Самое трудное — оставаться самим собой

Добавлено 29 апреля 2014

Миша Майский (виолончель)

Выдающийся виолончелист Миша Майский (Бельгия) выступил с Государственным симфоническим оркестром РТ под управлением Александра Сладковского на закрытии фестиваля "Рахлинские сезоны". Музыканты исполнили "Вариации на тему рококо" Петра Чайковского, на бис - переложение для виолончели арии Ленского из оперы "Евгений Онегин".

Майскому 66 лет. Он отец пятерых детей, самому младшему из которых, Матео, 13 месяцев. "Дети - это то, что я делаю лучше всего!" - шутит музыкант. Мы беседовали с ним сразу после его исторического для музыкальной Казани - первого в нашем городе - выступления. Седовласый, в желтой гофрированной шелковой блузе, которую создал для него японский дизайнер Иссэй Миякэ, он выглядит для академического исполнителя довольно необычно.

- Есть такая пословица: от сумы и тюрьмы не зарекайся. Одну ее часть, про тюрьму, вы знаете не понаслышке.

- Да, я сидел в Бутырской тюрьме, и это бесценный опыт, я благодарен за него судьбе... Гонения на меня начались в 1969 году, когда эмигрировали из СССР в Израиль моя сестра с мужем и детьми. Я тогда учился в Московской консерватории у Мстислава Ростроповича. Власти, вероятно, решили, что я тоже хочу уехать, но с консерваторским дипломом. И не дали мне его получить - арестовали. Полтора года я провел в Бутырской тюрьме и в ссылке - в поселке Правдинск Балахнинского района Горьковской области на целлюлозно-бумажном комбинате, где делали бумагу для газеты "Правда". Там я лопатой грузил цемент в грузовики... А что такое сума, я тоже не понаслышке знаю. Приходилось голодать и в детстве - в Риге, и в юности - когда учился в Ленинградской десятилетке, и в студенческие годы в Москве. В психбольнице еще.

- И психбольница была в вашей жизни?

- Да. Для меня это был единственный надежный способ избавиться от службы в Советской армии. Лежал в палате с алкоголиками и неврастениками. Ничего я не симулировал: я с детства очень... живой, скажем так. Когда меня спрашивают, в каком возрасте я начал играть на виолончели, всегда отвечаю: когда бросил курить. Мне тогда было восемь лет. А курить я начал в пять с половиной. В восемь затянулся голландской сигарой, и на этом все кончилось, слава богу. Мой папа был заядлым курильщиком. Каждое утро заполнял свой портсигар двумя пачками сигарет, я воровал у него сигареты, он, бедный, не замечал...

- Я читала, что он сам придумал себе такую фамилию - Майский.

- Он хотел быть Первомайским! Сократил до Майского. А настоящая его фамилия - Богуславский. Но он был патриот, коммунист, идеалист. До конца своих дней верил в коммунизм, хотя из КПСС его выгнали...

- Меня поражает количество выдающихся людей, с которыми вас сводила судьба: Дмитрий Шостакович, Мстислав Ростропович, Григорий Пятигорский, Пабло Казальс, Жаклин Дю Пре, Леонард Бернстайн... Я права, считая, что первый гений, с которым вы познакомились, был ваш одноклассник Михаил Барышников?

- Шесть лет за одной партой с ним сидели! Мы же в Риге вместе с балетниками учились... Два дня назад получил от Миши письмо... Да, пожалуй, вы правы. Уже в школе всем было понятно, что у Миши талант. Что он гениально одаренный танцовщик. Но я опасаюсь этого слова: гений. Потому что по сравнению с теми, кого уже нет с нами - с Моцартом, например, с Шостаковичем, с Бахом, - мы, живые, такие незначительные. Так считал и Мстислав Ростропович, мой дорогой гениальный учитель. У нас с ним отчества одинаковые, вы ведь в курсе? И он, и я - Леопольдовичи. А когда мне было девять лет и родители хотели отвести меня к логопеду, чтобы исправить мою картавость, я наотрез отказался. Знаете, почему? Потому что услышал по радио интервью с Ростроповичем, моим идеалом, а он картавил!

- Как вы считаете, потрясающую виолончелистку Жаклин Дю Пре можно считать ученицей Ростроповича?

- Теоретически - да: она приезжала на его мастер-классы. Но на самом деле... Знаете, она была настолько яркой индивидуальностью, что никто на нее не мог повлиять.

- Как вы восприняли художественный фильм "Хилари и Джеки", который сняли после ее смерти?

- С интересом, но... Это все же художественный фильм. Мне дороги документальные съемки с ее участием. Помню, когда она исполнила на гастролях в Москве с симфоническим оркестром Би-би-си виолончельный концерт Элгара, я был потрясен до такой степени, что не мог представить, как это сочинение можно сыграть лучше и иначе. Много-много лет отказывался исполнять концерт Элгара. Потом меня убедили его сыграть, я даже записал его, получил хорошие рецензии.

- Михаил Леопольдович, что, по-вашему, самое трудное в жизни?

- Оставаться самим собой. Не бояться других, не бояться быть для кого-то другим. Во всех смыслах - другим. Быть толерантным.

Автор: Айсылу КАДЫРОВА
evening-kazan.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору