Пианист Дмитрий Каприн: все серьезно

Добавлено 10 декабря 2012

Стремление к подлинности и поиск совершенной гармонии — вот что роднит фундаментальную науку и классическое искусство. И еще то, что в этих двух областях всегда есть риск оттока молодых специалистов в другие края или в иные сферы жизни.

Дмитрий Каприн выступит в Доме ученых ЦАГИ 11 декабря, начало в 19:00.
В программе произведения Моцарта, Бетховена, Мендельсона, Шопена, Шумана, Балакирева, Скрябина.

О том, что может удержать на выбран ном пути, чего не следует опасаться и что из себя представляет нынешняя молодежь, я поговорила с пианистом Дмитрием Каприным, лауреатом международных конкурсов, ассистен том профессора МГК им. П. И. Чайковского Элисо Вирсаладзе, преподавателем кафедры камерного ансамбля Московской государственной консерватории.

— Дима, скажи, пожалуйста, как получилось, что ты стал музыкантом?

— Сложно ответить. Родители мои далеки от музыки. Самые простые люди. Папа на заводе работает. Я хорошо пел в детском саду, и мне дали направление на прослушивание в музыкальную школу. Там я понравился, но я не один такой был.

— Когда ты понял, что все серьезно?

— Да я до сих пор не могу поверить, что все так серьезно!

— Но вот ты попал в Центральную музыкальную школу, жил в интернате. Там были какие-то компании, вы капустники устраивали, танцевали...

— Да, было. Техно танцевали... Но это было возрастное.

— Некоторые ребята потом дилжеями стали, звукорежиссерами, а у тебя такая огромная коллекция кассет была, ты не хотел чем-нибудь таким заняться?

— Нет, это было просто увлечение. Я сколько себя помню, всегда чем-то увлекался. Но увлечения проходят почти бесследно, а вот классическая музыка запала глубоко.

— То есть опасения некоторых родителей, что интерес к каким-то субкультурам может навредить, необоснованны? Ты своему сыну что-нибудь запрещаешь?

— Пока нет. Если нет вреда для здоровья, то можно не опасаться.

— А вкус это не может испортить?

— Но ведь это не серьезно, это всего лишь увлечения.

— А как понять, что не серьезно?

— Не знаю, наверное, с годами...

— Ты начал преподавать в высшем учебном заведении, будучи еще очень молодым человеком. Трудно было авторитет завоевывать?

— Нет, достаточно увлечь чем-то. Но было страшно проводить первое собрание учеников. Помню, я сидел в классе, писал что-то, пришел один студент и спрашивает меня: «А что, педагог не приходил еще?»

— Бывает так, что студенты настолько талантливы, что тебе нечего добавить?

— Иногда бывает, но очень редко. И я стараюсь быть очень осторожным, тут главное — не навредить. Вообще, к каждому человеку нужен свой подход. Некоторых нужно заставлять, не которых лучше не трогать. Есть такие, что их заставляй, не заставляй — все равно ходить не будут. А потом придут, сыграют вдруг все гениально...

— И тут нужно сделать серьезную мину, применить какой-то педагогический прием?

— Нет, нужно быть естественным.

— Говорят, ты неплохо регентуешь?

— Я так не считаю. Думаю, что если у меня здесь что-то получается, то это случайно. Для того чтобы действи тельно хорошо это делать, нужна профессиональная подготовка. У меня ее нет. Но я знаю точно, все это пение и дирижирование очень помогает по другому слышать то, что я играю. Это однозначно.

— Не мешает регентский опыт в работе с дирижерами, не хочется порой покритиковать?

— Бывает, но я сдерживаюсь.

— И последний вопрос: хочется приехать в Жуковский?

— Очень хочется, меня уже однажды звали выступать сюда, правда не в Дом ученых, но тот концерт по каким-то причинам не состоялся. С тех пор осталось желание приехать. Тем более у нас дача недалеко, и я знаю, как объехать любую пробку!

Анастасия Сирота, менеджер по связям с общественностью ДУЦ
Опубликовано в журнале Центрального Аэрогидродинамического Института имени профессора Жуковского "Новости ЦАГИ" №5 (95) 2012 г.

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору