Пианисты Дебарг и Генюшас поразили зрителей на конкурсе Чайковского

Добавлено 30 июня 2015

Лукас Генюшас (фортепиано)

Фото: tchaikovskycompetition.com
Во второй день фортепианного финала конкурса Чайковского Большой зал консерватории был переполнен: заняты были даже ступени амфитеатра и дополнительные места по периметру партера, меломаны стояли и вдоль стен. Публика пришла за чудом: выступали два экстраординарных пианиста, оба ярко, но совершенно по-разному показавших себя в предыдущих турах. Один — хорошо известный московской публике Лукас Генюшас, опытный конкурсант, не раз выходивший на сцену Большого зала консерватории, показавший себя сильным, маститым профессионалом. Другой — открытие конкурса Чайковского, француз Люка Дебарг, называемый в кулуарах БЗК «сенсацией конкурса» — и за его биографию, и за проникновенное исполнение программы I тура, и за феноменальную игру во втором туре. Невероятно, но для Люки дебютом стало само выступление с оркестром.

При столь многообещающей «повестке дня» и репертуарном великолепии вечера (прозвучали Первый и Второй концерты Петра Чайковского, Второй концерт Ференца Листа и Третий концерт Сергея Рахманинова), эмоции от услышанного зашкаливали в публике.

Первым на сцену Большого зала консерватории вышел Люка Дебарг, поменявший местами заявленные в программе концерты: начал он со Второго концерта Листа, который сам композитор называл «симфоническим» (стилистика и структура этого концерта отсылают к «Симфоническим поэмам» Листа). Не столь виртуозный, как Первый концерт, этот большой одночастный цикл, состоящий из 6 разделов, ставит сложные исполнительские задачи — как в плане передачи разнообразия образов, рождающихся из монотематического материала, так и в плане построения музыкальной формы. Наибольшее впечатление в исполнении Люки произвел раздел Allegro Moderato, заполнивший зал упоительной негой виолончельного соло под обворожительный, чуткий аккомпанемент солиста. Именно кантиленные образы особенно удались пианисту и в Первом концерте Чайковского: его несколько «сырое» исполнение, тем не менее, не было лишено очарования — так проникновенно и щемяще передать интонации лирических тем Первой части мог только музыкант, глубоко чувствующий музыку Чайковского. Исполнение вызвало очень смешанные чувства: бесконечное обаяние непосредственности пианиста, его искреннее, трепетное отношение к музыке покорили публику навсегда. Тем досаднее и больнее было слышать технические недоработки и текстовые неточности в исполнении знаменитого шедевра.

Другое настроение задал Лукас Генюшас, уверенно открывший свое выступление блестящим исполнением монументального, виртуозного и богатого образами Второго концерта Чайковского, уступающего Первому лишь популярностью. Исполнительской удачей вечера можно назвать именно этот концерт: технически безупречная игра, выверенный звуковой баланс фортепиано и оркестра, объемность настроений и образов музыки Чайковского, ясность и убедительность исполнения — все это произвело, как всегда в исполнении Генюшаса, глубокое впечатление. Особенно хочется отметить пронзительную выразительность солирующих вместе с фортепиано в лирическом Andante non troppo скрипки и виолончели. Финал пианист исполнил на большом подъеме, который перешел волной в бурные аплодисменты зала.

Завершил конкурсный день легендарный Третий концерт Рахманинова, знаменитый архисложностью виртуозных каденций, великолепием фортепианной фактуры, мощной энергетикой и особой, властно-покоряющей красотой. Поставить подряд два концерта-атланта в программе финала — отважный шаг и знак большой уверенности в себе. Однако, большой конкурс — это большое испытание, и к третьей части пианист, чувствовалось, не выдержал нагрузки: будь причиной тому конкурсное напряжение или накопившаяся усталость от колоссальных физических и эмоциональных нагрузок, которые испытывают на себе все конкурсанты — концентрация пианиста начала давать сбои, и имели место крайне досадные потери текста в финале концерта. Углубленно-философское прочтение пианистом этого монументального произведения, с подчеркнуто замедленными темпами (от которых рахманиновская фактура, казалось, разворачивалась мучительно и тягуче), поставило яркую точку в конце второго дня финала. Именно точку: восклицательный знак остался за публикой в зале, особенно эмоционально приветствовавшей в этот вечер исполнителей.

Текст: Светлана Елина
www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору