Праздничное закрытие

Добавлено 02 июля 2013

БКЗ Псковской филармонии, Псковская филармония

Симфонический оркестр Псковской областной филармонии еще раз показал, что находится в хорошей форме. Прошедший сезон стал одним из самых успешных (оркестр участвовал в фестивале Crescеndo, в его джазовый день, сыграв в именитой компании симфо-джаз).*

Псковскому оркестру вообще неплохо удаются смежные жанры. С собственно же классикой раньше бывали проблемы. Но, похоже, систематическое участие в серьезных проектах начинает сказываться. Ниже определенного уровня оркестр уже не опускается. И псковская публика это чувствует.

Кодекс Буранус («Псковская губерния»)


Колесо фортуны, о котором время упоминается в кантате «Кармина Бурана», катится по тем дорогам, по каким в тоталитарных обществах официально двигаться не принято

Знаменитый немецкий дирижер Вильгельм Фуртвенглер когда-то сказал: «Если это музыка, то я вообще не знаю, что такое музыка!».

Речь шла о только что написанной кантате Карла Орфа «Кармина Бурана». Похоже, это было что-то личное. Одно время Карл Орф помогал Вильгельму Фуртвенглеру, когда тот руководил Национальным театром Мангейма. Видимо, именитый дирижер не мог поверить, что возмужавший Карл Орф способен написать что-нибудь значительное или вообще хоть что-нибудь, похожее на музыку.

Филармонический – 69-й по счёту сезон – в Большом концертном зале Псковской областной филармонии завершился 20 июня 2013 года исполнением сценической кантаты для солистов, хора и симфонического оркестра «Кармина Бурана».

К симфоническому оркестру Псковской филармонии (художественный руководитель и главный дирижер Геннадий Чернов) присоединились государственный академический хор «Латвия» (художественный руководитель и главный дирижер Марис Сирмайс), академический хор Псковского колледжа искусств (руководитель Инна Суровицкая) и три солиста – Жанна Домбровская (сопрано, Мариинский театр), Владимир Мороз (баритон, Мариинский театр) и Александр Бордак (тенор).

Сегодня очевидно, что кантата Карла Орфа, написанная в середине тридцатых годов ХХ века, в какой-то степени предопределила появление музыки, далёкой от академических канонов.

У лидера группы «Мегаполис» Олега Нестерова есть роман «Юбка», для которого Нестеров выдумал альтернативную историю рождения рок-музыки – в фашистской Германии.

Так вот, отчасти самая настоящая история, если покопаться, содержит в себе немецкие корни того, что спустя несколько десятилетий назовут арт-рок, прогрессивный рок, фолк-рок… Следы орфовской «Кармины Бураны» легко обнаружить, например, в композицияхЭньи или у Dead Can Dance.

«Кармина Бурана», теперь считающаяся классикой, пробивалась к слушателям с большим трудом.

Премьера в сценическом оформлении, которой могло не быть, состоялась во Франкфурте-на-Майне 8 июня 1937 года.
Однако после неизбежного успеха кантату Орфа на несколько лет запретили.

Скорее всего, нацистских цензоров смутила неканоничность, которая шла не только от музыки, но и от слов.

Именно слова (в основном – латынь) определяют дух «Кармины Бураны».

Благодаря любознательности Карла Орфа был перекинут мост в Средневековье, в эпоху, когда жили не только твердолобые крестоносцы, но и бродячие поэты, скандалисты-школяры, дебоширы-монахи (1)…

Литературная основа кантаты Карла Орфа – 24 текста из рукописного сборника, составленного примерно 800 лет назад в одном из монастырей в предгорьях Баварских Альп.

Карл Орф выбрал то, что позволяло ему нарисовать многообразную картину мира – с трагедиями, драмами и комедиями.

Колесо фортуны, о котором время от времени упоминается в кантате, движется по очень разным дорогам. В том числе и тем дорогам, по каким в тоталитарных обществах официально двигаться не принято.

Отсюда и придирки цензоров, поиски вольнодумства.

Цензоры правильно сообразили – «Кармина Бурана» не укладывается в привычные представления.

Композитор увидел смешное в серьёзном и серьёзное в смешном.

В итоге получилось величественное произведение, в котором пародийность и стилизация перешли в какое-то новое качество, стали независимым произведением, напрямую не связанным с первоисточниками.

Сейчас это хрестоматийная классика, которой вдохновляются десятки композиторов.

Хотя людей, ничего о кантате «Кармина Бурана» не знающих, становится всё больше. Эти люди легко спутают «Кармину Бурану» с «Бурановскими бабушками».

И как им, скажите, пожалуйста, объяснить, что это не совсем не одно и то же?

Карл Орф сделал первый и самый решительный шаг – он положил на музыку то, что много веков лежало мёртвым грузом.

И здесь самое важное – что это за музыка.

Карл Орф отталкивался от «захватывающего ритма и картинности стихов, напевной и единственной в своем роде краткости латыни».

Как раз «захватывающий ритм» делает кантату «Кармина Бурана» незабываемой.

Возможно, в тридцатые годы этот ритм был для многих еще чем-то непривычным и вводил в заблуждение.

В ХХI веке тот же ритм кажется здесь единственно возможным.

Да, отчасти, «Кармина Бурана» – пародия, но высокая пародия.

Пародийная часть кантаты в псковском концерте была передана особенно ярко – благодаря Александру Бордаку во время соло тенора-альтино с мужским хором «Плач жареного лебедя» (пересмеивание погребального плача) и особенно благодаря Владимиру Морозу.

Он на небольшом пятачке разыграл несколько сцен, одна из которых – сцена в таверне (кабаке).

Владимир Мороз артистичен (о чём осведомлены не только зрители Мариинского театра, но и Королевского оперного театра Ковент-Гарден, Метрополитен-оперы, Ла Скала…).

Владимир Мороз способен менять свой голос до неузнаваемости.

Одна из кульминаций «Кармины Бураны» – кармина (песня) № 14 «Когда мы в кабаке сидим».

Музыка крутится вокруг латинского глагола bibet (пьёт).

Во время исполнения «пьяной песни» солист, войдя в роль, скинул смокинг.

По псковской филармонии на латинском языке разнеслось:

Пьёт народ мужской и женский,
городской и деревенский,
пьют глупцы и мудрецы,
пьют транжиры и скупцы,


Пьёт монахиня и шлюха,
пьёт столетняя старуха,
пьёт столетний старый дед, —
словом, пьёт весь белый свет!


Правда, после перечисления всех тех, кто не знает меры, выносится двойной приговор: 1. «Поэтому они – неимущие». 2. «Но тех, кто клевещет, они могут проклясть, и их имена в книгу праведников уже не попадут никогда».

Таким образом, приговор выносится не смертельный. Пьяницам в книгу праведников путь не заказан.

Но «Кармина Бурана» – это ещё и трагическое ожидание, любовное веселье… Музыка на всё вкусы. Светское песнопение, способное довести до религиозного экстаза.

Любовное веселье на сцене БКЗ было бы неполноценно без Жанны Домбровской (сопрано). Владимир Мороз приблизился к ней вплотную, сжал в объятиях, заглянул в глаза. Посыпались короткие латинские фразы, в переводе на русский – выходящие из берегов(«я весь разрываюсь, // я от женской любви // весь сгораю, // всё новая и новая любовь — // это невыносимо»).

Впрочем, идеальным псковское исполнение «Кармины Бураны» назвать трудно.

Звук в этот вечер, зачем-то пропущенный через микрофоны, не давал услышать по-настоящему живое выступление.

Зато Колесо Фортуны, как и предсказывали авторы, жившие в ХIII веке, вертеться не переставало.

Более того, благодаря ритму, который уловил восемьдесят лет назад Карл Орф, колесо с успехом докатилась до финала, но не остановилось, а покатилось дальше: зрители заставили участников концерта исполнить на бис хоть что-нибудь.

1. Carmina Burana , также известен как Кодекс Буранус, Codex Buranus – манускрипт, представляющий собой рукописный поэтический сборник. Название манускрипта на латыни означает «Песни Бойерна» (средневековый монастырь Beuern, ныне в Бенедиктбойерне, Бавария, где рукопись была найдена в 1803 г.). Рукопись впервые опубликована в 1847 году И. А. Шмеллером, который и дал сборнику название Carmina Burana

* Разбуженный город, pskovcenter.ru
Алексей СЕМЁНОВ

Городская среда | №24 (203) 26.06-2.07 2013

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору