Самарский ансамбль «Рандеву»: «Музыка, звучащая по радио, формирует плохой музыкальный вкус у молодежи»

Добавлено 16 мая 2016

Самарская филармония

В четверг, 2 июня, в Самарской филармонии инструментальный ансамбль «Рандеву» отметит концертом свой 10-летний юбилей. За это время музыканты ансамбля Ольга Раскопова (мандолина) и Валерий Ксенофонтов (гитара) подготовили множество программ, в которых звучит и классика, и современная музыка, и танцевальные мелодии народов мира. Самарские музыканты выпустили два альбома и стали победителями нескольких престижных международных конкурсов. Сегодня они — гости Волга Ньюс.

— Как изменился ваш ансамбль за эти десять лет?

Ольга Раскопова: Лицо ансамбля осталось тем же, я считаю.

Валерий Ксенофонтов: Да, но при этом мы стали более уверены в себе. Убедились, что музыка, которую мы играем, интересна людям.

— Давайте поговорим о традиции ансамблевого звучания ваших инструментов. В прежние времена была такая песенка — «Мандолина, гитара и бас…»

В. К.: Эта песенка — о самодеятельных коллективах, которые раньше повсеместно создавались при клубах, там были и мандолина, и гитара, и домра, и балалайка… И играли они популярные эстрадные мелодии. В Италии или Испании, к примеру, — другая традиция. Там музыканты изначально исполняли те произведения, которые были написаны именно для этих инструментов. И потом, шестиструнная гитара, на которой я играю, в свое время была гонима в нашей стране. Так же, как и саксофон, например. Класс игры на ней в консерватории был открыт только в шестидесятые годы.

— А много ли в России коллективов, подобных вашему?

О. Р.: Когда мы начинали, их были единицы. На мандолине играли в основном девушки. А учиться они уезжали, как правило, в Европу. Сейчас таких коллективов становится все больше. Они появляются в крупных российских городах, где есть филармонии, — в Москве, Новосибирске, Екатеринбурге и других.

— Ольга, вы ведь тоже учились в Европе…

О. Р.: В 2004–2006 годах я обучалась в консерватории в Люксембурге. Там был очень хороший преподаватель игры на мандолине — испанский музыкант Хуан Карлос Муньос.

— И он потом слышал ваш дуэт?

О. Р.: Да. Он каждое лето вместе с другими педагогами проводит в Европе мастер-классы. И мы в них участвовали, а потом давали совместные концерты.

— Гитара — больше чем мандолина, в российских традициях. Насколько велик сейчас интерес к этому инструменту?

В. К.: Я думаю, что в последние годы он постоянно растет во всех направлениях (джаз, рок, классика). В последние лет пять-семь российские гитаристы нередко побеждают на престижных европейских конкурсах. И это стимулирует рост интереса к гитаре у молодежи.

— У вас разнообразный репертуар. Как вы его подбираете?

О. Р.: Есть несколько современных авторов, которые пишут музыку для мандолины и гитары. В основном это немецкие композиторы. Играем барочную, классическую музыку. Исполняем переложения.

— Любую ли классическую музыку, которая вам нравится, можно адаптировать к мандолине и гитаре?

В. К.: Перекладываем, в основном, фортепианные и скрипичные вещи. Когда берешься за произведение, важно понять, не уничтожит ли адаптация художественный замысел автора. Симфонические произведения для нашего ансамбля, я считаю, практически невозможно переложить: у нас все-таки камерное звучание. Перекладываем, конечно, то, что самим нравится. Сейчас вот пришли с репетиции — играли замечательную музыку Валерия Гаврилина из балета «Анюта». Она будет исполняться и на нашем юбилейном концерте. Но, кроме мандолины и гитары, там будут звучать балалайка и домра. Хорошо поддаются переложению итальянские и испанские песни. У нас есть, например, неаполитанская программа, которая пользуется большим успехом.

— А популярные мелодии? Скажем, из репертуара «Битлз»…

В. К.: Я знаю несколько хороших аранжировок этих мелодий на гитаре. Есть замечательные симфонические переложения. В нашем составе какие-то из этих мелодий могут хорошо прозвучать, какие-то — нет. Мы к этому подходим очень осторожно.

— Вы изначально играли много этнической музыки…

В. К.: Этот репертуар понемногу расширяется. С большим воодушевлением работали над программой греческой музыки. Греческая бузука — родственный мандолине инструмент. Потом возникла потребность сыграть бразильскую музыку — самбу, шоро, легкие боса-новы. Катали эту программу года два по России. Кстати, зажигательные мелодии разных народов мира тоже будут звучать на нашем концерте.

— К своим выступлениям вы часто привлекаете других музыкантов…

В. К.: У нас есть абонемент в филармонии. Три раза в год подготавливаем новые программы. Почти все они проходят с привлечением других инструментов — фортепиано, флейты, скрипки, аккордеона, домры. Часто вместе с нами выступают вокалисты. На концерте 2 июня их будет четверо. А в следующем году, в феврале, мы выступим на концерте вместе со струнным квартетом «Каприз» — будем играть Вивальди, Боккерини и других авторов. Мне кажется, очень интересно получается, когда ансамбль «Рандеву» сопровождает художественное чтение. Например, с чтецом Виктором Намакаренским у нас была целая программа — мы играли испанскую музыку, а он читал стихи испанских поэтов.

— Часто гастролируете?
О. Р.: В последнее время не так часто. Я родила девочку (ей сейчас три года), и у Валерия в семье родился мальчик, ему семь месяцев. Хотя в сентябре прошлого года съездили в Израиль, играли и ренессанс, и современную музыку.

— В последнее время много пишут о том, как музыка может влиять на формирование детской психики…

О. Р.: Это действительно так. Моя дочка слушала достаточно много хорошей музыки, еще находясь в животе у мамы: я играла практически вплоть до ее рождения. Время от времени мы исполняем мелодичную классику для совсем маленьких деток и видим, как позитивно она влияет на них.

В.К.: Мы и своих детей растим в этом духе. Сына окружает музыка Моцарта и Брамса. Тем более что у меня жена — музыкант, до восьмого месяца беременности она работала в музыкальной школе. Детям слушать классику просто необходимо — это формирует их вкус, их внутренний мир. Те группы, которые звучат по радио, иной раз разрушают детскую психику. Как педагог музыкальной школы я вижу, что ребята, воспитанные на этом, не умеют воспринимать мелодии, не понимают, что красиво, а что некрасиво. Эта музыка расконцентрирует человека. Одна из болезней современных молодых людей — неумение концентрироваться. На них хлынул огромный поток информации и развлечений из Интернета и телевидения. Они привыкли с легкостью потреблять это. И я чувствую, что сейчас им еще труднее, чем раньше, сосредоточиться на чем-то.

— Что вы думаете об общем уровне музыкальной культуры в нашем городе?

В. К.: Интерес к классическим и камерным произведениям никогда не бывает массовым. Но люди, которые хоть раз услышали хорошую живую музыку, мне кажется, уже никогда от этого не откажутся. К счастью, количество поклонников классики и камерной музыки у нас не уменьшается. Есть исполнители классики, которые привлекают большое количество людей: Спиваков, Башмет, Гергиев, Хворостовский… Иногда можно услышать оперную музыку, звучащую на набережной. Если бы таких примеров было больше, то и в филармонию люди чаще бы ходили…

Авторы: Вадим Карасев

http://volga.news/article/410669.html

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору