Скрипач Эльвин Ганиев: «Все ищут только молодых. Поэтому нужно торопиться…»

Добавлено 02 марта 2015

Интервью Day. Az с молодым азербайджанским скрипачом, внесенным в «Золотую книгу талантов Азербайджана», лауреатом международных конкурсов, президентским стипендиатом Эльвином Ганиевым.

— Эльвин, читая вашу творческую биографию, просто удивляешься, как вы умудрились столько успеть за такой короткий срок. Ведь скрипкой вы начали заниматься с 5 лет, а вам сейчас только 17.

— Ведь это будет моя профессия! А для мировой карьеры сроки очень сжаты, сейчас все концертные агентства ищут только молодых, поэтому нужно торопиться, возраст конкурсов бывает очень ограничен, в основном до 21.

Сейчас очень много конкурсов по всему миру, но для мирового имени есть несколько определенных престижных конкурсов, на которые нужно поехать. Именно их признают профессионалы. Это Международный конкурс имени Чайковского, Международный конкурс имени королевы Элизабет в Бельгии, Международный конкурс имени Паганини в Италии, Международный конкурс имени Венявского и т. д.

Я стал лауреатом международного конкурса имени Венявского, лауреатом конкурса имени Ойстраха и еще нескольких конкурсов. Но теперь я должен участвовать в другой весовой категории, то есть уже по возрасту для старших. Для участия в этих конкурсах нужна очень серьезная подготовка. Ведь в жюри сидят самые известные скрипачи мира.

— Наверное, у вас не было выбора профессии, если учесть, что ваш дед — знаменитый скрипач?

— А вот и нет. Я родился в музыкальной семье, дедушка мой — народный артист Азербайджана Сарвар Ганиев, мама и папа работают в Билькентском университете в Анкаре. Наверное, я мог мы учиться любой профессии, так как живу прямо в самом Билькенте. Мой дедушка и мои родители хотели, чтобы у меня была другая профессия. Но я с двух лет ходил с дирижерской палочкой моего деда и пытался дирижировать под любую музыку. Потом у меня была игрушечная скрипка, и я с ней не расставался (смеется). Давал концерты для своих игрушек. Потом вставал, кланялся и кричал себе «браво». Мог плакать под грустную мелодию, прыгать и танцевать под веселую. После всего этого моим родным пришлось изменить свое решение.

— Когда смотришь ваши выступления, создается впечатление, что вы совершенно спокойны. Неужели действительно ничуть не волнуетесь?

— Да, я действительно не волнуюсь. Но всегда чувствую большую ответственность перед публикой.

— Эльвин, вы обладатель Президентской стипендии, ваше имя внесено в «Золотую книгу талантов Азербайджана». Ощущаете ли вы себя азербайджанским музыкантом? Ведь живете и выступаете вы в основном за рубежом…

— Я полностью ощущаю себя азербайджанским музыкантом, ношу азербайджанскую фамилию, имею азербайджанский паспорт и везде представляю Азербайджан. На конкурсах я выступаю под азербайджанским флагом. На конкурсе Венявского в Люблине в Польше был поднят азербайджанский флаг на главной площади. Были представители нашего посольства. И в Москве, на конкурсе Ойстраха, был поднят азербайджанский флаг, и в Мадриде. И даже в Турции всегда пишут обо мне — «азербайджанский скрипач, родившийся в Анкаре».

Я в Баку часто выступаю с концертами. Я выступал в Филармонии, в Центре Гейдара Алиева, на сцене «UNS» был мой дебют в Баку. Я играл в БМА, на фестивалях имени Ростроповича, имени Узеира Гаджибейли, в Габале. Кроме того, я часто выступаю на концертах в разных странах, которые организует Фонд Гейдара Алиева.

Мне пока 17 лет и я учусь в школе, дальше буду учиться пока в Швейцарии, в университете. Сейчас все музыканты мира живут в разных странах, иногда сразу в нескольких. Ростропович родился в Баку, жил в Москве, а потом в Америке, потом в Швейцарии. Венгеров родом из Новосибирска, но живет и в Москве, и в Израиле. Анна Нетребко живет в Нью-Йорке и в Вене. А разве мало азербайджанских музыкантов сейчас живут в Москве? Например, Эльчин Азизов работает в Большом театре. Или Динара Алиева. Они все равно остаются азербайджанскими исполнителями. Как до конца дней был азербайджанским певцом живший в Москве Муслим Магомаев, так остался русским композитором Чайковский, живший в Швейцарии.

Да, мой дедушка приехал в Турцию по приглашению Ихсана Дограмаджи для создания Билькентского оркестра. Он работал в Турции, но всегда оставался народным артистом Азербайджана. И похоронен он в Азербайджане.

— По мнению специалистов, вы являетесь одним из нескольких будущих титанов мирового скрипичного искусства. Кто в этом списке вместе с вами?

— Я учусь у легендарного Захара Брона, педагога Максима Венгерова, Вадима Репина, Дэвита Гэррита, Хилари Хан, Союнга, Майуко Камио. К нему в класс попасть практически невозможно, а учиться у него еще труднее. Ты все время находишься среди сильнейших молодых музыкантов, каждый из которых хочет стать звездой. Конечно, это очень полезно, так как у профессора в классе идет постоянное соревнование. И сейчас Захар Брон создал Скрипичную академию, куда приехали учиться скрипачи со всего мира.

Он постоянно прослушивает своих учеников вместе с выдающимися дирижерами мира, такими, как Зубин Мета, Владимир Ашкенази и т. д. В этой академии есть шестеро студентов, которых называют топ-студентами, будущими топовыми виртуозами 21-го века. Среди них и я. Это значит, что мы все шестеро должны участвовать в самых трудных, престижных конкурсах. Это — Арата Юми, Моне Хаттори, Елена Кавазу из Японии, Элли Чои из Америки, Элинор-Де Мелон из Англии и я. Сейчас для всех нас организуют по всему миру концерты в престижных залах с престижными оркестрами. И, конечно, каждого из нас поддерживает своя страна. И меня поддерживает Азербайджан.

— Юные гении обычно ведут замкнутую жизнь. А вам довелось побыть просто мальчишкой с футболом и компьютерными играми?

— Я не замкнутый человек, наоборот, слишком общительный (смеется). Я обожаю футбол и сам тоже играю. И компьютер тоже люблю, за что меня мама постоянно ругает.

— Есть ли у вас время на друзей и подруг?

— У меня много друзей и в Анкаре, и в Баку. В Швейцарии меньше, так как там у меня постоянно напряженный график занятий.

— А какую роль в вашей жизни играют родители? Вы самостоятельный человек?

— Папа для меня прежде всего мой друг. Он всегда меня поддерживает. Мне с ним всегда комфортно. А мама постоянно беспокоится из-за каждой мелочи. Например, компьютер — вредно, много сидеть за ним нельзя, телефон — вредно, футбол — опасно, руки повредишь, фастфуд тоже нельзя есть — вредно (смеется). Но конечно же я их обоих очень люблю.

— В столь юном возрасте столько наград и побед. Есть, к чему стремиться? Где предел ваших мечтаний?

— Человек любой профессии стремится к успеху, всегда есть, к чему стремиться. Я надеюсь, что смогу победить на престижных конкурсах и стать скрипачом мирового уровня. А предел моих мечтаний… Скрипка Страдивари, наверное… И еще мир на Земле. Чтобы все люди планеты были счастливы и здоровы!

— Есть ли что-то, что у вас пока не получается?

— Пока все получается (смеется).

— Кого больше всего любите исполнять?

— Чайковского, Паганини, Брамса, Моцарта.

— Какие выступления ждут впереди?

— 1 апреля на Фестивале в Новосибирске с Иври Гитлисом. 8,9 апреля — концерт в Стамбуле, 12 апреля — в Швейцарии, 7 мая — в Анкаре, 20 мая — в Вене.

— А Баку в вашем графике значится?

— В Баку буду выступать в июне. Точную дату пока не знаю, но всех приглашаю!

news.day.az

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору