли на спонсирование нерентабельных (читай – классических) коллективов: считалось, что они не могут самостоятельно зарабатывать.

Продвижение в массы


Раньше филармонии не занимались организацией выездных концертов – эта роль принадлежала учреждениям культурно-досугового типа (дворцам культуры, клубам) и профкомам. У них в планах и бюджетах стояли строки – «количество концертов профессиональных коллективов и исполнителей» и «средства на проведение лекций-концертов». Вот они – потребители профессионального филармонического продукта.Работники заводов стройными рядами шли на концерты, а коллективы филармонии выезжали в клубы, городские и районные дворцы культуры.

***

Когда рухнул Советский Союз, вместе с ним рухнула вся эта система. Первым делом из филармонии сбежал шоу-бизнес. Действительно, зачем кормить огромную структуру?.. Появились агенты, частники – и организация концертов стала очень прибыльным и чуть ли не криминальным делом.

Количество новоиспеченных звезд стало расти, как грибы после дождя: Дома культуры понаделали своих ансамблей, причем нередко – сомнительного качества, и им стало уже не до филармонических коллективов, своим бы обеспечить нужное количество концертов.

В докладе Хорошилова – плачевная статистика: за двадцать лет количество концертных организаций и самостоятельных коллективов выросло более чем в два раза: 153 в 1990 году и 318 – в 2010. Творческих работников за этот период стало больше на 80%. И тут – парадокс: число концертов упало на 56%, а слушателей стало меньше на 14,6 миллионов человек или на 54%!

На это, по мнению Хорошилова, есть две причины. Во-первых, бюджетное финансирование выделялось только на создание новых концертных организаций, коллективов и увеличение штата работников. Во-вторых, выпало одно из важнейших звеньев концертной сферы – организаторы выездных концертов филармонических коллективов. Эта функция легла на плечи филармонии – и оказалось, что никто в ней не умеет продавать свой продукт, да и он-то уже давно отстал от времени. На фоне усиливающейся конкуренции за зрительскую аудиторию с другими видами искусства качество музыкального предложения должно быть на высоте. Но многие уже морально устаревшие коллективы давно не развиваются, «сидят» на окладе и от слова «контрактная система“ начинают выть на луну.

Столкновение нескольких интересов под одной крышей – главная проблема сегодняшней филармонии. “В принятой мировой концертной практике, - пишет Хорошилов, - творческие коллективы в основном отделены от площадки (концертного зала). В деятельности российских филармоний по-прежнему перемешаны роли концертной площадки, организатора концерта этой площадке, а также агента, который продаёт собственные и гастрольные коллективы и исполнителей другим площадкам (в своей территории и за её пределами)». Филармония выступает и как заказчик, и как исполнитель в одном лице – это приводит к конфликтам между интересами творческих коллективов и деятельность залов. Какой же выход из ситуации? Какой же рецепт лечения болезни, которая свойственна всей стране?

Он – в разработке принципиально новой Концепции развития филармонической деятельности в Российской федерации. Специалисты Минкульта России считают, что проблему решит новый подход в формировании государственного задания, а именно – его разделения на два направления: создание и продвижение художественного продукта. Пока финансовые средства выделяются не на достижение определенных результатов, а на содержание работников. Так быть не должно. На дворе – рыночные условия, и мы должны им соответствовать. А без помощи государства – важнейшего субъекта филармонического рынка – обойтись практически невозможно. Трудно переоценить важность принятия на государственном уровне «Концепции развития филармонической деятельности». Надеюсь, что этот документ поможет решить базовые проблемы в нашей отрасли.

Автор: Алексей Львов-Белов

http://ibusiness.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору