Предстоящие мероприятия
















Читайте на эту же тему







Проигравших не будет

Добавлено 19 июня 2015

Валерий Гергиев (дирижер), Музыкальный фестиваль «Crescendo», Владимир Спиваков (скрипка, дирижер), Михаил Плетнёв (фортепиано, дирижер), Московская академическая филармония, Денис Мацуев (фортепиано), Международный конкурс имени П. И. Чайковского, Хибла Герзмава (сопрано), Борис Березовский (фортепиано), Юрий Башмет (альт, дирижер), Александр Сладковский (дирижер)

Денис Мацуев о Конкурсе Чайковского, поколении виртуозов и магии имен

Пианист Денис Мацуев
В разгар Конкурса Чайковского вдруг обнаружилось, что энергичный «мотор» отечественной молодой музыкальной жизни, основатель и патрон международных молодежных фестивалей и проектов, победитель XI Конкурса Чайковского и член жюри нынешнего, пианист и общественный деятель Денис Мацуев отмечает 40-летие. Юбилейный концерт «Денис Мацуев собирает друзей» пройдет 23 июня во Дворце съездов в Кремле. Но темой, чрезвычайно волнующей пианиста, оказался не этот праздник, а Конкурс Чайковского, одним из продюсеров которого он, по сути, стал.

Денис Мацуев:
Исходя из опыта своего конкурса молодых пианистов в Астане, отражающего все, что потом происходит на конкурсе Чайковского, могу сказать: технический уровень взлетел на такую беспрецедентную высоту, какая не снилась не то что сорок, но даже пятнадцать-двадцать лет назад. В 12 лет сейчас играют «Мефисто-вальс» Листа или Третий концерт Прокофьева и исполняют их не как «цирковые» номера, а серьезно, вдумчиво, глубоко. И это явно не случаи «вундеркиндства», когда в 8–9 лет играют, а в 14–15 исчезают навсегда. Четко виден контур нового поколения молодых пианистов. И я думаю, следующий, XVI конкурс будет совершенно удивительным. Хотя и сейчас уже на первом туре мы видим, что средний уровень исполнителей по сравнению с XIV конкурсом значительно вырос.Начался конкурс Чайковского, его ждали четыре года. Что нового проявилось за эти годы в мире пианизма?

Это и результат работы отборочного жюри?

Денис Мацуев: И это тоже. Хотя если кто-то и не прошел отбор, это вовсе не значит, что он плохо играет. Просто в этот момент не сложилось. В отборочном жюри сидели очень разные по индивидуальности музыканты — можно сказать, «антиподы». Так и было задумано: Александр Торадзе, Барри Дуглас, Питер Донохоу, Борис Березовский, и они судили — как слышали. Но судить — это как по живому резать. Конкурсная несправедливость в том и состоит, что кто-то из очень талантливых всегда остается за бортом. Но раз уж мы играем в эту игру, надо принимать ее условия. На конкурсах все субъективно. Конечно, если только не появится второй Ван Клиберн, который вышел тогда на сцену — и всем все сразу стало ясно, и Рихтеру, и Гилельсу, и Нейгаузу, и Шостаковичу. Он играл гениально, в рахманиновской манере пения инструмента. Клиберн был учеником Розины Левиной, выпускницы Московской консерватории. И он был настолько очарователен, что просто влюбил в себя русскую публику. А это ведь происходило в разгар «холодной войны»! Я вполне допускаю, что его победа на конкурсе послужила началом угасания этой войны. И сегодня, мне кажется, Конкурс Чайковского тоже служит источником позитивных новостей из России.

Почему, думаете, несмотря на политическую атмосферу, музыканты все-таки приехали на конкурс?

Денис Мацуев: Более того, количество заявок было беспрецедентным. Здесь много причин, в том числе — хорошие условия для музыкантов, большой призовой фонд: 100 000 долларов — Гран-при, 30 000 — первая премия. Но главное — перспективы для лауреатов. Только что, например, мне позвонил Юрий Темирканов и сказал, что обязательно возьмет лауреата первой премии в тур по Японии в мае будущего года. А мой немецкий импресарио дал мне две даты: 2 и 3 ноября — для концертов наших лауреатов в Берлине. И так — каждый день: заявки на фестивали, концерты в Швейцарии, во Франции, в Германии, в Австрии.

А что случилось? Еще несколько лет и речи не шло, чтобы лауреаты Конкурса Чайковского были в мире нарасхват.

С другой стороны, конкурсы изнашивают молодых музыкантов, растрачивающих силы на бесконечные попытки где-то победить, заработать призовые деньги, они играют одни и те же программы, не развиваются вглубь.Денис Мацуев: Когда я победил на конкурсе в 1998 году, мне организовали только один концерт в Японии — а дальше я пробивался сам. Но сегодня, мне кажется, ситуация другая: классическая сцена испытывает дефицит в новых именах. Легенды заканчивают играть, уходят из жизни. Таких магических имен пианистов осталось на сцене где-то пять-семь. Например, Марта Аргерих, к которой я готов, если есть несколько свободных часов, мчаться на концерт в любую точку мира, потому что каждый ее концерт — событие. Я знаю огромное количество хороших пианистов, но могу предсказать их игру на десять ходов вперед, а Марта Аргерих, выступающая на сцене уже несколько десятилетий, поражает до сих пор. Конечно, легендой можно стать и в 20 лет, и в 16, как Женя Кисин: он сыграл с Караяном — и о нем узнал весь мир. Но это исключительные случаи. А атмосфера Конкурса Чайковского, весь этот ажиотаж, наэлектризованность как раз связаны с ожиданием: вдруг кто-то появится?

Денис Мацуев: Это нужно признать как факт, потому что другого способа заявить о себе сегодня нет. Но при современных технологиях ситуация может кардинально измениться. На международной сцене уже появились несколько имен, которых узнали не по конкурсам, а благодаря Интернету. Это сегодня уникальная возможность заявить о себе. Но Конкурс Чайковского абсолютно уникален: он устроен так, что открывает будущим победителям перспективы на ближайшие два-три года. И даже если кто-то из талантливых музыкантов не проходит в финал, он все равно выигрывает: благодаря трансляциям о наших конкурсантах узнают во всем мире. Как показал прошлый опыт, их приглашают, у них есть гастрольный концертный график. Сейчас мы с Валерием Гергиевым и Клайвом Гиллинсоном, директором Карнеги-холла, обсуждали будущее наших лауреатов. И из Вербье Мартина Энгстрёма в жюри пианистов позвали специально. Это очень правильно — приглашать в жюри крупных концертных менеджеров, продюсеров, директоров.

Даже если талантливый конкурсант не пройдет в финал — он выиграет: благодаря интернету о нем узнает весь мир
Вы тоже входите в состав жюри, но до третьего тура не планируете слушать конкурсантов. Как так?

Денис Мацуев: У меня концертный график, который расписывался еще в 2009 году. И я не могу сказать своей публике «нет» даже ради Конкурса Чайковского. Я никогда не отменяю своих концертов, если здоров. Потому что для меня концерт — главное в жизни. Это самое счастливое время дня. И если вечером есть концерт (а у меня их в этому году 232), то этот день для меня — счастье. Я буду сидеть в жюри только в финале. Но из того, что я уже слышал онлайн, понимаю, какая тяжелейшая задача будет у жюри: уровень конкурсантов высочайший. Многие из них уже имеют карьеру, это сложившиеся музыканты с именем. Но и судьи у нас — играющие музыканты и легендарные педагоги: Сергей Доренский, Дмитрий Башкиров. Они смогут принять решение. Сейчас они будут выбирать из 30 человек на первом туре, а я вспоминаю, как в 1998 году, когда я играл на Конкурсе Чайковского, я вытянул 90-й номер. У нас тогда было 120 человек на первом туре.

Вы решили судить по простой системе «да-нет». И победителей так определять будете?

Это факт, что вы уже многие годы осуществляете проекты с молодыми российскими музыкантами, проводите фестивали Crescendo, «Звезды на Байкале», Astana Piano Passion, в Анси. И лауреатами Чайковского тоже планируете заниматься?Денис Мацуев: Это я и предложил систему «да-нет»: испробованная в Астане, она ни разу не давала поводов для разногласий и скандалов. Это честная система. А что касается финала, то, скорее всего, каждый член жюри составит свой список — а потом мы все соединим. Главное, чтобы те, кто не пройдет, не расстраивались. У меня был такой опыт в жизни. В 1998 году за пять месяцев до Конкурса Чайковского я участвовал в конкурсе в Хамамацу в Японии, и меня скинули с финала, хотя до этого я шел первым номером. Я привез запись выступления своему педагогу Сергею Доренскому — Третья соната Бетховена, соната Шуберта, Седьмая соната Прокофьева — и, честно говоря, он тоже не понял, почему так случилось. Ну не понравился. И никакой трагедии из этого я не устраивал, наоборот, серьезно настроился на Конкурс Чайковского. Тогда, думаю, был самый сильный конкурс у пианистов за всю историю. Как и сейчас.

Денис Мацуев: Конечно! Если кто-то из продюсеров не сможет приехать на конкурс, я буду лично их обзванивать, чтобы они посмотрели трансляции или архив «Медичи». Я всегда любил помогать молодым, а здесь такая возможность! Думаю, ни на одном конкурсе нет таких двух заинтересованных импресарио, как Гергиев и Мацуев. Ко мне в Анси на фестиваль уже приезжал целый состав лауреатов предыдущего Конкурса Чайковского.

23 июня в Государственном Кремлевском дворце — концерт. Что за новый формат для пианиста Мацуева?

Денис Мацуев: 11 июня мне исполнилось 40 лет. И так совпало, что в этот день мы с Юрием Темиркановым выступали в Токио. Говорят, что сорок лет не отмечают, что это плохая дата. Но я все равно решил собрать друзей. А поскольку в Москве идет Конкурс Чайковского и все залы заняты, то я скромно взял Кремлевский дворец. Между прочим, я буду вторым пианистом, который играет там концерт. Первым был Ван Клиберн, который выступал там с сольной программой сразу после конкурса. Я привезу с собой команду немецких звукорежиссеров, которые сделают из Кремлевского зала Карнеги-холл по акустике. Там будет большое действо с участием Александра Сладковского, Владимира Спивакова, Юрия Башмета, Хиблы Герзмавы, Жени Миронова, Сережи Безрукова. Кстати, с Сергеем Безруковым я снялся несколько месяцев назад в фильме «Млечный путь», который выйдет под Новый год. Там я сыграл самого себя, но пока не буду раскрывать секретов. Я приглашаю на свой концерт и буду рад всем, потому что публика для меня — это главное: как ни крути, а мы играем для нее. И каждый раз, когда ты выходишь на сцену, ты должен завоевывать ее, как в первый раз. Поэтому каждый концерт для меня — это бой. Даже с самыми любимыми своими зрителями.

Денис Мацуев: Абсолютно так. Мы все — проводники любви во времени: между композитором, который музыку написал, и публикой, которая пришла слушать музыку в зал. Именно поэтому я играю ту музыку, которую люблю. И именно поэтому я так счастлив, когда играю.А Ван Клиберн считал, что публике надо передавать свою любовь.

Справка «РГ»

Денис Мацуев, народный артист РФ, всемирно известный пианист-виртуоз, исполняющий десятки сольных программ, 48 фортепианных концертов с оркестром, джаз. Солист Московской филармонии. Выступает со всеми выдающимися оркестрами и музыкантами современности, в том числе с Юрием Темиркановым, Валерием Гергиевым, Марисом Янсонсом, Михаилом Плетневым, Владимиром Федосеевым, Владимиром Спиваковым, Пааво Ярви, Куртом Мазуром и др. Руководит фестивалями Crescendo, «Звезды на Байкале», Astana Piano Passion, Международным фестивалем искусств в Анси. Сотрудничает с благотворительным фондом «Новые имена».

XV Конкурс им. Чайковского. Первый тур, фортепиано
Текст: Ирина Муравьева
«Российская газета» — Федеральный выпуск № 6703 (132)
rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору