Послесловием к филармоническим концертам в Ижевске становятся кулинарные проекты

Добавлено 31 марта 2016

Удмуртская филармония, Александр Лубянцев (фортепиано), Дмитрий Маслеев (фортепиано)

Нынешний концертный сезон республиканская филармония объявила «вкусным». Сначала в городе появились афиши с сочными фруктами… Затем приглашенные звезды стали участвовать не только в концертах, но и в кулинарных мастер-классах.

Гастрономичесские секреты

Только в течение весны филармония организовала два «вкусных» мастер-класса для приглашенных артистов, в которых участвовали и сотрудники филармонии, и музыканты Ижевска.

Первый был посвящен теме пельменей, а главной гостьей на нем оказалась Нина Шацкая — исполнительница романсов, звезда телеканала «Культура», которая оказалась в Ижевске вместе с известной актрисой Ольгой Кабо (они сыграли музыкально-поэтический спектакль по поэзии Цветаевой). Оказалось, что Нина Шацкая никогда прежде не лепила пельмени своими руками, хотя, как большинство соотечественников, считает их одним из любимых блюд.

Мастер-класс известной артистке дали и шеф-повар одного из гастрономических ресторанов города, и директор филармонии Алексей Фомин — в его семье пельмени на праздничные застолья лепят тысячами, чтобы всем хватило и про запас осталось.

Лепка пельменей превратилась в настоящие дружеские посиделки с песнями, гастрольными байками, обменом артистическими кулинарными секретами. Оказалось, что злейший враг певицы перед концертом — шоколад. Он обволакивает горло на уровне связок, а когда они разогреваются во время пения, начинает стекать на них и буквально глушит голос.

«Так что могу предупредить всех начинающих певцов — если вы не хотите есть перед концертом, чтобы не испытывать ненужной тяжести, и думаете ограничиться кусочком шоколада „для энергии“, не совершайте этой ошибки», — заключила Нина Шацкая, мастерски лепя первые в своей жизни пельмешки из характерного для лесной Удмуртии фарша с добавлением мяса дикого кабана.

Блин Маслеевым не испортишь

Следующий кулинарный мастер-класс был посвящен блинам, а его почетным гостем стал пианист Дмитрий Маслеев — победитель прошлогоднего конкурса им. Чайковского.

На его первом концерте в ижевской филармонии, который оказался совсем не комом, он исполнил и редчайшие в репертуаре отечественных исполнителей произведения (такие, как соната Метнера), и сочинения, входившие в 2015 году в его конкурсную программу и принесшие ему победу — этюд Листа, пьесы Чайковского и Сен-Санса. Очевидно, что молодой пианист стал одним из триумфаторов этого богатого на фортепианные концерты года.

— Дмитрий, после вашего ижевского концерта сомнений в классе вашей игры не остается. Для многих меломанов ваша игра наверняка станет самым значимым событием концертного сезона. А ведь на конкурсе вы не были очевидным фаворитом и даже не попали в число тех, кого отметили зрители в интернет-голосовании.

— В конкурсах всегда много субъективного. Тем более такого класса, как конкурс имени Чайковского. Нужно сразу сказать, что слабых исполнителей там нет даже на первом туре — все техничны, индивидуальны. А дальше оценки жюри и зрителей часто не совпадают. На предыдущем конкурсе фаворитом публики был Александр Лубянцев. И я сам, будучи на том фестивале зрителем, болел за него. Но жюри его не пропустило в финал, не говоря уже о вручении ему наград.

— Есть ли сегодня у молодого исполнителя возможность заявить о себе, выйти на международную сцену, не участвуя в конкурсах? Или дипломы и награды конкурсов остаются единственным пропуском в мир профессиональной музыки?

— Вынужден признать, что для меня конкурс оказался единственной возможностью попасть в обойму музыкантов, к которым приковано внимание организаторов выступлений, критиков, зрителей. Хотя уверен, что путей на большую сцену больше. Возможность сольной карьеры вообще один из самых острых вопросов, встающих перед молодым музыкантом, который получает подтверждение (от педагогов ли, от членов ли жюри крупных конкурсов), что он чего-то стоит в профессии. Я наблюдал это на всех конкурсах, в которых участвовал, и не только среди пианистов, но и среди скрипачей, виолончелистов, духовиков.

Это оказывается одной из постоянных тем за кулисами: музыканты ждут, что их заметят, предложат сольные выступления. Но надо быть готовым к тому, что ты, будучи виртуозным исполнителем, получишь приглашение в оркестр, и что именно это станет делом твоей жизни. В любом случае конкурсы дают огромный опыт — конкурсные выступления учат концентрации, огромной ответственности за каждое исполнение, дают тренировку нервной системе.

Диалог с публикой

— У вас уже появилось ощущение, что вы заняли свое место в музыкальном мире, что Дмитрий Маслеев — это уже «имя»?

— Думаю, для этого должно пройти гораздо больше времени. Сейчас мне очень нравится ездить с концертами — таких гастролей, как сейчас, в прежние годы у меня не было. Я испытываю удовольствие от выступлений. Надеюсь, что публика — тоже.

— По поводу надежд на реакцию публики вы сейчас или очень дипломатично говорите, или скромничаете. Вы же видели, как зал ижевской филармонии буквально вскочил, чтобы устроить вам овацию стоя. Зрители захлебывались в эмоциях.

— Такое случается не на каждом концерте. Но это действительно сильные переживания — когда зал встает в ответ на твою игру. Я еще не привык к этому, должен признаться. У меня не так много сольных концертов. В Ижевске был третий «сольник» в туре, и я уже начал чувствовать, в чем прелесть разговора с публикой один на один. Раньше же я играл с оркестрами, и это было удовольствие другого рода — чувствовать за своей спиной несколько десятков музыкантов, которые поддерживают тебя своей игрой. Создавать музыку сообща — это огромное по силе переживание. Думаю, это подтвердят многие солисты. И еще мне бы хотелось сохранить впечатление о каждом концерте, не играть их в марафонском режиме, один за другим. Был бы рад играть 50–60 концертов в сезон.

Время тридцатилетних

— Вы можете вспомнить ваше первое глубокое потрясение от музыки?

— Когда я был маленьким, у меня не было доступа к мировой фонотеке (Интернет тогда еще только появлялся, и выложено в Сети было далеко не все). Великие произведения и великие исполнения мы находили по крупицам. И вот я услышал скерцо из Девятой симфонии Бетховена. Я помню, что был совершенно потрясен этой музыкой.

— В чьем исполнении вы слушаете ваши любимые произведения?

— В самых разных исполнениях. Иногда просто нахожу что-то на YouTube, иногда слушаю по Интернету прямые трансляции — к счастью, сейчас есть такая возможность. Очень люблю этот формат, потому что он дает ощущение, что эта музыка играется здесь и сейчас — только в сотнях или тысячах километров от того места, где ты ее слушаешь. И это не только возможность в очередной раз прослушать хрестоматийный шедевр. На таких трансляциях можно услышать исключительно редкие произведения в исполнении прекрасных молодых музыкантов.

— И в игре ваших ровесников вы находите столько же интересного и вдохновляющего, сколько в игре корифеев?

— Это вдохновение иного рода, чем соприкосновение с большим мастером, но он необходимо для ощущения времени, для представления, что может нынешнее поколение. Я каждый раз радуюсь, слыша, как интересно, ярко, глубоко играют те, кому сейчас около тридцати. Это дает уверенность, что дальше в классической музыке все будет очень интересно!

Фото: Удмуртская государственная филармония

udmpravda.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору