После римских каникул

Добавлено 10 декабря 2016

Юлия Лежнёва (сопрано), Концертный зал имени Чайковского

В Концертном зале Чайковского выступит Юлия Лежнева

Ее считают одним из чудес оперного Олимпа. Стоящая в одном ряду с Чечилией Бартоли, Юлия Лежнева, обладательница колоратурного сопрано, выступит в Концертном зале им. П. И. Чайковского 14 декабря с программой «Барочная феерия». Юлия исполнит сочинения Порпоры, Генделя и Вивальди в сопровождении ансамбля барочной музыки La voce strumentale.


Как вы оцениваете свою феноменальную исполнительскую карьеру?

Юлия Лежнева: Если честно, не знаю, что сказать… О карьере я не думаю, стараюсь жить от выступления до выступления и радоваться отдыху. Мне очень повезло в том, что с самого начала в меня верили и помогали родители, педагоги. Елена Васильевна Образцова вселила уверенность, что мне нужно продолжать петь барокко и Россини. Мы впервые встретились с ней, когда мне было 15 лет. В училище я познакомилась с моим пианистом и помощником — пианистом Мишей Антоненко. На третьем курсе в училище на мастер-классе Любови Казарновской и Саймона Эстеса меня услышала американка Мэрили ван Даален. Мы подружились, и она посоветовала поехать в Кардифф и продолжить обучение в академии у тенора Денниса О Нила. Это было колоссальное решение и оказалось именно тем, о чем я мечтала на тот момент. Дальше все как-то стало естественным образом развиваться. Мне повезло и в том, что с самого начала меня заметили такие музыканты современности, как Марк Минковски и чуть позже Джованни Антонини — мои любимые дирижеры и наставники.

Недавно вы получили в Ватикане специальную награду жюри XIV Международной премии Джузеппе Шакки в области музыки. Как восприняли такую награду?

Юлия Лежнева: Я была рада впервые оказаться в Риме, прилетела — и сразу в Ватикан, а накануне я пела в опере «Сирой» Хассе в Лозанне. Очень волновалась. Меня попросили что-то спеть, мы с Мишей исполнили «Аллилуйю» Порпоры. После вручения там была очень добрая атмосфера и замечательный вечер. А затем — три незабываемых дня римских каникул. Архитектура, история, гармония, чувство блаженства! Я совершенно влюбилась в этот город и мечтаю приехать туда снова хотя бы на месяц, чтобы окунуться в атмосферу и посетить достопримечательности.

Я рыдала от счастья, когда увидела ноты — трели, украшения, апподжиатуры, встречающиеся почти в каждом такте


Вы продолжаете открывать для себя и мира редко исполняемую кантатную и оперную музыку XVII–XVIII веков. Эта музыка требует не только знания нотной грамоты, но и знания истории. Как вы знакомитесь с неизвестной музыкой?

Юлия Лежнева: Мне кажется, я человек больше интуитивный, хотя в последнее время все больше интересуюсь историей не только с точки зрения музыки, либретто, а историей происхождения народов, историей античности. Особенно интересно бывает изучать редкости. Первое такое «погружение» в манускрипт произошло в связи с мотетом Порпоры, написанным для сопрано Грациолы в Оспедалетто. Это произведение я часто исполняю в барочных концертах и записала на диск с итальянским оркестром Giardino Armonico под управлением Джованни Антонини — невероятная музыка! Я рыдала от счастья, когда увидела ноты — трели, украшения, апподжиатуры, встречающиеся почти в каждом такте. Их когда-то исполняла монашенка, и есть письма, свидетельствующие, что лондонские примадонны Генделя не шли в сравнение с певицей из Оспедалетто. Мне кажется, в исполнении этой музыки очень важно чувство радости, гармонии с собой, любви к природе, восхваления Господу, о чем повествует текст этого мотета. Недавно я записала альбом, полностью состоящий из музыки, не исполнявшейся около 250 лет. Это совершенно захватывает! Все это чрезвычайно интересно, но требует огромного труда и терпения.

Вам доводилось общаться с Чечилией Бартоли, творчество которой вдохновляло вас еще в детстве, на профессиональные темы?

Юлия Лежнева: Мы встретились впервые в Цюрихе, кода мне было 19 лет. Мне она запомнилась очень радостной. Это было каким-то чудом: мы говорили несколько часов, она много чего подсказала, особенно в плане раскрытия образа. Позже мы неоднократно встречались в Зальцбурге, где я ходила на ее выступления. А не так давно после первого отделения моего концерта в Цюрихе в дверь кто-то постучал — и вошла Чечилия! Я потеряла дар речи! Помню, что жутко волновалась, как дальше петь, но это было счастливое волнение.

В Москве вы выступите с ансамблем барочной музыки La voce strumentale под руководством Дмитрия Синьковского. Чем, на ваш взгляд, хорош этот коллектив?

Юлия Лежнева: Мы познакомились с Дмитрием в 2012 году на репетициях и записи моего диска Alleluia, куда Джованни Антонини пригласил его в качестве первого скрипача. Во время исполнения того самого мотета Порпоры, о котором я вам рассказывала, я впервые услышала невероятное мастерство, легкость, полетность, и при этом совершенно вокальную фразировку Дмитрия. Чуть позже я узнала, что Дмитрий еще и замечательный контратенор! Оркестр Дмитрия — очень дружный, гибкий, виртуозный коллектив, и мы сразу захотели выступать вместе как можно чаще.

Владимир Дудин
rg.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2017 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору