Приключения звука

Добавлено 30 сентября 2014

Московский ансамбль современной музыки

В Перми завершился VIII Международный фестиваль современной музыки Sound 59

Председатель Пермского отделения Союза композиторов России Игорь Машуков производит впечатление человека очень мягкого и слегка медлительного, но внутри он — сплошная энергия. Это видно и по музыке, которую пишет Машуков, и по его делам. Зная пермскую ситуацию, невозможно не восхититься тем, что он на протяжении уже восьми лет осуществляет масштабный и абсолютно прорывной проект в очень специфической, очень сложной сфере актуальной академической музыки.

Фото: Юлия Трегуб

«Молёбка», как и вся музыка Машукова, легко ложиться на танец, поэтому художественный руководитель театра «Балет Евгения Панфилова» Сергей Райник сочинил на эту музыку монобалет и исполнил его в финале концерта. В пластике Райника, может, и не было каких-то больших балетных открытий, но, в отличии от музыки, он-то как раз танцевал абсолютно инопланетный, гротескный сюжет, который стал для звукового ряда отличным контрапунктом. Получилось ровно то, что и составляет феномен Молёбки: инопланетные фантазии наложились на нежные, проникновенные и очень родные уральские деревенские мотивы.

Фестиваль открылся концертом Большого симфонического оркестра Пермского театра оперы и балета под управлением Валерия Платонова. В программе — шесть премьер, и все пермские: четыре пермских композитора представили свои свежие сочинения.

Очень непростой был концерт. Для авторов исполняемой музыки событие было суперважное, поэтому позвали на него всех — бабушек, тётушек, друзей детства… Далеко не все из них оказались опытными меломанами и вели себя соответственно. Так, в финале исполнения симфонии Никиты Широкова «Манкурт» — супертихого, требующего полнейшего безмолвия в зале — вдруг раздался телефонный звонок, и его хозяйка, седенькая старушка в букольках, вместо того чтобы, смутившись, отключить телефон, не торопясь вытащила его из сумочки и сказала: «Алё!» Ситуация была настолько вопиющей, что даже Валерий Платонов, чьё положение дирижёра-демиурга диктует полнейшую невозмутимость, развернулся в зал, и все видели, как у него глаза полезли на лоб.

Впрочем, инцидент не сильно испортил впечатление от музыки. Судя по шести премьерам четырёх авторов, пермская музыка, может, и не столь радикальна, как, например, сочинения того же Курляндского, но очень своеобразна.

В целом пермские композиторы тяготеют к внятной образности, некоей даже литературности (недаром Никита Широков написал симфонию по мотивам романа Чингиза Айтматова «И дольше века длится день…»). Это неудивительно: многие из них имеют большой опыт работы в театре и кино.

Особенно это касается Виктора Пантуса, который некоторое время был музыкальным руководителем драматического театра. Его сочинение «Метаморфозы дня и ночи» было самым энергичным их всех исполненных, самым сюжетным и крепко сбитым. Что не отменяет экспериментальной современности звука — оказывается, это совместимо.

Крепко привязан к театру и Дмитрий Батин — два его сочинения идут на сцене Пермского театра оперы и балета, ещё одна детская опера готовится к постановке, правда, уже не в Перми. Его вокальный цикл «Осенние стихи», посвящённый памяти режиссёра Ольги Эннс, — наиболее традиционное из всех прозвучавших сочинений и наиболее меланхоличное.

Полная противоположность — музыка Александра Хубеева. Этот молодой автор в своё время прошёл Академию в Чайковском, и это чувствуется: Хубеев чрезвычайно смел в отношениях со звуками. Далеко пойдёт.

Один из важнейших и, пожалуй, самый интересный концерт фестиваля — «География звука». Это одна из традиций Sound 59: концерт из произведений руководителей Академии. Каждый год в Чайковский в этом качестве приезжают два мировых композиторских светила. Нынче это были итальянец Франческо Филидеи и француз Филипп Леру. Их музыка звучала на концерте наряду с сочинениями Машукова и Курляндского.

Исполнял произведения мэтров Московский ансамбль современной музыки (МАСМ) — он тоже является своего рода руководителем этой «музыкальной мастерской»: ведь музыка не родится, пока она лишь в голове автора, её ещё надо исполнить, и музыканты МАСМ не просто играют свежесочинённые опусы, они оттачивают их, придают им форму и тем самым тоже многому обучают «завтрашних» композиторов.

В концерте «География звука» все сочинения были прекрасны и в то же время остро современны. Но особенно неожиданным для всех стал опус Франческо Филидеи «Похороны анархиста Серантини». Сочинение было перкуссионным, что само по себе не редкость: ансамбль Марка Пекарского, например, полноценные концертные программы выстраивает из стуков и звонов. Однако на сей раз инструментов не было: все звуки издавали сами музыканты. Они щёлкали языками, мычали, свистели, щёлкали пальцами, стучали по столу, топали ногами, а также молча разевали рты и вертели головами — это тоже было частью музыки. Впечатление можно описать только не вполне формальными терминами вроде «Отпад!», и это будет недостаточно сильно.

Произведение Игоря Машукова «Молёбка» вписалось в международную парадигму блистательно. Сразу стало понятно, что в Перми живёт талантливый и своеобразный композитор, современный по внутреннему ощущению реальности, но при этом не стремящийся догнать и перегнать мировую музыкальную моду. Машуков вне моды, он тем и ценен, что его путь уникален.

Для нынешнего концерта композитор изменил аранжировку сочинения: в качестве одного из солирующих инструментов отныне используется двуручная пила. Это очень логично, если знать содержание композиции: в сочинении Машукова нет «инопланетных» мотивов, феномен Молёбки трактуется им как чисто русский, деревенский, так что пила весьма кстати. А в сочетании с прелестной юной блондинкой-перкуссионисткой, которая играла на этом инструменте, выглядело просто феерично.

Сложно переоценить значение фестиваля Sound 59 и связанной с ним Академии современной музыки в Чайковском. Эти события настолько продвигают Пермь, что она оказывается даже не в авангарде настоящего, а где-то уже в будущем. Речь ведь идёт о музыке завтрашнего дня: юные композиторы, которые ежегодно собираются в Чайковском на двухнедельный интенсивный воркшоп, через несколько лет будут определять ситуацию в академической музыке Земли.

Академия в Чайковском, соруководителями которой являются Машуков и прогрессивный московский композитор Борис Курляндский, входит в первую десятку подобных событий в мире. Молодые серьёзные композиторы из всех стран Европы стремятся туда попасть, но далеко не всем удаётся: конкурс велик. А вот пермским легче: каждый год формируется небольшая пермская группа, и выпускники прежних лет уже учатся в столичных консерваториях, а кое-кто и активно работает.

После завершения работы Академии проходит фестиваль, на который поначалу пермские меломаны смотрели искоса и с подозрением: уж больно странная музыка. Но постепенно Sound 59 набрал популярность.

На нынешнем фестивале, который прошёл 10—21 сентября, залы были полными, за исключением, правда, концерта открытия, который прошёл в Большом зале филармонии, а он для столь сложной музыки пока великоват.

Этот фестиваль — наглядное и убедительное доказательство того, что современная серьёзная музыка — это не симулякр, она абсолютно реальна, здорова, полнокровна и имеет хорошие перспективы развития. На концертах фестиваля представлены все её формы и разновидности: симфоническая, ансамблевая, сольная; инструментальная, вокальная и такая, для которой ещё даже не придумали определений.

www.newsko.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору