Рашид Скуратов: уровень якутской филармонии достаточно неплохой

Добавлено 04 декабря 2015

Филармония Якутии

В Филармонии Якутии совсем недавно появился новый приглашенный дирижер Рашид Скуратов. В свой третий визит в Якутск и в преддверии концерта «Музыка любви» маэстро дал нам интервью.

— Как же вы попали к нам в Якутск?

— Я учился в Новосибирске и кто-то из коллег упомянул имя Натальи Базалевой, которая училась у того же педагога, что и я. Мне рассказали, что она возглавляет филармонию в Якутске, а также похвалили оркестр. Мы созвонились с Натальей и договорились о сотрудничестве. И вот в мае я приехал в Якутск впервые. Получилось так, что у меня было время. В России я провожу где-то около половины месяца — остальное время — это работа за рубежом.

— С какими коллективами в России и зарубежном вы работаете?

— Я расскажу о последнем десятилетии. С 2007 года я работаю с одним европейским концертным агентством. А до этого я работал с министерством культуры Татарстана, которое организовывало концерты. В то время я был еще и главным приглашенным дирижером Санкт-Петербургской капеллы. И с ними сложились очень хорошие отношения. Замечательный оркестр, прекрасная хоровая капелла — одна из старейших в России. Там сохранилось и здание, и императорская ложа — атмосфера просто не передаваемая. А в родной Казани, к сожалению, к моим отъездам стали относится без всякого энтузиазма. Мне казалось, что, наоборот, руководству в нашем минкульте это придется по душе — наши специалисты сотрудничают с другими коллективами, работают за границей. А вышло так, что мне начали ставить палки в колеса. Не отпускали на концерты. А однажды просто подставили. У меня был запланирован концерт в Германии, и в Казане об этом знали. И вот они неожиданно поставили правительственный концерт. Мой европейский менеджмент эту проблему решил — меня заменили. Но это было последней каплей. Я переговорил с начальством и после этого мои отношения с министерством вышли на другой уровень. Я стал более независимым, а с 2011 года вообще прекратил сотрудничество с ними. Вот такая история. И теперь в России, кроме Якутии я ни с кем не связан.

— Какие впечатления от работы с музыкантами в Якутске?

— Если говорить о моей оценке музыкантов, с которыми я работаю здесь в Якутии — могу сказать следящее. Это в основном молодые люди и еще не испорченные. У них нет той «коросты» наработанной годами, неправильно наработанной квалификационной части. Бывает так — люди работают «крупным помолом» — лишь бы в ноты. И нет тонкости, эстетики, понимания того, что ты играешь. И в России многие оркестры в этой связи очень испорчены. И менять что-то бесполезно.

Это как в футболе. Есть российские игроки и вроде кажется, что все и ничего. Но вот появляется парень из Бразилии и показывает совершенно другой уровень. И то же самое и в музыке — есть квалификация музыкантов сильных, которые попадая в коллектив, подтягивают за собой остальных.
А если вернуться к музыкантам Филармонии… Уровень достаточно неплохой. Хотя школа у всех разная. Кто то учился в Москве, а кто-то в ВШМ. Но уровень подготовки в Якутске музыкантов на уровне. Те же скрипачи удивляют всех и в Москве и в Питере. Но все же говорить о квалификации я не буду. А то прочитают и носы задерут (смеется).

Единственно, я не перестаю говорить ребятам, что вне зависимости от того, где вы играете — вы всегда должны быть готовы. И если вижу, что кто-то приходит неподготовленным на первую репетицию говорю, — «Сейчас сниму ремень!».
— Какие проблемы вы видите у Филармонии Якутии?

Во-первых, это отсутствие собственного зала. А второе — это даже не проблема, но все же… Нужно набирать большой состав. И мне хотелось пожелать руководству города, республики, хотя и так уже сделано многое, но, тем не менее, учитывая достижения…. В Якутии много крупных компаний, которые могли бы помочь в развитии. Не навсегда, а так, чтобы дать людям встать на ноги. А далее оркестр сам будет зарабатывать.

— Дирижерское искусство для вас это…?

— Эта та же форма музицированя, в которую облачены все музыканты. Разница в инструменте. А заболел я этим в 15 лет. Я увидел по телевизору Темирканова, хотя до этого я никогда не смотрел концерты. А тут досмотрел до конца и был поражен. Несмотря на черно-белое изображение и качество звука. И я стал мечтать об этом.

— На каких инструментах Вы играете сами? Может для души исполняете джаз?

— А начинал я, как скрипач, а затем даже выучился играть на баяне. Но сейчас играю только на рояле. Каждую партитуру разбираю дома. А для души играю Баха, Мендельсона, Чайковского. Джаз — нет. Я не джазмен.

— А если вспомнить какие-то знаковые события в вашей музыкальной истории.

— Интересная история вышла с концертом в Хьюстоне в 1994 году. Я опаздывал. Американское посольство допустило ошибку с визой. Не хватало одного документа из Америки. И меня уже в Шереметьево не пустили на рейс. Это была суббота, а концерт уже в понедельник. В Хьюстоне подняли шум. В газетах писали о том, как русский дирижер по вине американской стороны не может выехать. Даже губернатор штата Техас поспособствовал в этом деле. И короче, я позвонил в посольство, а это был выходной. Мне сказали, приходи в понедельник. Я постарался объяснить ситуацию, причем прибегнул и к суровому тону — поскольку ошибка была допущена ими. Меня выслушали и пошли на встречу. Я приехал в посольство — мне поставили визу и на следующий день я улетел. И прибыл в Хьюстон в понедельник утром. В день концерта. Все репетиции уже закончились. Но мне пошли на встречу и перед концертом сделали еще одну репетицию. И меня тогда поразили и музыканты и зал. И могу сказать, что, так как играют там, в России не играли и не играют до сих пор, за исключением того, что делает Валерий Гергиев.

И в этой связи могу еще добавить следующее. Раньше нам всем говорили, что в СССР лучший балет, шахматы, скрипачи. А когда я приехал на Запад, то задался вопросом — А где они эти наши лучшие скрипачи? Уровень там очень высокий.
— Какие изменения в уровне музыкальной культуры вы видите в России?

— Большую работу проводит Валерий Гергиев. Он благодаря своим связям проводит идеи развития музыкального образования. И я вижу, что много положительных изменений. Он разговаривает с губернаторами, когда приезжает со своим оркестром и открыто говорит о проблемах.

— Как вы отбираете произведения для Ваших концертов. И что будете исполнять на вашем концерте «История Любви»?

— Мне, например, говорят, есть какой то солист. И я подбираю определенную программу и подыскиваю произведения. Например, возьмем ту программу, которую мы будем исполнять 5 декабря. Концепция в том, что мы приходим в этот мир и сталкиваемся с реалиями жизни. И здесь все — и любовь в том числе. Центральное произведение это симфония № 2 Шумана. Она написана им уже на фоне его неврологического заболевания — и все это отражено в музыке. Но не напрямую, конечно, а в музыкальных оттенках. И к этому произведению я подобрал некую восходящую линию. Начинается концерт с увертюры к драме «Розамунда принцесса кипрская» Шуберта (причем сама постановка провалилась, а музыка осталась). Это музыка радостная — такой положительный флюид. Дальше идет Рихард Вагнер — музыка страдания и печали — это вступление к третьему акту оперы «Тристан и Изольда». Израненный Тристан, его страдания. Такая томная печаль. Следующий номер — это Ференц Лист «От колыбели до заката жизни». Здесь, кажется, все понятно. Дальше идет музыка Бузони. И там тоже отражена история любви карлика к прекрасной герцогине. Вот такая получилась концепция.

— Политику почти невозможно обойти стороной. Последнее время над миром опять повисла угроза радикального исламского терроризма. В Татарстане исторически много приверженцев ислама. Не боитесь радикализации? И на Западе эти темы как то подымаете?

— Когда думаешь об этом, становится страшно. Но в Татарстане все же существует политика интернационализма. Стараются соблюдать баланс. Это очень строго. Вот взять меня, например — у меня в крови татарская, башкирская, украинская кровь и даже говорят, немецкая есть. И кто я? Русский, наверное. А на Западе я обхожу эту тему стороной. Моя политика — это музыка.

Скуратов Рашид Иванович (15.03.1957 г.), дирижер, заслуженный деятель искусств Республики Татарстана (2001), обладатель третьей премии VI Всесоюзного конкурса оперно-симфонических дирижеров (1988). Окончил Новосибирскую консерваторию им. М. И. Глинки (класс профессора А. Каца). Работал с ведущими музыкантами России и зарубежья. Постоянно участвует в проектах в Европе и США.
Текст: Иван Барков
yakutia.info

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору