Предстоящие мероприятия


Читайте на эту же тему




Санкции против музыки

Добавлено 15 июня 2015

Международный конкурс имени П. И. Чайковского, Вера Горностаева (фортепиано), Борис Березовский (фортепиано), Валерий Гергиев (дирижер)

15 июня в Москве откроется XV Международный конкурс имени П. И. Чайковского

Еще не начавшись, конкурс Чайковского вызвал бурю негодования в соцсетях. Увы, проходит он теперь в двух городах: его «распилили» пополам; пианисты и скрипачи останутся в Москве, а в Петербург уедут виолончелисты и вокалисты. Это печально: всяческое размазывание конкурса — не лучший путь к его сохранению и развитию. Демагогически — да, почему бы Питеру не подключиться. А дальше, может, Пермь подключим, крупного организатора Кехмана? Крым, в конце концов? Высокие доводы всегда найдутся.

Главным поводом для распила четыре года назад послужила неуверенность, что в Москве успеют реставрировать главную площадку — Большой зал консерватории. И Петербург в лице Валерия Гергиева, впервые тогда взявшегося за организацию конкурса, предоставил свои «емкости». Гергиеву чего не простишь за именитых членов жюри, которых он лично уговаривает по телефону, и главное — за раскрутку лауреатов, которые незамедлительно начинают играть в залах Мариинки, в том числе и с оркестром под управлением маэстро.

Теперь в столице все залы в строю, и даже прибавился еще один — «Филармония-2». Так не вернуть ли весь конкурс в Москву? В будущем, при вменяемой культурной политике, возможно, так и случится, если, конечно, рассредоточение конкурса не послужит каким-то иным, далеким от музыки целям.

Вторая претензия: чрезмерная перегрузка участников. Обычно конкурс проходил в три тура: первый считался отборочным, на котором выступали и так называемые «туристы», приезжавшие в Москву за счет СССР. Одна только отметка в резюме «участник конкурса им. Чайковского» в дальнейшем придавала музыканту вес. На втором избранными исполнялась обширная сольная программа; на третьем финалисты (около десяти) играли с оркестром.

Теперь же, после отсмотра видеозаписей, впервые прошли предварительные прослушивания вживую (считай, нулевой тур); а во II туре не одно, а два выступления: соло и с камерным ансамблем. Желающие участвовать в конкурсе выступают пять раз. Не многовато ли?

Третья претензия: почему отборочные прослушивания проходили в закрытом режиме? Долго не объявляли и жюри этих прослушиваний. А если это заурядные преподаватели, отбирающие на конкурс заакадемизированную серятину? Или известные интриганы, которые тащат «своих», чем долго и все более беззастенчиво прежде позорился конкурс?

Непубличные прослушивания — крайне непродуманный шаг. Конкурс, знаменитый своими скандалами, в том числе и коррупционными, нарвался на скандал, еще не начавшись.

Объяснюсь. Я присутствовала на предварительном отборе пианистов. Нелегко слушать три дня подряд почти 60 человек! Но знали бы вы, сколько музыкантов — меломанов, преподавателей, студентов — хотели попасть в Малый зал консерватории! Ведь играли уже отобранные (по видео) сильные пианисты, можно получить хоть какую-то общую картину, услышать учеников знаменитых педагогов.

Для примера. Недавно закончились такие же отборочные прослушивания к конкурсу имени Шопена в Варшаве, в октябре 2015 года. Недорогие билеты — зал был полон. И это во времена, когда интерес к классической музыке падает! Спросите Московскую филармонию, как она держит на учете каждого владельца абонементов, и правильно: пламенного любителя классики надо поощрять и всячески с ним сотрудничать.

Но нет. Не довели до ума — получили кучу неприятнейших комментариев в соцсетях.

И зачем? У пианистов в итоге жюри состояло из четырех ангельских, доброжелательных, знающих, современных людей — Барри Дугласа, Питера Донохоу (оба — Великобритания), Бориса Березовского и Александра Торадзе (США, ученик Льва Наумова). А это, между прочим, все равно что на три дня посадить в одну ложу Тарантино, Вуди Аллена, Сокурова и Альмадовара!

Когда-то поток жаждущих наследовать победу Клайберна был так велик, что однажды в I туре участвовало 120 пианистов. Вера Горностаева даже предлагала смертельный номер: программу II тура составить исключительно из русских композиторов: Бородина, Глинки, Балакирева, Лядова и т. д. Но уже тогда было ясно, что никто зря не будет учить солидный корпус сочинений, которые в дальнейшем пригодятся разве что для курьезных бисов. Одновременно это грозило тем, что во многом обделенные советские слушатели лишились бы возможности услышать в исполнении зарубежных музыкантов Бартока, Хиндемита, Барбера, Мессиана, Копленда, Циммермана, Тредичи и Лахенмана — многих композиторов, которых у нас почти не играли, а некоторых и до сих пор не знают даже по имени.

Ныне картина другая, можно сказать, катастрофическая: как заманить на конкурс участников из Европы и США? Нет, меня не коробит большое число музыкантов восточного происхождения; есть среди них очень интересные и на этом конкурсе. Но хочется видеть больше представителей крупных школ — американской (вышедшей из русской и потому особенно интересной), французской. И немцы у нас бывали гениальные, и итальянцы потрясающие.

Продлили даже максимальный возраст до 32 лет. Но нет. Заявок подано (по четырем специальностям) — 630; из них 229 — Россия, 98 — Южная Корея, 56 — Китай, 42 — Япония; 31 — США (13 — скрипачи); 15 — Франция (10 — виолончелисты); 14 — Украина; 13 — Италия; 12 — Германия. Кого-то отсеяли на стадии видео, кого-то — на живом прослушивании. Но процентная статистика ясна.

Пока слежу за пианистами. На живом отборе играло не более 55 человек; в 1-й тур отобраны 35 (вместо положенных по регламенту 30), представляющих девять стран, — жюри изо всех сил старалось придать конкурсу статус международного. Наших среди них 20. (Когда-то в I туре участвовало по 20 американцев.) Сим победиши. Увидите, наши — сильнейшие. Дай им Бог, есть великолепные музыканты.

Только вот не станет ли таким макаром следующий конкурс и вовсе междусобойчиком с редкими вкраплениями иностранцев-чудиков, случайно забредших на огонек? И неприкрашенные романтики, знающие лишь одно — баллады Шопена, сонаты Бетховена и «Думка» Чайковского, — еще долго будут парить в безвоздушном пространстве.

Наталья Зимянина

www.novayagazeta.ru

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2017 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору