«Русских» обыграли «азиаты», или Кто лидирует в мировой музыке?

Добавлено 16 декабря 2013

Софья Гюльбадамова (фортепиано)

В Бонне завершился фортепианный конкурс имени Бетховена. Победу на одном из самых значительных в Европе фортепианных конкурсов одержала 26-летняя корейская пианистка Су-Чон Анн.

Во время жеребьевки Су-Чон Анн вытащила билетик с цифрой «13». Это не произвело никакого впечатления на корейскую красавицу. «Бетховен для меня — способ общения с Богом», — заявила глубоко верующая пресвитерианка, чередовавшая репетиции с посещением месс, корреспонденту DW. Десять дней спустя Су-Чон Анн стояла на сцене уже в качестве победительницы. Живое доказательство абсурдности суеверий!

Однако из распроданного до последнего места (спортивный дух, присущий даже фортепианному состязанию, сделал свое дело) Бетховенского зала раздавались не только «Браво!». Сердцами публики (особенно женской ее части) явно завладели два конкурента кореянки: 28-летний темпераментный Стефан Кассоменос, австралиец с греческими корнями, и харизматичный Шиносуке Инугаи (тридцатилетний японец получил приз зрительских симпатий и бурю восторженный оваций).

Еще раз о пользе конкурсов

«Как ни крути, а конкурсы были и остаются для молодых музыкантов наиболее эффективным способом начать карьеру», — констатировал в интервью DW Олег Майзенберг, известный пианист и профессор Музыкального университета в Вене. Майзенберг входил в весьма представительное жюри конкурса имени Бетховена наряду с восемью другими музыкантами, критиками и импресарио. Кроме того, конкурс — это отличный способ привлечь в концертный зал новую публику.

Оба этих соображения сыграли свою роль, когда пару лет назад немецкий телекоммуникационный концерн Deutsche Telekom, чья штаб-квартира находится в Бонне, изъявил желание поддержать культурную жизнь города.

«Я посоветовал организовать именно конкурс, конкурс имени Бетховена, — вспоминает пианист и профессор Кельнской консерватории Павел Гилилов, создатель и бессменный президент Beethoven Competition. — В первую очередь потому, что бетховенская традиция имеет очень большое значение для Бонна. Здесь существует Бетховенский фестиваль, Бетховенский зал, Бетховенский оркестр. Во-вторых потому, что в Германии, как ни странно, до сих пор не существовало конкурса, специализирующегося именно на музыке Бетховена. При том, что есть конкурсы имени Шопена, Шумана, Баха, Мендельсона и даже имени Моцарта, правда, не Вольфганга, а его отца — Леопольда».

Конкурс нового поколения

С тех пор конкурс проходит раз в два года. За достаточно непродолжительное время своего существования Beethoven Competition стал, пожалуй, наиболее значительным фортепианным конкурсом Германии. «Виной» тому не только солидный бюджет и самый высокий в стране призовой фонд (победитель получает 30 тысяч евро), но и блестящая организация и «умная» структура.
«Для меня Бетховенский конкурс — уникальное явление европейского фестивального ландшафта, — говорит Элеонора Бюнинг (Eleonore B?ning), маститый критик газеты Frankfurter Allgemeine и член жюри конкурса. — Типичная конкурсная ситуация: 45 человек подряд поднимаются на одну и ту же сцену и играют одно и то же сочинение. Это сводит с ума членов жюри и деморализует музыкантов».

Бетховенский конкурс построен иначе: сперва специальная комиссия крайне тщательно обрабатывает заявки. Из приблизительно ста заявок отбирается лишь 24. Счастливцам создается режим максимального благоприятствования: в частности, неограниченное репетиционное время и лучшие инструменты.

Готовиться приходится серьезно: конкурс имеет фестивальный характер, и все три раунда весьма активно посещаются публикой. Уже в силу этого делается ставка на разнообразие и серьезность программы. В первом раунде речь идет о понимании истоков и сути музыки Бетховена: конкурсанты играют Баха, Генделя, но и одну из поздних сонат самого Бетховена. «На других конкурсах сложные сочинения играются к концу, и из-за этого часто только в финальных раундах оказывается, что прошли „неправильные люди“, — говорит Павел Гилилов. — У нас же сразу видно, насколько глубоко человек понимает музыку Бетховена».

Ключевым звеном можно считать второй тур конкурса: 12 молодых музыкантов играют часовую программу под общим программным девизом «Бетховен и романтика». Выбор сочинений (при некоторых ограничениях) является делом конкурсанта. Как правило, именно на этом, наиболее индивидуальном этапе определяются лидеры, выходящие в полуфинал.

«До этого момента обычно все бывает ясно и просто, — признается Элеонора Бюнинг. — А вот когда среди шести полуфиналистов выбираешь трех участников финала, а из них — победителя, вот тут приходится действительно «резать по живому».

Каждый из троих музыкантов, вышедших в финал, может считать себя победителем: им обеспечены не только призы, но и концертные выступления в разных странах. Наконец, финальное выступление, в котором музыканты играют один из фортепианных концертов Бетховена в сопровождении Бетховенского оркестра, также можно считать наградой.

Национальный вопрос в музыке

«Мне кажется, вопрос национальности в музыке утратил свою остроту», — полагает Павел Гилилов. Тенденции последних лет ставят под вопрос два центральных мифа классической музыки: о «блестящих русских» и «бездушно-техничных азиатах». «Если в советские времена молодой музыкант, приезжавший на Запад из Советского Союза, проходил жесткую селекцию, в результате которой отбирались лучшие из лучших, то сегодня «каждый может прийти и назвать себя русским пианистом», — говорит профессор Гилилов. Зато появляется все больше блестящих и очень тонко понимающих суть европейской культуры музыкантов из стран Азии.

Лишним доказательством этого факта стал нынешний Бетховенский конкурс: если в первом сезоне более трети участников понимали по-русски, то к полуфиналу нынешнего дошла лишь Софья Гюльбадамова, представлявшая Германию. А победителями стали граждане Южной Кореи, Японии и Австралии.

http://www.dw.de

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору