Предстоящие мероприятия







Читайте на эту же тему







Пианист Люка Дебарг: «Хотел бы жить в России, но это не так просто»

Добавлено 04 сентября 2015

Денис Мацуев (фортепиано), Международный конкурс имени П. И. Чайковского, Иркутская филармония

Фото: Александр МЕДВЕДЕВ
Люка Дебарг — персона в музыкальном мире особенная. Почему? Обычного студента Парижской высшей школы музыки им. Альфреда Корто, может быть, никто бы и не заметил, если бы не его участие в самом престижном конкурсе — имени Чайковского. Там он стал любимчиком публики, видео с его выступлением набрало тысячи лайков на YouTube. Юный, талантливый, чувственный, искренний… И вот он уже в числе участников фестиваля «Звезды на Байкале». Но самый потрясающий факт из биографии 24-летнего пианиста — то, что впервые сел за рояль он в 11 лет. Это для классической музыки — нонсенс. В таком возрасте юные гении уже блистают на мировых сценах. «Комсомолка» встретилась с ним перед концертом.

Долговязый юноша, скромный до неприличия. Смотрит куда-то в пол и ждет вопросов. Выглядит по-парижски — чуть небрежно, но стильно: большие очки, чуть вьющиеся волосы, борода в стиле французского шика, совсем не классический пиджак и рубашка с расстегнутыми до середины пуговицами. А вот шарфа нет!

— Люка, первый вопрос. Денис Мацуев ввел новую традицию для участников «Звезд на Байкале» — искупаться в озере перед концертом. Вы соблюли ритуал?

— На Байкале я был, посмотрел Листвянку, но купаться не стал. Перед отъездом из Франции я приболел — есть небольшие проблемы с легкими, поэтому рисковать не стал. Хотя честно скажу — очень хотелось!

— А Вы действительно начали играть в 11 лет? Как такое возможно?

— Да, я и слушать-то музыку начал только лет с 8. Это были Моцарт и Бах. Так понравилось, что пошел в музыкальную школу. Брал уроки у одного профессора. Обычно занятия дети начинают в других странах с 6 — 7 лет — пальцы гибче. Но, как видите, нет ничего невозможного. Как говорит мой педагог Рена Шерешевская из Парижской высшей школы музыки, если ты слышишь, то можешь сыграть все.

— Как раз после конкурса Чайковского многие говорили о ваших способностях как о феномене абсолютного слуха. Не в этом ли Ваш успех?

— Да, это мой странный способ игры. Я, порой, не пользуюсь нотами, любое произведение воспроизвожу на слух. Как так получается, сам не знаю.

— Вы прекрасно исполняете русскую классику. Чувствуете связь с Россией?

— Да, это как будто живет внутри меня. С того момента, как я 4 года назад открыл для себя Мусоргского, Рахманинова, Прокофьева, Скрябина, Россия стала для меня тем местом, где навсегда осталась моя душа.

— А не было желания переехать в Россию, как, например, Жерар Депардье?

— Хотелось бы. В Париже я общаюсь с друзьями, знакомыми только на определенные темы. Мы развлекаемся, хорошо проводим время, а после — расходимся, и чаще всего уже навсегда. Здесь другие люди — искренние, настоящие.

— Каким видите себя спустя годы?

— Буду играть, стану композитором. Я и сейчас сочиняю музыку. Написал одну сонату для виолончели и одну — для скрипки.

Яна ЛИСИНА

www.irk.kp.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору