Скрипач без крыши

Добавлено 22 июля 2012

Сергей Поспелов (скрипка)

«Я не люблю конкурсы», — заявляет победитель четырех международных конкурсов, 21-летний ростовский скрипач Сергей Поспелов. «Там нет музыки. Там — математика и грязь. Но многим начинающим музыкантам кажется, что эти соревнования дают тебе имя и перспективы. Это далеко не так. Имя дает ежедневный труд». Из окон родного дома Сергея виден Дон, и он мечтает выйти на его берег вместе со скрипкой и заиграть так, чтобы звуки скрипки слились с ветром и плеском волн. Казалось бы, простая мечта, но на ее осуществление у Сергея нет времени — занятия, гастроли, поездки, выступления, конкурсы. Молодой исполнитель уже известен и популярен. И это только начало.

Ты не понимаешь, он — скрипач!

То, что его сын станет скрипачом, главный дирижер ростовского театра музыкальной комедии Сергей Поспелов решил, когда мальчику было 3,5 года. К ничего не подозревающему Сереже, собирающему детали конструктора, он подступил с вопросом: «Сережа, хочешь играть на скрипке?». Мальчик решил, что это интересно. И его тут же повезли показывать педагогам. Осмотрели руки (скрипичные ли?), проверили слух, чувство ритма и решили — годен. Так в жизни Сережи появилась скрипка. На попытки матери склонить симпатии сына в пользу фортепиано, был приведен веский довод: «Ты ничего не понимаешь, он — скрипач!»

— В четыре года я уже играл, хотя, скорее всего, это можно было назвать «скрипел», — улыбается нынешний студент московской консерватории Сергей Поспелов. — С тех пор я не могу себе представить — как бы я играл на другом инструменте. Скрипка — это моя природа, часть моей жизни. Я только на скрипке могу выразить свои эмоции и донести их до слушателя.

С четырех лет скрипка вела себя в жизни Сережи как королева. Ежедневные многочасовые занятия не каждый мальчишка выдержит, но для Сергея такое существование стало нормой жизни.

Неужели по четыре часа в день «пилил» гаммы и упражнения? — спрашиваю я. — Это ж с ума сойти можно!

— Четыре часа занятий — это мало, — Сергей бросает на меня ироничный взгляд и начинает растолковывать все как студентке. — Есть такой период у каждого музыканта, когда он наращивает, так сказать, «базу»: каждый день играет гаммы, каприсы, техникой занимается. Особенно это важно в школьный период — ежедневный труд, без перерывов. Потом, когда ты начинаешь работать, — заниматься по восемь часов в день уже невозможно. Знаменитые скрипачи (Ойстрах, Менухин) не занимались так много, потому что у них были постоянные перелеты, переезды, записи, гастроли, вот у них уже срабатывала та «база», которую они наработали еще в юности. На мой взгляд, дело даже не в этой пресловутой «базе»: можно заниматься по восемь часов в день, выйти на сцену, сыграть, — и уйти под стук своих каблуков. Потому что устал от ежедневных занятий, не смог сконцентрироваться, количество не переросло в качество. А настрой и концентрация для артиста — самые важные моменты. Нужно любить ту музыку, которую исполняешь. А когда ты ее уже «заиграл» на занятиях, репетициях, она уже тебе надоела — тогда удачного выступления не будет. Зритель сразу же почувствует твое равнодушие. Он сразу же поймет, что в голове у тебя: «Боже, опять это играть? Я уже исполнял это произведения тысячу раз!». Так что, возвращаясь к вашему вопросу, ежедневные четыре часа своей жизни отдать для того, чтобы получить удовольствие от своего исполнения на концерте — это немного. Ради искусства это даже мало. Больше времени в интернете просиживаем.

Ну, понятно, думаю я. Пока мальчик жил в Ростове-на-Дону, родители могли следить за режимом занятий, но теперь-то — когда Сергей уже студент московской консерватории, житель столичного мегаполиса со всеми его соблазнами — неужели каждый день скрипку в руки — и заниматься, заниматься, и заниматься. А как же ночные клубы, театры, экстремальные молодежные увлечения? Вроде не похож парень на «ботаника со скрипочкой».

— Скрипка — скрипкой, а увлечения — увлечениями. Скрипка все же для меня на первом месте. Ради нее я отказался от одного своего увлечения — обожал велосипеды, экстремально гонял на них, руки ломал, пришлось сделать выбор. Сейчас вот иногда выбираюсь только из лука пострелять, да на лошадях покататься, люблю их, — сознается Сергей. — Тоже и с посещением театров и ночных клубов. Ну, представьте, пойду я в ночной клуб, просижу там всю ночь, послушаю клубную музыку, которая мне, кстати, нравится, а потом на занятия пойду сонный, или вообще не пойду, просплю до вечера. Мне и педагог этого не простит, и скрипка. Вы поймите, я сейчас, как музыкант, в такой фазе своего развития, когда ежедневные занятия с инструментом для меня — постоянные открытия. Я начинаю чувствовать свою силу, учусь анализировать свое состояние, когда играю, стал получать удовольствие от своих выступлений. Поэтому я не воспринимаю занятия как нечто жутко тягучее и неинтересное. Я устраиваю себе иногда такие восьмичасовые занятия! Я живу в общежитии уже 6 лет, начиная с ЦМШ. Приходит сосед, — я устал, мне нужно отдыхать. Я иду в репетиторий. Репетитории все заняты. Я иду в прачечную. Стоишь рядом с машинами и занимаешься, ищешь звук, краски, а рядом — барабан машины гудит. Порой даже во сне происходит какой-то переход. Вот не получается у тебя одно место, ты его учишь-учишь, ну ни в какую, а с утра встал — получилось, мозг сам всю работу сделал. А бывает — наоборот, перестает получаться, навсегда. Знаете, такой «психологический заскок». И с такими моментами тоже нужно как-то справляться. Я понял — как-только в прошлом году, когда в Израиле играл «Цыганку» Равеля в тель-авивской опере. Там проходил гала-концерт после мастер-класса. Я не зацикливался на том, что — вот я сейчас выйду, в зале — 2000 человек, каждый купил билет за немаленькую сумму, ой, и ТВ транслирует! Весь мир на меня будет смотреть — а я вдруг не так что-то сыграю… Я понял, нужно использовать свое волнение. Не уйти в себя, а наоборот — распахнуться, эту энергию, которая в тебе рождается, выплеснуть в игре. Волнение — перевести в тонус для исполнения! Именно тогда я и почувствовал, да — я скрипач! Я теперь вылетаю на сцену!

Экономия по-итальянски

Да этого переломного момента Сергей Поспелов уже выиграл четыре Международных конкурса. Видимо, публика почувствовала что он скрипач, намного раньше его самого. Первое признание пришло к нему в 13 лет, когда он получил первую премию на Международном конкурсе пианистов и скрипачей им. Гнесиных, в Москве. После этого были победы на Первом Международном конкурсе скрипачей им. Д. Ойстраха, на Международном радиоконкурсе «ConcertinoPraga» в Праге, на Международном конкурсе скрипачей им. AlbertoCurci в Неаполе. Задаю вопрос о победах, и опять ловлю ироничный взгляд.

— Я не люблю конкурсы, — заявляет многократный победитель. — Там нет никакой музыки, это — математика. Ты должен играть чище всех и ярче всех. Все! Это как спорт: сыграл фальшивую ноту — тебе тут же ставят минус, потом твои минусы и плюсы складывают. Ставят баллы (не публично, а между собой). Нередки случаи договоров среди жюри… Желательно, чтобы каждый человек, который сидит в жюри, уже знал твое имя, чтобы судящий не смог элементарно тебя «скинуть». Нередко людей, которые играют круто, но не имеющих какой-либо поддержки, просто «скидывают». Также часто сидят в жюри люди, ученики которых играют тут же в этом конкурсе, что же они своих учеников будут «скидывать»? Нет, «скидывают» тех, кто неугоден, пусть даже он трижды сильнейший. Особенно если программа конкурса странная, не Бах и не Паганини. По тому, как скрипач исполняет Баха и Паганини, о нем уже много можно сказать. Бах — демонстрирует трактовку, плотность исполнения, а Паганини — виртуозность и владение техникой. Если в программе конкурса нет этих композиторов, то с первого тура можно скинуть кого угодно, придравшись к чему угодно. Все это грязные дела. Но участвовать приходится, потому что нужно звание. Я решил участвовать только в конкурсах серьезного уровня — конкурс Чайковского, Сибелиуса, Венявского, конкурс в Ганновере. Но даже эти конкурсы пока мне, кроме денег, не принесли ничего. Вот в Италии, в Неаполе победил на конкурсе Курчи. Это второй по статусу конкурс в Италии, после конкурса Паганини, очень серьезный, из 4 туров. Там нет отбора по дискам, отбирают по живому исполнению. Приехало 100 человек — все сто будут играть. В финале — только три человека, играют все одно произведение Бетховена. Если ты победил — то на следующий год ты должен открывать этот конкурс, играть с оркестром. Вот я — победил, но мне никто, спустя год, не позвонил, не пригласил на открытие. А зачем им тратить деньги, оплачивать билеты какому-то русскому скрипачу, позовут лучше вторую премию или третью премию, но из Италии. Деньги сэкономят. Обидно, конечно, но жизнь такая.

Тебя «скидывали»?

— Меня один раз «скинули» в Аргентине. Но я сам позволил себе слететь. Я не хотел играть один каприс Паганини, ну перестал он у меня получаться, не было времени отдохнуть. Педагог настоял, чтобы я его оставил, потому что этот каприс никто не играет на сцене отдельно, он нестабильный, очень сложная середина. И вот я начал играть, и позволил себе остановиться. Сыграл со второго раза. Но это уже — остановка! Меня к финалу и не допустили. Я теперь понял — «заезженное» произведение лучше на конкурс не выносить, и еще один урок — уметь настоять на своем.

Настаивать на своем к 21 году Сергей Поспелов уже научился. По крайней мере, он за свою индивидуальность, свою трактовку, свой стиль исполнения готов спорить до хрипоты. Вот и меня начинает убеждать в том, что он исполняет Баха и Моцарта так, как надо. Звучит довольно убедительно:

— В наше время все играют по стандарту. Скрипачи 20 века, первой его половины — все играли по-разному. Они все были индивидуальны. Их никогда нельзя было спутать одного с другим. Каждый знал свою индивидуальность, анализировал ее, улучшал. А сейчас такого нет: слушаешь какого-нибудь японца, потом — крепкого немца, потом кого-нибудь из соотечественников — и разницы не чувствуешь. Все школы смешались, все стало ровным, плоским. Люди перестают думать о том — как они хотят исполнить музыку, кто они? Я не сторонник тех, кто ревниво следует за традициями. «Это Моцарт!», — говорят они. — «Его нельзя так исполнять! А это — Бах, он такого исполнения не терпит, его надо понять!». Да Бах имел 15 детей, был эмоциональным, настоящим человеком, может он мечтал о таком исполнении своей музыки — мощном и ярком. Просто тогда нельзя было извлечь из скрипки такие звуки как сейчас: жильные струны, барочные смычки не позволяли. Баха нельзя лепетать, мощность должна быть органная! Почему нельзя играть Моцарта по-другому? Его все играют пустым, бесполым. В музыке должен быть пол. Когда себя ограничиваешь, на потребу таким ревнителям традиций ты себя теряешь, свою индивидуальность. Конечно, не все согласны с моим мнением, и к сожалению, такие несогласные нередко сидят в жюри конкурсов… В общем, не люблю я конкурсы.

Сам себе продюсер

Да, нынешние времена к молодым исполнителям довольно суровы, — думаю я. — Но должны же где-то молодые музыканты зарабатывать себе имя? Как-то продвигать свое творчество?

— Конечно, — соглашается со мной Сергей. — На концертах! Не отказываться от них, новые связи заводить. Отказываясь от разных выступлений, ты отказываешься от судьбы, потому что любой концерт — это новая возможность. У меня был такой случай. Один ассистент моего педагога Э. Грача не смог сыграть концерт в Музее Революции в квартете с одним известным гобоистом из Италии. Я даже не знал имени этого гобоиста. Мне позвонили и попросили заменить скрипача. Я как-то посомневался, а потом согласился, так, чтобы время не терять, пришел. А выяснилось, что меня пригасил известный московский гобоист Филипп Нодель, у которого собственное концертное агентство «Нота», и я играл с известнейшим гобоистом Италии Арнальдо де Феличе. Потом меня стали приглашать на концерты в этот Музей, снимали на ТВ, планируются мои сольные концерты. А если бы я не согласился играть в этом квартете? Ничего последующего не было бы. Или еще один мой любимый проект — «Танго» с Юрием Медяником. Это квартет (скрипка, контрабас, гитара, баян). Мне очень нравится эта музыка. Считаю ее огромным прекрасным пластом, который нужно играть. В этой музыке негде солгать, полное эмоциональное раскрепощение. Особенно — в танго Астора Пьяццоллы. По своему содержанию его танго можно сравнить с высокими произведениями искусства. Иногда глубже произведений всяких наших мэтров. Это — не легкая музыка.

Так может, стоит поискать продюсера?

— Нужно конечно. Но у нас в России все сложно. Вот я стал сотрудничать с концертным агентством «Нота», и теперь в России у меня будут концерты. А где взять такое отечественное агентство, которое сотрудничает с мировыми площадками? Я лет 10 состою в фонде Спивакова. Но концертов на нормальных площадках они не устраивают. Меня посылали в какой-нибудь химический институт под Москвой, где я играл в неприспособленном зале, с ужасным роялем, во время перерыва... Заметьте, у нас в стране есть один пианист, один дирижер и один скрипач — Мацуев, Спиваков и Репин. Других я не вижу и не слышу. Никого не продвигают. Все очень печально.

А в интернете нельзя продвигать свое творчество?

— Я продвигаю, выкладываю видео своих выступлений. Открыл свой канал в ютубе. Я устал ждать того момента, когда меня кто-нибудь из пользователей снимет и выложит запись в интернете. Концертов у меня много, а записей мало, я сам решил все взять в свои руки. Набирайте — Сергей Поспелов, и увидите мои записи. По другому не получается, нужно делать себя самому. Ну и учиться же еще надо. Можно сказать, что моя жизнь в Москве посвящена педагогу, оркестру, специальности. Мы не занимаемся специальностью только во время сессии. Это совсем другой период. Вот я не смог сдать сессию: завалил фортепиано и музыкальную литературу.

Вот тебе и ну! Победитель конкурсов, лауреат — и просто двоечник…

— Да…Я не был ни на одной лекции в этом полугодии. Времени не было. А когда ходить? Работать и заниматься на инструменте нужно. Жить нужно, кушать, платить за аренду скрипки — я ни от каких работ не отказываюсь. У родителей просить не хочется. Вот и кручусь: оркестр, оркестровые концерты, свои концерты, концерты, в которых ты участвуешь, работа, которая подворачивается.

Скрипка

Все время нашего разговора Сережина скрипка лежит в открытом футляре, как еще один безмолвный собеседник. Сергей изредка посматривает на нее, как бы ища подтверждения своим словам, как поддержки у хорошего доброго друга:

— Моя скрипка 1754 года, сделана Карлом Джозефом Клотцем, одним из самых лучших немецких мастеров. Никаких изъянов фактически. Инструмент здоров. У меня есть с ним контакт. Конечно это не Страдивари. Мне посчастливилось играть на Страдиварии в проекте «Страдивари-диалог» в Большом зале консерватории. Там тоже был конкурс, выбрали среди прочих меня. Я играл «Чакону» Баха и четверной концерт Вивальди — одну из 4 скрипок. Мне посчастливилось играть на скрипке самого Венявского, 55 номер. Ощущения непередаваемые! После этого инструмента другие кажутся бревном.

Ты говоришь о скрипке как о живом человеке. Как это контакт со скрипкой?

— Игра на скрипке это диалог. Скрипка отвечает на твои действия. Если у тебя нет контакта с инструментом — она тебе не так отвечает. Ей что-то не нравится, она ведет себя капризно. У меня была скрипка одно время (хороший итальянец), которая меня ненавидела, честное слово! Она меня не принимала, она брыкалась, как девушка, не желающая выходить за меня замуж, будто я — весь такой угрюмый и прыщавый. Она постоянно расклеивалась, на ней лопались все струны (даже те, которые на других скрипках лопаются очень редко!). Я, кстати, именно с ней не прошел в финал в Аргентине, она мне тоже много нервов сделала перед конкурсом. Скрипка — она живая, она на все реагирует. Если ее дать кому-либо в руки поиграть, она обидится, и уже в моих руках начнет звучать не так. Если скрипкой долго не пользуются, она лежит закрытой — она умирает.

СПРАВКА

Достижения

1 премия – Международный конкурс пианистов и скрипачей им. Гнесиных (Москва, 2003г.)

1 премия – IМеждународный конкурс скрипачей им. Давида Ойстраха (Москва, 2006г.)

1 премия – 41 Международный радиоконкурс «ConcertinoPraga» (Прага, 2007г.)

1 премия – 15Международный конкурс скрипачей им.AlbertoCurci (Неаполь, 2008)

Лауреат премии оркестра «Новая Россия» - общественный региональный фонд Юрия Башмета (Москва, 2006г.)

Стипендиат Благотворительного фонда Мстислава Ростроповича (2004-05 гг.)

Дважды Стипендиат Благотворительного фонда «Русское исполнительское искусство» (2004-05 гг.) (2006-2007 гг.)

Участник концертных программ Международного Благотворительного фонда Владимира Спивакова.

Участник 39 Юношеского фестиваля лауреатов “ConcertinoPraga”

Участник летних Мастер-классов в Израиле “Keshet – Eilon” под патронажем ShlomoMIntz (2008, 2010, 2011гг.)

Гастроли

Ростов-на-Дону, Москва, Екатеринбург, Самара, Тольятти, Ижевск, Петрозаводск (Карелия), Минск (Белоруссия), Пекин, Шень-Жень (Китай), Тель-Авив (Израиль), Прага (Чехия), Тимишоара (Румыния), Неаполь (Италия), Познань (Польша).

http://rostobl.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору