Предстоящие мероприятия










Москва
29 декабря 2016

Москва
с 9 января 2017 по 11 января 2017

Читайте на эту же тему




Пятьдесят — пятьдесят в пользу музыки

Добавлено 21 сентября 2015

Вадим Холоденко (фортепиано), Александр Сладковский (дирижер), Государственный симфонический оркестр Республики Татарстан, Михаил Плетнёв (фортепиано, дирижер), Владимир Овчинников (фортепиано), Денис Мацуев (фортепиано), Борис Березовский (фортепиано)

Дирижирует Александр Сладковский. Фото автора
Начался сезон, юбилейный и для Симфонического оркестра Татарстана, и для его дирижера Александра Сладковского

17 сентября открыл юбилейный, 50-й концертный сезон Государственный симфонический оркестр Татарстана. В каждом из номеров программы была своя уникальность: впервые звучало сочинение молодого татарского композитора Эльмира Низамова «Небесное движение», Скрипичный концерт Сибелиуса сыграл один из ведущих мировых виртуозов Леонидас Кавакос, а в завершение состоялось первое в Казани исполнение грандиозной Девятой симфонии Брукнера. Такой афише мог бы позавидовать любой, самый раскрученный концертный зал планеты. Как удалось сделать Татарстан одним из центров российской симфонической культуры?

— Мы не парк развлечений, наше искусство — серьезное, академическое, требующее, как это ни покажется вам странным, долгой работы в тишине, — сказал журналистам перед выходом на сцену главный дирижер коллектива Александр Сладковский. Александр Витальевич — один из наиболее активных отечественных дирижеров. Воспитанник Санкт-Петербургской консерватории, ученик легендарного лидера Санкт-Петербургской капеллы Владислава Чернушенко, он работал с лучшими оркестрами страны, включая Российский национальный. В Татарстан был приглашен пять лет назад — и эти годы стали в полном смысле временем возрождения симфонической культуры в республике.

Оркестр в Казани был создан в 1966 году по инициативе известного татарского композитора Назиба Жиганова, а дирижером, собравшим и воспитавшим коллектив, стал прославленный Натан Рахлин, киевлянин и москвич, 13 последних лет своей жизни отдавший Татарстану. Уже такой старт выделил оркестр из десятков региональных коллективов. Велики заслуги перед коллективом и другого известного дирижера — Фуата Мансурова, совмещавшего руководство казанским оркестром с работой в Большом театре России. Однако Фуат Шакирович жил в Москве, а оркестр требовал повседневной опеки…

После смерти Мансурова руководство республики обратилось к Сладковскому — и это была удача, которую теперь, с расстояния в пять лет, уже можно сравнить с выбором Рахлина. При поддержке администрации Татарстана полностью обновился инструментарий. Сейчас оркестр по штату и уровню игры принадлежит к лучшим в России, а его прошлогодний выезд в Париж на церемонию присвоения Денису Мацуеву звания Посла доброй воли ЮНЕСКО привлек к коллективу внимание многих интернациональных импресарских агентств.

Шесть крупных международных фестивалей, в том числе «Рахлинские сезоны» (мировая симфоническая музыка), «Белая сирень» (Рахманинов и его время) и другие смотры привлекают в Казань ведущих исполнителей России и других стран. Достаточно сказать, что на «Белую сирень» этого года приезжали Денис Мацуев, Борис Березовский, Вадим Холоденко, Владимир Овчинников — гордость российской фортепианной школы. А Второй концерт Рахманинова сыграл сам Михаил Плетнев — великий музыкант, в последние годы лишь в исключительных случаях садящийся публично за рояль, и естественно, только в ансамбле с теми, кому полностью доверяет.

Открывшее программу сочинение Эльмира Низамова — знак новой для Татарстана (да, пожалуй, и всей России) практики, пришедшей к нам из-за границы: коллектив заключает контракт с определенным автором, именуемым композитором-резидентом, и играет эксклюзивно для него написанные партитуры.

Александр Сладковский и автор симфонической пьесы «Небесное движение» Эльмир Низамов
-Я работал практически со всеми композиторами Татарстана, — признался Сладковский, — и кандидатура Эльмира — мой личный выбор. Он — один из самых молодых и по-настоящему подающих надежды авторов. Польза от сотрудничества будет двойная — это развивает и оркестр, и национальную композиторскую школу.

В справедливости этих слов слушатели убедились с первых же минут концерта. 10-минутное «Небесное движение» — музыка ярко современная, вместе с тем полная настоящей красоты: чистые тембры, причудливые, но гармоничные наслоения как бы из ничего возникающих голосов, перетекающих один в другой… Так, думалось, оно бы могло и закончиться — но вдруг в этом свободно дышащем звуковом пространстве появляется тревожный ритм метронома. Пульсация то набирает плотность, то отступает, но с каждой волной становится все мощнее — и лавинообразным тутти завершает композицию. На сцену выходит для поклонов смущенно улыбающийся автор — 28-летний, как мы потом узнали, воспитанник Казанской консерватории, ученик профессора Анатолия Луппова (это старейший композитор и педагог республики). Пока нигде, кроме Казани, систематически не учился, разве что проходил мастер-классы в Австрии. Можно себе представить, как развернется его дарование, если еще удастся поездить по миру, поучиться в европейских и американских центрах…

Следующим героем стал Леонидас Кавакос. Греческого скрипача смело можно числить в десятке самых востребованных гастролеров мира. Хотя автору этих строк доводилось слушать всякие его исполнения, в том числе и не очень увлеченные. Однако в Казани он, словно зажегшись энергией Сладковского, сыграл Концерт Сибелиуса с настоящим огнем и почти без брака (лишь в финале на пару тактов почему-то отстал от оркестра, но тот усилиями своего лидера быстро его «подобрал»). На бис — раздумчивая Аллеманда из Четвертой сонаты для скрипки соло Эжена Изаи, композитора начала ХХ века, развивавшего традиции Баха…

Леонидас Кавакос готовится исполнить бис
Наконец, Брукнер. Девятая — последняя симфония великого австрийского музыкального философа и созерцателя, окончить которую помешала смерть. Но даже в своем неполном виде (написаны три части из намечавшихся четырех) она поражает гигантскими масштабами. И протяженностью — больше часа, и титаническим характером музыкальных картин, словно навеянных прекрасными и грозными Альпами, которые Брукнер так любил и видел в них образ Создателя (симфония, совершенно в баховском духе, имеет посвящение «возлюбленному Богу») . Удивительно, но начальное наслоение тонов словно перекидывает арку к «Небесному движению», открывшему программу. Из музыки Брукнера действительно тянется столько нитей к творчеству более поздних симфонистов! Сладковскому удалось подчеркнуть пронзительные струнные кантилены, подобные которым затем появятся в Седьмой и других симфониях Шостаковича, уловить «прокофьевскую» танцевальность в очаровательном среднем разделе скерцо, акцентировать «рахманиновские» нотки в демонизме крайних разделов этой же части. Порой поражало, до чего это близко подходит к наэлектризованной атмосфере «Симфонических танцев», до которых еще полвека! Ну, а цельность грандиозного медленного финала, которому даже малейший намек на торопливость противопоказан, говорит о лидере оркестра как об опытном музыкальном драматурге и режиссере. Если сделать скидку на не очень четкое иногда интонирование медных духовых, исполнение можно считать близким к идеалу. Долгая овация переполненного зала, не опустевшего несмотря на большую длительность программы, была наградой коллективу и его дирижеру.

Кстати, приятная особенность Государственного Большого концертного зала имели Сайдашева — площадки рядом с оперным театром и Ратушей, в которой когда-то давал концерты сам Рахманинов. Сколько доводилось здесь бывать на концертах — всегда по бокам партера и тем более балкона стоят те, кому не хватило сидячих билетов. Администрация разрешает студентам консерватории слушать самых «дефицитных» исполнителей, и это лестное для Казани различие, скажем, с Московской консерваторией, где чопорные правила запрещают стоять во время музыки.

Дружественность чувствовалась и за кулисами: буквально весь оркестр подошел к дирижеру с поздравлениями, и каждому были найдены в ответ слова благодарности за его вклад в то, что сделали, выдержали, сдюжили.

Весь оркестр пришел поздравить дирижера
В дальнейших планах оркестра, как сказал журналистам Сладковский — казанская премьера Седьмой симфонии Малера (на здешней премьере малеровской Девятой автору этой заметки довелось побывать в апреле). А также исполнение полного цикла симфоний и инструментальных концертов Шостаковича. Некоторых — тоже впервые в республике: например, Шестой, Четырнадцатой… Конечно, выезды на гастроли. Не только на столичные площадки, но и, по традиции, заложенной Рахлиным, в районы республики, ее промышленные предприятия, даже села. Татарстан за полвека действительно стал краем симфонической музыки.

А через месяц, 19 и 20 октября, в гости к казанцам вновь приедет Денис Мацуев, и они вместе отметят 50-летие уже самого Сладковского. Прозвучит любимейшая музыка Александра Витальевича — Чайковский и Прокофьев.

Сергей Бирюков, Казань — Москва

www.trud.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору