Почему наши дирижеры пролетели над Парижем?

Добавлено 29 июня 2014

Марина Бауэр: "Национальность не важна, все дело в таланте"

Итак, главное состоялось: на дирижерском конкурсе им. Евгения Светланова в Париже завершился второй тур. Грядет финал. Причем, из зала Радио Франс он переместится в славный Плейель. Но, увы, наших претендентов там... и близко не будет. А вот почему - мы попытались выяснить вместе с генеральным директором конкурса Мариной Бауэр.

Напоминаем, что изначально на конкурс пришло 507 видеозаявок (рекорд для дирижерских смотров), отобрали всего 18 человек; после первого тура осталось 10. И вот итог - в финал вышли четверо самых профессиональных: Самюэль Берстин (Великобритания), Михаил Герц (Эстония), Лио Куокман (Макао) и Калле Куусава (Финляндия). Четыре ярких индивидуальности. Предполагается, что завтра у нас будет три премии и один дипломант.

Кому-то повезет на один сезон стать ассистентом маэстро Мюнг-Вунг Чунга,музыкального руководителя оркестра Радио Франс. Кстати, о нюансах этого, по сути,главного приза нам рассказала Марина Бауэр.

- Итак, будет выбран ассистент...

- Это не ассистент, его статус можно перевести как "молодой дирижер-партнер", - разъясняет г-жа Бауэр, - что это подразумевает? Ассистент, как правило, сидит на репетициях дирижера и готовит иногда главному программы. В данном же случае молодой человек реально будет играть вечерние концерты, то есть абсолютно полноценно участвовать в жизни оркестра.

- А сколь часто он встанет за пульт?

- Это решится в процессе. Но график, я думаю, уже готов. И это самый лучший подарок, потому что наш лауреат получит возможность работать с одним из лучших оркестров мира.

- Почему, как вы думаете, наши, русские участники, по сути, провалили парижский конкурс?

- Я не была бы столь категорична. Уровень, в любом случае, очень высокий. И факт, что их отобрали, сам по себе говорит о многом. Они все большие профессионалы, у каждого, безусловно, есть что сказать... Но у меня (учитывая мнение некоторых членов жюри) сложилось впечатление, что они не очень хорошо репетируют с оркестром.

- Не умеют коммуницировать?

- Они очень музыкальные, у них есть дирижерский дар, но репетиционная составляющая совсем не на должном уровне. И есть еще одна деталь. Это выбор программы. Русские участники выбирали Бетховена. Увы, интерпретация россиянином Бетховена не всегда здесь понимается правильно; или, мягче скажем, воспринимается иначе. Может, если бы они начали с русской музыки, им было бы полегче.

- Возможно еще, что иные из них не жили подолгу на Западе, не ездили по мастер-классам, не впитали школы, образа мысли, классности; возможно, есть и языковые проблемы...

- Язык - это не самое важное. Евгений Федорович Светланов вообще почти не говорил с музыкантами. Его фраза стала крылатой - "дирижер может быть немым, но не глухим". Разговаривать особо не нужно, достаточно правильно показать руками. Вероятно, жюри решило, что у них пока нет этого навыка. Но это не значит, что ребята - неталантливые музыканты.

- Я думаю, дело еще в том, - добавляет администратор конкурса Ольга Александрова, - что ребята из России привыкли сотрудничать с репертуарными театрами, где репетируют, сколько хотят, в любое время. Профсоюзов, регуляторов нет. А здесь все иначе. Три репетиции - и концерт. Ребята не привыкли, что все происходит в сжатые сроки... Поэтому они и говорят - "Ах, мы только начали работать, а нас оборвали!".

- Ну, если они решили приехать на конкурс Светланова, - резонно замечает Марина Бауэр, - у них должны быть все карты на руках. Они должны знать, на что они идут. В любом случае, это прекрасный опыт. Благодаря нашему смотру они будут дальше развиваться. И вообще тут вопрос не в россиянах или французах. Это вопрос таланта. И только его.

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору