Россия готовится к самому честному конкурсу с самой большой премией

Добавлено 27 августа 2014

Александр Лубянцев (фортепиано)

Минкультуры не жалеет денег на XV Конкурс Чайковского, который должен стать «главным культурным событием 2015 года»

Открылся прием заявок на участие в XV Международном конкурсе имени Чайковского, сообщил «Известиям» Алексей Левченко, пресс-секретарь вице-премьера правительства Ольги Голодец. У претендентов есть время до 1 февраля следующего года, чтобы подготовить и отправить в Москву пакет из 11 документов. Сам конкурс пройдет с 15 июня по 3 июля.

Новые правила состязания опубликованы совсем недавно, поэтому большинство потенциальных участников еще изучают требования и оценивают свои силы. О желании вступить в борьбу за Гран-при «Известиям» рассказал один из самых интересных российских пианистов молодого поколения Александр Лубянцев. Для него будущий конкурс станет уже третьим: в 2007 году Лубянцеву досталась третья премия, а в 2011-м он не прошел в финал, зато стал обладателем альтернативного приза музыкальных критиков, оплаченного Фондом Михаила Прохорова.

— Мне пока еще надо ездить на конкурсы, — объяснил Лубянцев редкое для ранимой породы артистов упорство, подразумевая, что именно премия на хорошем конкурсе дает пианисту шанс на международную карьеру.

Заработал наконец и официальный сайт конкурса, на отсутствие которого музыканты жаловались предыдущие 3 года. Правда, найти его через поисковики до сих пор невозможно: слабо оснащенный портал со множеством пустующих страниц не индексируется машинами Яндекса и Google как достойный внимания.

Если все-таки проникнуть на сайт, можно узнать о беспрецедентном увеличении Гран-при конкурса. Это первая приманка для виртуозов, задуманная щедрым оргкомитетом. Несколько месяцев назад стало известно, что Гран-при составит $100 тыс., а сейчас выяснилось, что эта сумма будет прибавлена к $30 тыс. за первую премию. Таким образом, общий куш победителя составит $130 тыс. Это самая большая конкурсная премия в мире классической музыки.

Общий призовой фонд конкурса вырастет до 16 млн рублей, а всего на проведение крупнейшего в России соревнования музыкантов государство в следующем году потратит 300 млн рублей, сообщили «Известиям» в пресс-службе Министерства культуры.

Уже в этом году за 22,5 млн рублей должна быть сформирована дирекция из 13 человек, которая будет заниматься пиаром конкурса, разработкой фирменного стиля, приемом заявок и прочими организационными заботами. В бюджет заложены расходы на имиджевую рекламу в зарубежных СМИ, ведение аккаунтов в соцсетях на английском, а также на номер в пятизвездочном отеле, в котором в течение 50 дней будет жить худрук конкурса, он же арт-директор компании по производству фортепиано Kawai, Петер Гроте.

Главным новшеством будущего состязания станет система открытого судейства, на которую за 56 лет своей истории конкурс Чайковского еще никогда не осмеливался. После каждого тура члены жюри должны будут выбрать определенное число участников, которых, по их мнению, нужно пропустить в следующий тур. После этого жюри расставит всем конкурсантам оценки по 25-балльной системе, но эти цифры будут использоваться только в том случае, если основной метод отбора не поможет отделить последнего счастливца от первого неудачника — то есть в случае равенства голосов.

В последнем туре, где будут участвовать только шесть человек в каждой номинации (у вокалистов — восемь), жюри вообще воздержится от сложных балльных подсчетов: каждому судье нужно будет только расставить финалистов по призовым местам. За первую премию голосовать будут отдельно: ее вручат только в том случае, если золотого лауреата поддержат 9 из 13 членов жюри по каждой номинации.

Рейтинг конкурсантов, проходящих во второй и затем в третий тур, не будет знать никто — даже члены жюри. Это сделано, чтобы исключить влияние на сознание и подсознание судей во время следующих прослушиваний. Но самое интересное заключается в следующем положении: после каждого тура члены жюри должны будут «объяснить причины своего голосования конкурсантам, не прошедшим в следующий тур».

Этот пункт обещает стать головной болью для многих мэтров: ведь музыка не спорт, и сказать, что Иванов сыграл «Мефисто-вальс» на семь секунд быстрее Петрова, будет недостаточно. С другой стороны, доводы «мне не понравилось» и «у нас так не играют» тоже не украсят репутацию маститых членов жюри. Так что приговоры выбывшим конкурсантам — настоящая интрига конкурса, и их наверняка можно будет слушать с не меньшим интересом, чем выступления иных виртуозов.

Как бы ни была тяжела доля судей, именно этот демократический эксперимент является второй и главной приманкой XV Конкурса Чайковского. Он должен привлечь к старому состязанию внимание отчаявшихся поборников справедливости и избавить его, хотя бы частично, от неизменного шлейфа подозрений, обид и скандалов. А поскольку Минкультуры прямо заявляет, что конкурс, совпадающий со 175-летием русского композитора № 1, задуман как «главное культурное событие 2015 года», то и обеспечение честности этого конкурса — уже не столько эстетический и этический вопрос, сколько дело государственной важности.

Ярослав Тимофеев
izvestia.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору