Роман с виолончелями

Добавлено 07 февраля 2013

Дуэт «Виолончелиссимо»

Три виолончелиста перед концертом в Запорожье: Ольга Веселина, Вадим Ларчиков (справа) и Доминик де Вильенкур из Франции // СВЕТЛАНА МИНАКОВА
Когда Киев заносило декабрьским снегом, в Москве на Международном театральном фестивале к 100-летию русского футуризма в Государственном музее Маяковского украинский музыкальный дуэт «Виолончелиссимо» представил мировую премьеру интересного произведения под названием «Связавший Время с Пространством». Композитор и один из участников ансамбля Вадим ЛАРЧИКОВ обозначил жанр своего творения в честь Велимира Хлебникова новым термином — «сверхопера». А на следующий день Вадим с коллегой по дуэту и супругой Ольгой ВЕСЕЛИНОЙ выступили в Национальном культурном центре Украины на Арбате с программой «Музыка и слово новой Украины», которой в хорошем смысле шокировали слушателей.

В новейших традициях


Два этих знаковых выступления — удачный повод для интервью с неразлучной творческой и семейной парой. Дуэт «Виолончелиссимо» существует уже 17 лет. В Европе и Америке едва ли наберется с десяток аналогичных коллективов. Особенна и музыка, которую исполняют Ольга и Вадим. Их репертуар включает десятки забытых на протяжении двух-трех веков и возрожденных «Виолончелиссимо» партитур эпох барокко и раннего классицизма. К тому же артисты активно пропагандируют авангард, написанный в XX и XXI веках, а многие современные композиторы из Евразии, Северной и Южной Америки, Австралии, зная об этом пристрастии украинского дуэта, творят специально для него.

«Виолончелиссимо» базируется в Одессе, где Ларчиков также преподает в музыкальной академии. Но застать участников дуэта дома сложно: у них постоянные гастроли, музыкальные фестивали, симпозиумы, мастер-классы. Ольга и Вадим побывали более чем в 20 странах. По сути они занимаются музыкальной дипломатией, открывая иностранцам современную украинскую культуру. И наводят мосты между авангардной музыкой и слушателями, привыкшими к классике.

Радости московских вечеров


— Расскажите о недавнем визите в Белокаменную. Как московская публика восприняла ваш концерт и премьеру сверхоперы?

Вадим: — Если говорить о программе «Музыка и слово новой Украины», то люди изначально настроились традиционно, не восприняв название концерта как обещание чего-то необычного. В украинский культурный центр приходят слушать в основном народные песни, классический репертуар. И после первой исполненной нами композиции зал откровенно «поплыл» — никто не ожидал такой шоковой терапии. Постмодернистская «Эпитафия маркизу де Саду» Сергея Зажитько, следом — не менее далекие от традиции «Забытые танцы» Людмилы Самодаевой, «Гравитация» Аллы Загайкевич... Зато к концу концерта публика была почти в экстатическом воодушевлении — большинство присутствующих такого никогда не слышали. Они восприняли как открытие и музыку, и стихи, которые читала Оля со сцены, — частично на языке оригинала, частично в переводах Юрия Андруховича, Николая Воробьева, Сергея Жадана, Оксаны Забужко, Лины Костенко.

Конечно, перед исполнением музыки я, как обычно на наших концертах, давал ключи-пояснения к произведениям для расшифровки месседжа каждого из них. Что же касается выступления в музее Маяковского, искушенной публики там собралось больше — композиторы, актеры, просто люди, увлеченные футуризмом. Кстати, хочу поблагодарить фонд «Открой Украину», предоставивший грант для осуществления нашей поездки в Москву.

— О музыке трудно рассказывать словами, и все же попробуйте. Что собой представляет ваша сверхопера, и в чем суть этого понятия?

— Мы оба давно увлечены Велимиром Хлебниковым, интереснейшим поэтом XX века. Он ввел в литературный обиход термин «сверхповесть» или «заповесть». Суть его сам автор определяет как произведение, действие которого происходит сразу в нескольких временах и плоскостях; это «повесть в кубе», в отличие от классической, с линейным сюжетом. «Стройматериал» сверхповести — множество отдельных, логически не связанных между собой прозаических и поэтических сюжетов-рассказов. Сверхповестей у Хлебникова четыре, самые значимые — «Зангези» и «Дети выдры».

Проникшись идеями Велимира, я как композитор тоже свел в единое целое музыку, стилистически резонирующую абсолютно разным эпохам, соединил западные христианские и восточные буддийские истоки, постарался воспроизвести музыкальными средствами загадочные авторские неологизмы и ассонансы — звукосочетания, которыми насыщены тексты Хлебникова. Получился специфический жанр — не опера в буквальном смысле, а музыкально-театральное действо. В нем игра на инструментах, причем не только на виолончели, но и на фортепиано и ударных, соединена с декламацией поэзии и прозы футуриста. В спектакле задействован и «беззвучный хор зрителей».

Словом, премьера оказалась удачной. Критики даже назвали ее кульминацией 12-дневного фестиваля — при том, что программа включала спектакли таких именитых коллективов, как московские «Эрмитаж» и Театр им. Маяковского. Надеемся, что публика в Украине также услышит и увидит сверхоперу. Мы собирались показать «Связавшего Время с Пространством» в Киеве, но спектакль пришлось отменить из-за транспортного коллапса в связи со снегопадом. Тем не менее сверхопера обязательно прозвучит — в Киеве, Одессе, Харькове либо Запорожье.

— Где такую специфическую музыку воспринимают лучше всего?

— Трудно определить какой-то город как самый приветливый к авангарду. Много понимающих слушателей и арт-менеджеров и в Украине, и в России. Чтобы воспринять язык современного искусства, иметь музыкальное образование необязательно, но важна общая культура слушателя, достаточный общеэстетический бэкграунд. Очень теплые контакты возникли у нас во время неоднократных поездок в Швецию. Буквально перед визитом в Москву состоялся еще один примечательный тур дуэта — в Германию. В рамках тура мы выступили с концертом во Фрайбурге, который считают неофициальной столицей этой страны в области современной музыки и современного искусства в целом. В этом городе всего 230 тыс. жителей, но при этом здесь есть симфонический оркестр и хор современной музыки, пять ансамблей современной музыки, студия экспериментальной электронной музыки, проходит масса артсобытий нестандартного формата. Мы представляли новое искусство соотечественников — так же, как и в Москве, и музыкальное, и литературное. К сожалению, не владеем немецким языком настолько хорошо, чтобы читать вслух стихи и прозу, но организаторы позаботились о том, чтобы в стенах арт-клуба Artjamming прозвучали Андрухович, Забужко, Жадан в переводах. Стихи Жадана произвели фурор.

Икона на инструменте


— Как сложился ваш дуэт? Личные симпатии переросли в творческий союз или наоборот?

Ольга: — Я родилась и выросла в Запорожье, там окончила музыкальную школу и музучилище. Потом поступила в Одесскую консерваторию (сейчас — музакадемия) и первые три курса занималась у Вадима, который, незадолго до того окончив этот же вуз как виолончелист и композитор, преподавал на кафедре струнных инструментов. Постепенно между нами сложились романтические отношения (улыбается). Дуэт «Виолончелиссимо» стал их естественным продолжением. Обнаружив, как много интересной музыки для виолончельного дуэта, мы попробовали играть вместе.

Предстоял концерт, и Вадим написал композицию специально для нас. После этого новая музыка для двух виолончелей буквально посыпалась отовсюду. Это так увлекло! Мы играем не только авангард — произведение может быть создано в любую эпоху, главное, чтобы оно привлекало в музыкальном смысле. Если же говорить о современности, для нас пишут композиторы не только украинские, но из других стран Восточной Европы, а также Германии, Великобритании, Франции, США... «Виолончелиссимо» знают даже авторы из Чили, Австралии и Новой Зеландии и создают для него новые опусы. Сейчас в нашей коллекции более 70 написанных для дуэта сочинений.

— Оля, вы еще и работаете над кандидатской по теории музыки. Остается ли время на что-нибудь, кроме профессиональных занятий?

— Времени практически нет. Другие люди отдыхают от работы в путешествиях, ну а мы сочетаем то и другое. Диссертацию я уже заканчиваю, остался последний рывок — сдать финальный кандминимум и защититься. Вообще мы оба с Вадимом пишем диссертации на одной кафедре — теории музыки Национальной музыкальной академии им. Чайковского в Киеве. За этой работой участие в других проектах, например в ансамбле современной музыки «Фрески», существующем многие годы параллельно с виолончельным дуэтом, временно отошло на второй план. К тому же у нас четырехлетняя дочка Лиза.

—Дети музыкантов, буквально вырастая на сцене, часто выбирают профессию родителей. Дочь пойдет по вашим стопам?

— Лиза здорово поет, занимается в театральной студии, хорошо танцует. Пока что ей хочется заниматься всем, а дальше будет видно, какой талант возьмет верх. Ни на что не ориентируем — пусть выбирает сама. Но маленькая виолончель ее уже ждет — если захочет заниматься, мы поможем.

—Разве есть виолончели специально для детей?

— Инструменты отличаются по размеру. Музыканты так и называют их между собой: «восьмушка», «четвертушка», «половинка», «три четверти». Наконец «целая» виолончель — та, которую обычно видят на концертах. Инструмент «растет» вместе с ребенком. Для взрослого виолончелиста, как и для любого музыканта, его инструмент — важнейший партнер. С хорошим инструментом ты составляешь одно целое, воспринимаешь его как одушевленное существо.

—Что особенного в инструментах, на которых играете вы сами?

Вадим: — Виолончель, доставшуюся мне «по наследству» от педагога Александра Семеновича Налбандова, сделал немецкий мастер в середине XIX века. Более конкретно определить ее возраст и имя автора экспертам не удалось. Инструмент великолепного качества, я играю на нем с 18 лет, он для меня родной. Можно сказать, это инструмент моей жизни. Ни о какой замене даже не помышляю. Инструменту нельзя изменять, он имеет свою душу и обижается, если его предают, — перестает звучать. Это не художественный вымысел, а наблюдение многих музыкантов. Инструмент заключает в себе и душу дерева, из которого сделан, и душу мастера. Поэтому требует уважительного отношения.

Ольга: — У меня инструмент современный. Его сотворил в 1997 году по моему заказу прекрасный мастер из Симферополя Николай Федорович Клемпарский, высококлассный специалист и глубоко верующий человек. К сожалению, прошлым летом он ушел из жизни. Чтобы на концертах я ощущала незримую поддержку, мастер написал на нижней деке виолончели православную икону — копию Толгской Божьей Матери (это единственный известный нам случай помещения православной иконы на музыкальном инструменте). Лики и длани Богоматери и Младенца выписаны краской, сделанной на основе измельченного метеоритного осколка, который Николай Федорович нашел в Крымских горах.

Из Монголии — с любовью


— Вы работаете еще и как культуртрегеры, и арт-менеджеры. В прошлом году слушателям в семи украинских городах запомнились два совместных тура «Виолончелиссимо» со знаменитым французским виолончелистом кавалером Ордена Почетного Легиона Домиником де Вильенкуром. А задолго до того вы организовали в Запорожье фестивали «Барокко и авангард» и Musica Humana, ставшие прорывом в культурной жизни города. Например, слушателей поразило аутентичное горловое пение уникального ансамбля из Монголии.

Вадим: — Надеемся привлечь меценатов и возродить фестиваль «Барокко и авангард». А от упомянутого коллектива мы сами в восторге. Его удалось привезти в Запорожье благодаря нашему знакомству на международном фестивале современной музыки в Монголии.

— В Монголии проводят аналогичные фестивали? Вот уж не подумала бы!

— Мы выступали там в 1998 году, на первом таком фестивале. Не знаю, какая там жизнь сейчас, но тогда было ощущение, что в государстве многое осталось неизменным со времен Чингисхана. Тем не менее фестиваль современной музыки в Монголии проходит каждый год. Его президент, профессор Бернхард Вульф из Германии, устраивает международные фестивали в разных странах, в том числе «Два дня и две ночи новой музыки» в Одессе.

Конечно, в Монголии все проходит не так, как в Европе. Событие потрясло нас экзотикой: три дня участники находились в Улан-Баторе, остальные четыре дня — в базовом лагере в 700 км от города, прямо в пустыне Гоби. Одна дюна — это зрительный зал, склон второй дюны — сцена. Слушать концерты могли все желающие, кто добирался до места события. Для монгольских студентов это было неслыханное открытие, поскольку для них устраивали мастер-классы представители мировой музыкальной элиты. Жили все в настоящих герах — жилищах, которое у нас называют юртами.

Мы познакомились с несколькими аутентичными монгольскими коллективами, потом пригласили их выступить в Украине. Сейчас музыка и пение этого жанра становятся все более известными в Европе. Артистический директор того фестиваля, она же уникальная исполнительница древнего фольклора, Самнамдамба Бадамхорол переехала в Германию, преподает на факультете фольклористики в Цюрихе. Во время недавней поездки мы виделись с ней, обнялись как добрые знакомые.

Справка «2000»

Дуэт «Виолончелиссимо» создан в 1995 году в Одессе. Своей миссией его участники считают возрождение забытых или редко исполняемых произведений мастеров прошлых эпох, прежде всего композиторов барокко и классицизма; исполнение авангардной музыки и расширение современного репертуара для виолончельного дуэта. Коллектив — лауреат двух международных конкурсов камерных ансамблей в Италии, участник более 100 международных музыкальных фестивалей. По отдельности участники дуэта получили множество премий и наград. Послушать записи «Виолончелиссимо», посмотреть информацию о его выступлениях можно на странице в соцсети www.facebook.com/DuoVioloncellissimo.

Ольга БОГЛЕВСКАЯ
Данная статья вышла в выпуске №5 (640) 1 – 7 февраля 2013 г.

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору