Поющий звук гобоя концертмейстера Табульдиной

Добавлено 03 мая 2017 muzkarta

Граф Муржа (скрипка), Алексей Балашов (гобой), Национальный симфонический оркестр Республики Башкортостан

В нынешнем сезоне Национальный симфонический оркестр Республики Башкортостан отмечает свое 25-летие. И на протяжении четверти века «Вечёрка» пристально следит за творческими судьбами музыкантов замечательного коллектива, рассказывая о дирижёрах, пианистах, скрипачах, флейтистах НСО…

А вот исполнители на таком деревянно-духовом инструменте, как, например, гобой, доныне находились в тени своих собратьев-музыкантов. А зря…

Гобой — духовой инструмент, присутствующий в любом симфоническом оркестре, но далеко не каждый знаток музыки сможет различить его в звучании tutti. Говорят, для того чтобы владеть гобоем в совершенстве, одной лишь техники мало, надо постичь тонкости этого инструмента, пробовать разные способы, возиться с ним, играть, как с ребенком, ухаживать, найти общий язык… Тайнами своей любимой профессии (и не только) с нами поделилась концертмейстер группы гобоев Национального симфонического оркестра Республики Башкортостан, заслуженная артистка Башкортостана, гобоистка Ирина Табульдина. Среди ее недавних выступлений — Концерт для двух гобоев, струнного оркестра и basso continuo ре минор Антонио Вивальди и проникновенное развёрнутое соло гобоя во второй части симфонической сюиты «Шехеразада» Римского-Корсакова на концерте-открытии Международного музыкального фестиваля, посвящённого 25-летию коллектива.

…Её отношения с Национальным симфоническим оркестром Республики Башкортостан начали складываться в 1995 году. Еще будучи студенткой третьего курса Уфимского государственного института искусств, она прослушалась на место второго гобоя. Тогда коллектив, именуемый оркестром телерадиокомпании «Шарк», из числа студентов и выпускников российских консерваторий набирал основной состав. Слушая Концерт для гобоя с оркестром До мажор Гайдна, члены комиссии даже не догадывались, что музыкальную школу в Сибае, где в те поры жила семья Табульдиных, Ирина закончила по классу фортепиано, а Оренбургское музыкальное училище (ныне — Музыкальный колледж Оренбургского государственного института искусств имени Леопольда и Мстислава Ростроповичей) как флейтистка. Играла ярко, уверенно, в стиле композиторов-классиков. И сцены абсолютно не боялась, может быть, потому, что первое сольное выступление состоялось ещё в шестом классе музыкальной школы — девочка, впервые приехав в Уфу, да ещё и на Республиканский конкурс юных композиторов Башкирии, убедительно сыграла для комиссии свои четыре пьесы для фортепиано и заняла третье место. Годы спустя придут победы на Международном музыкальном фестивале-конкурсе «Надежды. Таланты. Мастера» в болгарском Добриче, овации слушателей в Испании, Швейцарии, Таиланде…

При ее поступлении в Уфе педагоги посоветовали присмотреться к гобою и вручили инструмент ленинградской фабрики из… пластика. Так появился инструмент Судьбы и любимый педагог по специальности, заслуженный деятель искусств Республики Башкортостан, профессор Уфимского государственного института искусств Эдуард Гайфуллин.

Несколько лет спустя на старших курсах УГИИ Ирине посчастливилось заниматься и выступать на гобое известной французской фирмы Buffet. Изготовленный из чёрного африканского дерева, инструмент обладал красивым выразительным звуком. Не раз на уроках Эдуард Зюферович повторял: «Игра на духовом инструменте — это вокальное дыхание и штрихи, как на струнных смычковых инструментах». Действительно, игра на гобое требует поставленного вокального дыхания. Достигнешь этого — будет подвластен любой репертуар — оркестровый, камерный, сольный.

На пятом курсе института искусств Ирину пригласили в симфонический оркестр Башкирского государственного театра оперы и балета помощником концертмейстера Любови Садыковой. С того времени в репертуар ее вошли «бессменные хиты»: «Лебединое озеро» и «Спящая красавица» Чайковского, «Царская невеста» Римского-Корсакова…

В 2000 году, видимо, как многим студентам-пятикурсникам, Табульдиной не захотелось расставаться со студенчеством. Получив диплом об окончании УГИИ, Ирина, не задумываясь, поступила в аспирантуру, которую заканчивала в классе профессора, заслуженного деятеля искусств Республики Башкортостан Зуфара Зиятдиновича Хаматдинова. Переняв бесценный опыт от своих прекрасных учителей, посчитала, что пора передавать его другим. Начала преподавать по классу гобоя в Среднем специальном музыкальном колледже и институте искусств. И сегодня внимательно наблюдает за судьбой своих учеников: например, Людмила Михайлова давно живёт и выступает в Цюрихе, Алина Фархутдинова — в Казани, дирижёр Национального симфонического оркестра Р Б Камиль Абдуллин ныне успешно работает и как композитор кино, а с Сашей Ушаковой, помощником концертмейстера НСО, недавно сыграли Двойной концерт Вивальди.

В годы обучения в аспирантуре Ирина побывала в Москве, в творческой командировке. В легендарной «Гнесинке» познакомилась с профессором Анатолием Любимовым — известным российским гобоистом, солистом знаменитого ГАСО под управлением Евгения Светланова. Судьба свела и с профессором Иваном Федоровичем Пушечниковым, «папой русского гобоя», как его называют музыканты. Ведь у него учились многие потрясающие гобоисты, например, Алексей Огринчук, Александр Крылов, Пётр Федьков, Евгений Изотов. Кстати, Пётр несколько раз выступал в Уфе с Национальным симфоническим оркестром РБ, давал мастер-классы. По признанию Ирины, в 2012 году он помог приобрести три гобоя и английский рожок фирмы Fossatti для нашего НСО. Сам ездил в Париж и выбирал.

Интересно, что многие столичные солисты, выступая с нашим оркестром, потом заводят дружбу с музыкантами «симфонии». Например, московский гобоист Алексей Балашов, побывавший в Уфе по приглашению главного дирижера оркестра Раушана Якупова, теперь помогает в поиске редких нот, предлагает трости для гобоя. Только профессионалы-гобоисты знают, что успех концерта на восемьдесят процентов зависит от трости, одной из деталей гобоя, состоящей из двух вибрирующих пластинок, которые изготавливаются мастерами вручную. Одним из «поставщиков» тростей в Уфу стал мастер, артист симфонического оркестра Мариинского театра Георгий Романашин.

…Она уже 22 года в оркестре, 10 из них — на должности концертмейстера… Много что исполнено, много что вспоминается… Бесконечные занятия, бессонные ночи перед сольным концертом, слёзы радости после… Помнится, как однажды, после исполнения сюиты из балета «Любовь и смерть» Рустэма Сабитова, приглашённый московский дирижёр Владимир Зива за развёрнутое соло гобоя Ирине лично подарил букет роскошных цветов, а скрипач Граф Муржа, исполняя в Уфе Скрипичный концерт Брамса, потом признался, что заслушался соло первого гобоя. Это ли не есть убедительный довод для того, чтобы заниматься на таком невероятно сложном инструменте, как гобой?! И любить его…

Эльмира ИЖБОЛДИНА.
Фото Лилии ЗАГИРОВОЙ.


vechufa.ru/culture…html

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору