Просто закрой глаза и слушай

Добавлено 26 декабря 2015

Чувашская филармония, Александр Митенёв (бандонеон)

Типичный петербуржец. Эмоционально сдержанный, с железным самообладанием и строгим нравов, с суровым профилем и накинутым на плечи плащом из влажных туманов. Но все это лишь снаружи. Внутри же — вечные белые ночи, цветущие музыкой самого романтичного романтика.

Александр Митенев не из тех, кто прибегает к внешним уловкам, пытаясь купить внимание публики актерским кокетством и порой дешевым шоуменством. Он из той породы исполнителей, которые не играют ни лицом, ни телом. Только пальцами, и в этом особый лоск. Аналогично ведет себя ювелир, выковывающий браслет из дорогого металла, для которого важно не то, в какой позе он сидит, а результат — сверкающая драгоценность, обнимающая хрупкую кисть очаровательной дамы. Одним словом, если хочешь по-настоящему прочувствовать специфику творчества Александра Митенева, просто закрой глаза и слушай.

Кем только не нарекали музыканта критики и журналисты. И «звездным мальчиком», и «пионером российской танго-эстрады», и «единственным бандонеонистом в России». Безусловно, с этим не поспоришь. Когда он и его бандонеон (или «бандик», как ласково называет инструмент сам маэстро) дебютировали в Чебоксарах в прошлом сезоне, мы даже не мечтали, что судьба снова подарит нам радость общения с ними. И вот, пожалуйста — 20 декабря, зал Чувашской государственной филармонии. Правда, программу на этот раз построили «с точностью до наоборот». Ненавязчивый и утонченный, словно запах дорогого парфюма, аргентинский дух «Пяти танго сенсаций» (такое поэтичное название носил предыдущий концерт) сменился серьезностью академических опусов. Да и те настолько редко встречаются в исполнительской практике, что известны далеко не каждому профессионалу, не говоря уже о любителях.

В увертюре к опере Джузеппе Сарти «Дидона и Эней», кажется, фантастическим образом совместилось несовместимое. Сочные струнные возгласы Камерного оркестра Чувашии (руководитель и дирижер — Сергей Григорьев) вступали в диалог с суховатыми клавесинными «включениями». Над этими противоречиями — экзотические бандонеоновые воркования, будто слегла небрежные, рваные, ложащиеся не плавной линией, а пунктиром. На подобных звуковых контрастах балансировали и сонаты для клавира Доменико Чимарозы, и Концерт для клавира и камерного оркестра Винченцо Манфредини с оазисом истаивающей, точно подвешенной в воздухе средней части, охваченной огненным кольцом крайних частей. Ощущения непередаваемые, и во многом благодаря неповторимому тембру бандонеона! «В 2004 году, будучи в Стокгольме, играя „на шляпу“ на улице у Королевского дворца, у одного заезжего немца увидел бандонеон. Его клавиатура примечательна тем, что она стерла грань между баяном и аккордеоном, соединив в единое целое кнопочки и клавиши», — рассказывал однажды в интервью Александр Митенев, объясняя свой интерес к этому эксклюзивному инструменту семейства гармоники, придающему любому произведению особую терпкость и остроту.

Нафилософствовавшись вдоволь, гости вечера погрузились в свою родную стихию. Концерт для бандонеона с оркестром современного аргентинского композитора и дирижера Дуилио Добрина увлек зрителей в пленительный круговорот танго. Взвинченные, колкие, пронзенные тысячами импульсов I, II и IV части, похожие на набирающий скорость локомотив, сгорали и возрождались из пепла. Все успокоилось лишь в III части, всплывающей райским островком в океане душевных терзаний. Не забыли сегодня и об императоре жанра танго Асторе Пьяццолле, в сочинениях которого смешались разум и безрассудство, кротость и темперамент, страсть и ревность, истина и обман. Неслучайно сам Александр Митенев определил танго как «спящий вулкан».

Мария Митина

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору