Пианистка Саида Таги-заде: «Нужно привить любовь молодежи к классической музыке»

Добавлено 20 февраля 2015

Гостья Lady. Day. Az — известная пианистка Саида Таги-заде.

— Саида, когда вы поняли, что музыка — ваше призвание?

— Я с пяти лет занимаюсь музыкой. Меня прослушал тогда директор школы имени Бюль-Бюля и сказал, что у меня есть музыкальные данные. Он посоветовал моему отцу отдать меня в музыкальную школу. Тогда родители у меня спросили, куда я хочу — в обычную школу или в же музыкальную, и я ответила — последнее. И вот с тех пор занимаюсь музыкой. С первого класса давала концерты, принимала участие в конкурсах, фестивалях и становилась лауреатом. В 16 лет впервые приняла участие в музыкальном конкурсе в Финляндии. Это был мой первый международный конкурс. Я стала лауреатом. После этого у меня появилась возможность выступить с сольным концертом в Японии. К сожалению, из-за трагедии 11 сентября его пришлось тогда отложить ровно на два года.

— А в семье у вас есть музыканты?

— У нас в семье все занимались музыкой для общего развития. У нас разделение, как в типичных азербайджанских семьях, с одной стороны — врачи, с другой — педагоги.

— Не жалеете о своем выборе, ведь занятия музыкой отнимают больше времени, чем другие профессии?

— Да, музыка отнимает много времени. Мне очень трудно, учитывая то, что у меня семья и двое детей. Приходится все совмещать, ведь хочется все успеть и поработать, и с детьми пообщаться. Для нас с супругом это очень важно. — А как вы познакомились с супругом Алексеем Милтых?

— Мы знакомы с ним со школы. Он учился на два класса старше меня. Мой супруг — виолончелист. Нас часто вдвоем отправляли выступать на концертах. Вначале мы подружились, а спустя уже семь лет после нашего знакомства поженились. Мы даже в Консерватории учились вместе. Мы знакомы 15 лет и восемь лет, как женаты.

— Не трудно двум творческим людям жить под одной крышей?


— Многие считают, что общие профессии только мешают семье, создают проблемы. Мне же кажется, что это, наоборот, хорошо. Вряд ли бы человек другой профессии понял бы мое рвение дома заниматься музыкой. Если я готовлюсь к концерту, мой супруг может выйти прогуляться с детьми или куда-то пойти, чтобы мне было спокойно. То же самое и я.

— Но все-таки согласитесь — тяжелей всего всегда женщине, а не мужчине совмещать все…

— Да, согласна. Но опять-таки я очень благодарна своему супругу. Он — необычный человек, старается всегда во всем мне помогать. Даже в готовке? (Смеется) Готовлю я сама. Он иногда хочет мне помочь. Но в основном его помощь заключается в покупке продуктов. Сложно ли выступать с супругом на одной сцене или нет? — Нам очень легко. Может быть, нам просто повезло. Мы сразу нашли общий язык. Иногда так бывает, что у нас времени не остается отрепетировать вместе, но как только выходим на сцену играем так, как будто занимались до этого. Мы чувствуем друг друга.

— А в ваших детях есть музыкальные данные?

— Нашей дочери семь лет, а сыну — три годика. Они оба с очень хорошими музыкальными данными. Это я говорю, не потому что они мои дети, просто я вижу, что у них есть слух. Дочка уже давно поет, то же самое и сын, несмотря на то, что не каждый ребенок может петь в его годы. Мне кажется в них даже больше данных, чем у нас в свое время. Дочка только-только начала заниматься игре на фортепиано. Мы видим их в совсем других специальностях. Но выбор, опять-таки, за ними.

— К чему вы сейчас стремитесь?

— Мы хотим, чтобы наша популярность возрастала, не угасала. В Азербайджане, к сожалению, не так уж популярна классическая музыка. Это меня немного расстраивает. Хотелось бы, чтобы люди больше начали ее ценить. На концерты в Баку ходят, в основном, одни и те же люди. Большую часть среди них занимает старшее поколение. Но не отрицаю благодаря анонсам концертов классической музыки в социальных сетях, молодежь тоже узнает и начинает приходить на них. Когда мы отправляемся на гастроли, то обязательно играем произведения азербайджанских композиторов. Мы пропагандируем их, потому что не каждый зарубежный зритель знаком с нашей музыкой. Им очень нравятся наши произведения. Люди часто подходят к нам после концерта и спрашивают, чья эта композиция, как достать ноты.

— В Азербайджане у вас небольшая конкуренция, нет желания уехать и жить за границей?

— Иногда хочется куда-то отправиться, остаться там навсегда. Но мы следуем пословице «где родился, там и пригодился». Мы понимаем, что и за границей у нас будут трудности. Мы хотим жить здесь, но при этом очень хотели бы часто гастролировать. Я и супруг привязаны к своим родителям, поэтому не хотим оставлять их и уезжать. Мне кажется, что главное в жизни — это семья.

— Вам довелось с супругом три раза выступать в Нью-Йорке…

— (Перебивая) Да. Это все случайно произошло. Мы выступали где-то и нам предложили выступить в Америке. И мы просто не могли отказаться от такого предложения. Я в Америке до этого была, но не в Нью-Йорке. Мы выступили в известном концертном зале на барже — он так и называется «Barge music». Наша программа, в основном, состояла из произведений азербайджанских композиторов — это была просьба организаторов. Несмотря на холодную и морозную погоду, зал был заполнен. После концерта последовало предложение выступить с концертом в Карнеги-холле. Мы обрадовались, но при этом нам было страшно. Для каждого уважающего себя музыканта — это огромная честь. Единственное, что слегка омрачило настроение, — это ужасная погода. Еще более холодная, чем на нашем первом концерте. Но все равно впечатлений было море.

И вот, уже вернувшись домой, я получаю приглашение по почте на очередное выступление в Карнеги-холле. Естественно, мы согласились. Тем более, что в этот раз концерт должен был состояться осенью. Только в этот раз мы выступали не вдвоём, а вместе, а американской певицей Андреа Аксельрод. Была подготовлена большая интересная программа в двух отделениях. Звучали произведения западноевропейских, русских и азербайджанских композиторов. Зал был заполнен до отказа. Во время подготовки к концерту я отправила Андреа по почте ноты песен Тофика Кулиева и попросила выучить одну из них на всякий случай. Я была в шоке, когда она исполнила на азербайджанском «Песню о Баку». Она неоднократно прослушивала ее в исполнении Рашида Бейбутова, чтобы уловить произношение. В нашем концерте приняла участие и известная пианистка Белла Давидович. Она практически не ходит на концерты, но узнав, что мы приезжаем из Баку, она не смогла пропустить этого. Она меня даже узнала. Когда я училась на первом курсе, она приезжала в Баку и давала мастер-класс. После концерта мы долго беседовали. После того, как мы вернулись, нас пригласили выступить в Южной Африке. Также еще, будучи в Нью-Йорке, нас пригласили вновь выступить там концертом. Один из композиторов сыграл концерт для фортепиано и виолончели. Сейчас мы ведем переговоры.

— Многие музыканты обладают своим «почерком», благодаря которому они узнаваемы. А в чем особенность вашего стиля?

— Трудно ответить на этот вопрос. Но мне говорят, что мой звук очень отличается. Иногда он мужской, когда нужно, но при этом мягкий.

— Есть у вас с супругом общее любимое произведение?


— Это произведение Астора Пьяццоллы «Le Grand Tango».

Кямаля Алиева
lady.day.az

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору