Предстоящие мероприятия

Волгоград
22 февраля 2019

Читайте на эту же тему



Самое чувственное танго на органе для Дениса и Дины длиною в жизнь

Добавлено 13 декабря 2018 dinavenerovna

Денис Маханьков (орган), Дина Ихина (орган), Церковь Св. Петра в Печорах

Денис — из Калининграда, Дина — из Саратова. И если бы не любовь к одному и тому же музыкальному инструменту — органу, Дина и Денис никогда бы не встретились. Орган свёл их в Санкт-Петербургской консерватории, а потом привёл и к нам в Печоры — жить, возрождать к жизни старый орган и играть на нём. Даже… танго!

С музыкантами Диной Ихиной и Денисом Маханьковым я познакомилась на органном концерте в старой церкви Святого Петра в Печорах. Никогда не думала, что на органе — живом артефакте — возможно сыграть… танго. Тем более так нежно, как это сделали Дина и Денис. Как оказалось, танго — не предел, играть на органе можно и джаз, и всё, что угодно. А вот нежность и страсть — это уже трепет любящих сердец мужа и жены, которые бьются с музыкой в унисон.
Дина и Денис встретились в Санкт-Петербургской консерватории, когда приехали к одному и тому же преподавателю, профессору Даниэлю Зарецкому, за дипломом по органу. У Дины к тому времени уже была окончена Саратовская консерватория.
— Но я раз услышала и навсегда влюбилась в орган — это больше, чем рояль, — рассказывает Дина. — Звук тянется бесконечно, пока держишь клавишу, а вот в фортепиано, например, он неизбежно угасает. И возможность органа заменять целый оркестр даёт тебе побыть еще и дирижером!

Примерно те же чувства привели в альма-матер и Дениса. Сын художников, класса до третьего он учился больше для родителей, а любовь к музыке пришла с первым успехом, под аплодисменты после блестящего исполнения сонаты Доменико Чимароза.
— Талант — это важно, но у каждого он раскрывается по-разному и не секрет, что за успехом стоит долгий, кропотливый, монотонный труд, — рассказывает Денис. — И нам с Диной учиться в музыкальной школе сперва было непросто. В жизни каждого музыканта была «жестокая бабушка», или кто-то другой, кто его заставлял. Но без таких вот бабушек не было бы и музыкантов. И до революции музыкальное образование было обязательным дополнением к любой профессии. Как заметил Мединский, в колониях строгого режима нет ни одного выпускника музыкальной школы — даже ради этого стоит учить детей. Одним словом, мы с Диной рады, что выбрали музыку.
Чернобровая красавица сразу пленила сердце Дениса, но он год ухаживал, прежде, чем открыл свои чувства. А Дине и так было всё понятно с первого аккорда, с первой клавиши, что так звучит только мелодия любви.
Дина и Денис поженились летом в 2013 году. На венчании в Оптинском подворье на Васильевском острове помимо друзей музыкантов и художников был и их учитель, Даниэль Феликсович. После благословения с небес все спустились на воды Невы и еще долго катались на свадебном кораблике. А потом играли свадьбу на родине невесты — уже со всей роднёй и восточным размахом, на который способны только башкиро-татарские предки Дины.

И потекла удивительная жизнь двух музыкантов — где орган, там и работа. А если удается найти музыкальный инструмент на берегу моря, как в Батуми, например, то и — отпуск с отдыхом. Звон монет сопровождал их семейное танго с синусоидным ритмом, но провалы и взлёты мало волновали их сердца — был бы в их жизни орган. Единственное, что их расстраивало — это не отсутствие денег или каких-то иных материальных благ, а организация турне, которой они вынуждены были заниматься. Так, неисповедимые пути привели музыкальную пару в Печоры.
— Много органов мы повидали, но печорский стал уникальным и… нашим, — рассказывает Денис. — Правда, когда мы с ним познакомились, он был не в концертном состоянии. Тогда и пришла в голову мысль о благотворительном проекте, чтоб починить орган. Мы составили график концертов, подобрали то, что можно было сыграть, — в педали тогда работали две ноты.
Это была настоящая музыкальная авантюра — Дина и Денис жили наездами, между Питером и Печорами. Но играть-то они играли, а вот, чтоб люди пришли… Тогда они стали расклеивать афиши — в Пскове бегали от остановки к остановке, как спортсмены, и клеили на столбы приглашения. Попытались делать это на такси, но какой водитель станет притормаживать на каждой остановке — только энтузиаст с крылатой душой. И в Пскове нашёлся такой. Роман Плотников не только не отказал ребятам, а загорелся идеей и сам стал объезжать Псков, обклеивая остановки афишами.
— Мы не устанем повторять, что на Псковщине живут удивительные люди, простые и человечные, — говорит Денис. — Глядя, как мы с Диной мотаемся в Печоры по выходным, Владимир Федорович Симаков, местный житель, предложил нам жить в его доме. Так и сказал: «Я очень люблю орган и хотел бы вам помочь. У меня большой дом». Так мы стали жить у него. А на третий сезон мы с Диной окончательно переехали в Печоры, уже в своё жильё, но с Владимиром Федоровичем не распрощались. Через год, в 2015 году, для нас с Диной стало полной неожиданностью, когда кто-то выдвинул нас на премию «Народное признание» в номинации «Инициатива». Мы узнали об этом уже, когда полным ходом шло голосование. Мы тогда победили, а вот имени того человека до сих пор не знаем. Благодаря его инициативе о нашем органе узнали, и нам уже не приходилась расклеивать афиши под дождем. На концерты пошли люди.
На счастье печорского органа откликнулись и два мастера, Сергей Горохолинский и Владимир Турицин — энтузиасты-бессеребренники, которых хлебом не корми, дай орган починить. Сергей — тот еще Левша. У него нет нерешаемых задач. Ему не надо детали в Германии заказывать, он сам их изготовить может. А вот Владимира, кстати, кандидата биологических наук, ученого, однажды укусила гадюка. Он выжил, но руку пришлось долго восстанавливать — разрабатывать моторику. Друг, органный мастер, посоветовал ему играть на органе. С тех пор у Владимира с органом все взаимно — разработанной игрой на органе рукой он возвращает к жизни нерабочие инструменты.
— Владимир и Сергей в четыре руки починили и наш орган — вернее, всё то, что было сломано, — рассказывает Денис. — Но осталось еще то, что на ладом дышит. И, может, обратили внимание, как шумит мотор? Так не должно быть, но он очень старый. Мы бы никогда не собрали денег на новый мотор, если бы не люди. Как-то были на гастролях в Южно-Сахалинске, и один священник после концерта сказал: «Я живу один. Берите, дети…», — и дал деньги.
Хорошее к хорошему. Денис с Диной рассказали множество трогательных историй про удивительных слушателей, которые своим вниманием, творчеством, так или иначе, возрождают наш орган. Поэтесса из Печор, Елена Петрушина, решила распространить часть своего тиража во время концерта — на реставрацию органа. На каждом концерте можно видеть одну и ту же женщину, которая в любое время года дарит всем музыкантам цветы, — это местная жительница Любовь Константиновна. Вероника Шнейдер приезжает на каждый концерт из Лавров, но не всегда успевает на обратный автобус и идет пешком 20 километров — она тоже дарит исполнителям свои стихи. Всегда приезжает со своим внуком из Пскова Генрих Степанович, профессор политеха… А Дина с Денисом наполняют старую церковь все новыми и новыми музыкантами со всех уголков мира и всё более необыкновенными звуками.
Настоящим праздником для Печор стали в сентябре 2015 года совместные концерты органа с хором Псковского колледжа искусств и филармоническим оркестром. От такой общечеловеческой любви органу ничего не остаётся, как звучать всё лучше и лучше. А не так давно Дина влюбилась в еще один диковинный инструмент — мелодику, и орган заиграл в этом дуэте нежное танго. А вот к Дню Победы печорский орган аккомпанировал… патефону. Дина и Денис два года вынашивали этот проект, подбирали и выискивали шеллаковые пластинки с песнями военных лет…
— Я предполагала, что под гимн России публика встанет, но чтоб еще и запела! — рассказывает Дина. — У нас мурашки по спине бежали от такого единого порыва. Пока такие люди есть, наш орган будет звучать, для них.
К сожалению, круглогодично печорский орган играть не может — храм не отапливается, и с наступлением холодов концерты прекратятся. А Дина и Денис поедут в очередной тур — туда, где их ждут новые органы. Но они обязательно вернутся домой, в Печоры, к своему, «шерстяному» органу, как окрестил его недавно органист из Финляндии Кристиан Сааринен: «Ваш орган не хуже Рижского, но он… шерстяной, как вязаная бабушкина кофточка. С ним надо очень нежно обращаться…»
Ну, уж чего, чего, а нежности у Дениса и Дины с избытком. И любви, конечно, куда ж без неё. Так пусть их танго длится бесконечно, как звук на органе, пока держишь палец на пульсе.

Псков — Печоры
Гизела Державина,
Областная газета «Курьеръ»
www.province.ru/pskov/z…html

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2019 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору