Пьеса для Курска с оркестром

Добавлено 12 мая 2016

40 концертов в год и 16 тысяч слушателей сделали знаменитым провинциальный Русский камерный оркестр

Сергей Проскурин: Мне надо навязывать свою волю и при этом быть харизматичным. Фото: Из личного архива С. Проскурина
15 лет назад дирижер, трубач-виртуоз Сергей Проскурин после долгих заграничных стажировок вернулся на родину и создал для своих земляков не полупрофессиональный оркестр из выпускников музколледжа, а настоящий, не уступающий столичным камерный оркестр. За эти годы Русский камерный оркестр записал множество дисков, выступал в США, Германии, Австрии, Испании, Японии, работал с Александром Ведерниковым, Вениамином Коробовым, Михаилом Петуховым, Георгием Цаем. Недавно оркестр из Курска совместно с РПЦ выпустил диск с произведениями Чайковского, Моцарта, Баха. О том, зачем провинциальному городу профессиональный оркестр, дирижер Сергей Проскурин рассказал корреспонденту «РГ».

Оркестр выпустил диск совместно с РПЦ. Давно дружите с Церковью?

Сергей Проскурин: Я профессор православной семинарии, возглавляю Совет православных ученых Курска. У нас есть большие проекты с радио «Вера» и журналом «Фома». Мы выпустили диск серьезной и духовной музыки, за что я очень благодарен Владимиру Легойде, это очень важное сотрудничество для оркестра. Сейчас готовим еще один совместный проект.

Что дает вам эта дружба?

Сергей Проскурин: Духовность для музыканта очень важна. Да и вообще для любого человека. Духовность дает совершенно другие смыслы. Православие — это наша духовная база, им пронизаны наша музыка, литература, живопись. Мы никуда от этого не денемся.

Курская публика довольна тем, что у нее есть собственный оркестр?

У вас насыщенная гастрольная география, при этом оркестр успевает сделать еще множество проектов на российской сцене…

Сергей Проскурин: Наш концертный зал вмещает примерно четыреста человек, если мы подставляем стулья. И столько же остается за дверью — представляете? Мы играем около сорока концертов в год, умножьте на четыреста. Шестнадцать тысяч слушателей соприкасаются с живой музыкой. А живая музыка — это не надеть наушники и послушать в телефоне, это соприкосновение с чем-то очень важным. Оркестр очень нужен городу. И не только городу. Мы гастролируем по миру, стараемся играть на всех площадках.

Сергей Проскурин: Однажды я раскопал партитуру, написанную рукой знаменитого князя Барятинского. Отредактировал, и мы сделали мировую премьеру, пригласив всех его родственников — дворян Голицыных, Шереметевых, Криворучкиных. Так появился проект «Марьинская ассамблея». Еще один проект: «Русский камерный оркестр — детям». В этом году талантливые дети из Донецка играют с нами Пасхальные концерты в Курске, Белгороде, Воронеже и Москве.

Многие исполнители вместо серьезного исполнения предлагают публике шоу. Как вы относитесь к такому замещению?

Сергей Проскурин: Публику не обманешь. Люди способны отличить настоящее от фальшивки и почувствовать низкопробное, массовое. Другое дело, что они не готовы к более серьезному восприятию, но распознать, что это что-то серьезное и очень важное, они способны.

Но классическая музыка всегда была понятна не всем.

Вы и дирижер, и завхоз, и импресарио?Сергей Проскурин: Классическая музыка — элитная музыка, к ней нужно быть готовым. Это как язык. Если мы не знаем французского, мы не понимаем, о чем с нами говорят, можно только ловить интонации. Язык классической музыки нужно изучать, и чем раньше, тем лучше. Понимать музыку — это как учиться читать. Человек, проскочивший это образование, обделен. Но если человек еще не слушает классическую музыку, это совсем не значит, что это элитарное искусство, просто он пока не готов ее понимать. Классическую музыку без подготовки можно воспринимать на уровне радости, настроения. Но есть глубокая музыка, где приходится размышлять, сталкиваясь с какими-то глубинными проблемами, и человек должен изучать этот язык музыки, должен расти.

Сергей Проскурин: И не только. Я должен знать, у всех ли есть детский сад, в хорошую ли школу ходят дети моих музыкантов. Понимаете, взмахнуть палочкой и заставить музыкантов исполнить «легато» или «стаккато» можно, но прежде нужно что-то им дать. Дирижер — это такое дело… Мне надо навязывать свою волю и при этом быть харизматичным. Как руководитель, может, я кому-то и не нравлюсь. У меня достаточно молодые оркестранты, от 16 до 40.

И как вам современная молодежь?

Вам нравится жить в маленьком городе?

Сергей Проскурин: Очень нравится. Она талантлива, многого хочет. Если ей помогать и направлять, она будет уникальна. Ее надо вести в сторону живого мира, живого общения. Нужно, чтобы они больше читали, слушали живую музыку, ходили в лес, занимались спортом, играли в здоровые реальные игры, а не в компьютерные.

Сергей Проскурин: В больших городах жизнь по-другому устроена. Там много музеев, оркестров, театров. Маленькие города обделены этим. Например, у нас нет оперного театра. Поэтому мы стараемся приглашать больше певцов, чтобы люди услышали их. Я с глубоким уважением отношусь к людям, которые живут в провинции. Здесь человек острее ощущает проблемы, они выпуклее, а в большом городе есть возможность спрятаться, потеряться, раствориться. В провинции ты должен оставаться самим собой. Здесь человек больше посвящен самому себе, нет этой столичной гонки, есть время для размышлений.

Справка «РГ»

Сергей Проскурин — профессор по классу дирижирования и трубы Королевской академии в Копенгагене, Венской консерватории имени Людвига ван Бетховена, Государственной консерватории в Швеции. Записал более двадцати компакт-дисков. Русский камерный оркестр Курского государственного университета под руководством Проскурина сотрудничает с солистами Большого театра, оперы Ковент-Гарден, Венской оперы, Ла Скала, с солистами немецких оперных театров.

Текст: Татьяна Владыкина
rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору