Предстоящие мероприятия




Нижний Новгород
17 декабря 2016

Читайте на эту же тему







Реставрация шедевра. О новом диске камерного оркестра «Солисты Нижнего Новгорода»

Добавлено 02 мая 2015 svetlanaviolino

Андрей Коломийцев (клавесин, орган), Камерный оркестр «Солисты Нижнего Новгорода»

Еще неизвестно, что сложнее играть: никому не знакомое — или всем знакомое сочинение. А если этот «старый знакомый» зовется «Временами года» Вивальди? В России вивальдиевские концерты входят в десятку сочинений, способных привести слушателя в благодушное настроение (а то и в восторг), даже если в исполнении что-то фальшиво, что-то невнятно. В этом списке «печально известных» сочинений «Времена года» соседствуют с «Полонезом» Огиньского, «Чардашем» Монти, «Хабанерой» Бизе.

Я говорю без иронии и, уж тем более, без высокомерия: с сожалением, только с сожалением. Мысль о том, что музыка и так понятна, и так любима очень часто становится основанием для исполнительской небрежности, а порой и банальной спекуляции. Исполняя «хиты» без особого внимания к тексту, музыкант лишает слушателей радости настоящего художественно открытия, художественного впечатления. Но если «Чардаш» Монти — опус эффектный, но по природе своей «декоративный» — на это и не претендует, то концерты Вивальди, будучи извлеченными из списка «хитов», способны подарить эстетическую и интеллектуальную радость, сравнимую с той, что испытываешь после встречи с картиной, вернувшейся после реставрации. Причем реставрации мастерской, виртуозной, артистичной.

Для камерного оркестра «Солисты Нижнего Новгорода» барочная музыка — родная стихия.
С тем лишь уточнением, что для коллектива путешествие по просторам барокко никогда не бывает стихийным: «маршрут» заранее распланирован, проанализирован. Эта стилистика музыкантами изучается давно. Возможность узнать новое, попробовать аутентичный барочный прием всегда ими с увлечением реализуется.

Маэстро Кристоф Майер, скрипач и дирижер, энтузиаст исторического исполнительства, сотрудничает с «Солистами» уже много лет. Один из наиболее резонансных совместных проектов — Международный фестиваль «BAROQUE & CLASSIC Нижний Новгород». Часть фестивальных концертов традиционно проходит в Усадьбе Рукавишниковых, архитектура которой не лишена итальянского влияния. В культурной топологии современного Нижнего Новгорода это место может претендовать на статус «прибежища барокко».

Закономерно, что концерт, на котором «Солистами» под руководством маэстро Майера были исполнены вивальдиевские «Времена года», состоялся именно там. Самое важное: концерт записывался «вживую». Новый компакт-диск оркестра получился настолько ярким, что, по моим ощущениям, его коммерческий успех вскоре может сравниться с успехом художественным.

Ко мне он попал месяц назад. Я намеренно выдержала паузу, чтобы количество прилагательных в рецензии пришло в некоторый баланс с другими частями речи. Хотелось не только рассказать о том, какой получилась эта интерпретация, но и предложить свою версию того, как она создавалась.

В «предыкте» важно сказать несколько слов о конверте диска, о cover-дизайне.
Главным визуальным образом стала фантазийная версия венецианской маски. Она дополнена узнаваемыми атрибутами времен года. По изяществу выполнения они напоминают ювелирные украшения. В сочетании с темным «готическим» фоном маска рождает впечатление театральной таинственности, что образует очень интересный контрапункт к музыкальной концепции диска. Дизайнер предпочел остаться неизвестным: скажу лишь, что этоBella signora из ближайшего круга «Солистов».

Самое первое впечатление от исполнения — абсолютная обдуманность, проработанность и высокая значимость каждого такта, каждой фразы. Нередко приходится слышать, как музыканты «пробалтывают» те места в сочинении, которые кажутся им неинтересными, малозначительными. В интерпретации Майера и «Солистов» все внятно и выразительно артикулируется. Уважительное отношение к партитуре, рожденной в риторической традиции, вознаграждается свежестью, яркостью красок — как будто со старой картины бережно и профессионально сняли вековой слой пыли.

Впечатление второе — ассоциации со стилистикой вивальдиевских оперных арий.
Артистический подвиг Чечилии Бартоли открыл их головокружительные красоты широкому кругу слушателей. Во «Временах года» слышим знакомые по ее вивальдиевским альбомам «стоны», бурные тираты, ликующие пассажи. А начало концерта «Лето» обладает почти речитативной выразительностью. Как мне кажется, оперные связи стали возможными благодаря подходу к работе с текстом. Для Майера нет понятия «общие формы движения»: в «Le quattro stagioni» каждое арпеджио — важный элемент образа.

Маэстро не позволяет себе и, соответственно, оркестру довольствоваться программными эффектами, которые лежат на поверхности («вот кукушка», «а вот гроза» и т. п.). Тот, кто предпочитает, не утруждаясь, просто воспользоваться мастерством композитора, никогда не доберется до Гармонии и Изобретений, о которых он говорит в названии всего опуса 8.

Что дает поистине исследовательская, а не только дирижерская, работа Кристофа Майера с партитурами?
Благодаря тому, что вивальдиевский текст интонационно осмыслен, прочувствован, для слушателя открываются новые каналы восприятия. Музыка, не теряя своей пленительной романтичной «недосказанности», приобретает точность слова и детальность, объемность зрительного образа. Мы получаем возможность воспринимать концерты Вивальди как ожившую картину. Или как театральные сцены.

Самый впечатляющий в этом отношении пример — Largo, II часть концерта «Весна». В ней гениальное в своей простоте «распределение ролей» по партиям создает почти синестетический эффект. Образно говоря, Вивальди создал лаконичную пасторальную картинку, а Майер и «Солисты» раскрыли ее в формате 3D. Скрипка соло, исполняющая проникновенную кантилену, воплощает сонные грезы пастушка («Il Capraro che dorme»). Шелестящие на pianissimo мотивы в партиях первых и вторых скрипок tutti — это шепот листвы и трав («mormorio di frondi e piante»). Даже верному пастушьему псу нашлось место в звуковом пейзаже: его «озвучивают» альты («Il Cane che grida»). Мне кажется, успех этой интерпретации обеспечивается и тем, что музыканты заметили в партитуре Вивальди режиссерские и актерские задачи.

Среди звуковых особенностей исполнения — предельно деликатное использование вибрато.
Конечно, сам по себе этот прием не стал бы показателем стильности, историчности трактовки, если бы он не был воспринят музыкантами как естественный, удобный. Почти безвибратное исполнение абсолютно убеждает. Вскоре после знакомства с диском я услышала романтизированное, «активно вибратное» исполнение Вивальди (солист — один из отечественных мэтров): возникло ощущение, что у этой музыки, пусть невольно, похитили ее обаяние.

Правда, и трактовка Майера-«Солистов» в одном моменте заставила подумать о том, что, по крайней мере, еще 15–20 секундами красоты в нем могло быть больше. Во второй части концерта «Зима» (Largo) был взят неоправданно подвижный темп — неоправданный с точки зрения кантиленной темы солирующей скрипки. Она получилась суетливой. Но если за точку отсчета принимать la pioggia — капельки итальянского зимнего дождя, принявшие облик pizzicato, — то и это объяснимо. Хотя, сравнивая значимость атмосферных осадков и душевной безмятежности, я бы предпочла второе.

Прекрасный диск — результат командной работы.
Хочется вызвать на поклоны всю «постановочную группу»: маэстро Кристофа Майера, художественного руководителя камерного оркестра Владимира Плаксина, звукорежиссера Дмитрия Сычева, исполнителя партии клавесина Андрея Коломийцева и, конечно, солиста Дмитрия Стоянова.

О последних двух участниках проекта под предполагаемым названием «Реставрация шедевра» следует сказать отдельно. Андрей, органист и клавесинист, имеет солидный опыт исторического исполнительства. Он внес в интерпретацию «Времен года» свободную, как вивальдиевские бореи и зефиры, импровизационность. Дмитрий Стоянов всегда отличался благородным отношением к музыке, что в соединении с виртуозностью и артистизмом делает его одним из самых заметных нижегородских музыкантов. Его работа над Вивальди — бесспорная творческая удача. Точная, осмысленная, вдохновенная игра солиста придала необходимый блеск отреставрированному барочному шедевру.

Bravо, maestri!

Алевтина Бояринцева
http://belcanto.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору