Скрипичный клан. Дмитрий Коган: «Нет равнодушных в ситуации с Крымом»

Добавлено 13 августа 2014

Крымская филармония, Севастопольский центр культуры и искусства, Севастопольский симфонический оркестр

Скрипач-виртуоз Дмитрий Коган, за время своей карьеры объехавший с концертами весь мир, впервые побывал в Крыму.

В рамках благотворительной акции «Время высокой музыки» он выступил в Севастополе и Симферополе. В эксклюзивном интервью «МК в Крыму» он рассказал, что ему понравилось на полуострове, о первом концерте с оркестром и почему стал «тусовщиком».

Фото: пресс-служба КРО "Единой России"
После выступления в зале Симферопольского музыкального училища Дмитрий пошел в «гримерку», под нее приспособили рабочий кабинет — маленький, с пианино и парой мягких кресел. Дмитрий спокойно и размеренно начинает беседу: «Спрашивайте, что хотите узнать?» В первую очередь, его впечатления от Крыма.

- Я очень счастлив впервые в жизни выступать в Крыму, увы, раньше меня никто не приглашал к вам, - начал Дмитрий. - Я счастлив был сыграть свой первый концерт в Крыму — и он стал благотворительным, на него не продался ни один билет. Я рад, что те, кто не может в силу тех или иных обстоятельств попасть на коммерческий концерт, тоже ничем не обделены и имели возможность побывать на выступлении. Меня поразила севастопольская публика, я в нее влюбился — и сыграл бы перед ней еще 15 раз. Но руки имеют свои физические возможности — им нужно «приходить в себя».

«Санкций не боюсь, мой документ - сцена»

- Аккомпанементом крымских музыкантов довольны?

- Я выступал с севастопольским симфоническим оркестром — и он на меня произвел весьма позитивное впечатление. Даже не ожидал от них удачной и хорошей игры, очень опытный дирижер Владимир Ким. Мне было комфортно и приятно.

- А условиями приема?

- У вас потрясающая природа, потрясающие люди, потрясающая еда — мне безумно понравилась черноморская рыба и выращенные в Крыму овощи. В общем, у меня пока только позитивные впечатления.

- Переживали во время крымских событий февраля и марта?

- Наверное, все россияне переживали за Крым — не было и быть не может ни одного равнодушного человека в такой ситуации.

- Что для вас патриотизм?

- Я не знаю, нужно ли мне об этом говорить — должно быть действие. Для меня патриотизм — честная работа в своей стране. К примеру, тур «Время высокой музыки» - 85 благотворительных концертов по всей России, распространение дисков с записями моей игры — бесплатно по всем музыкальным школам, училищам и консерваториям России. Вот мой скромный вклад если не в патриотизм, то в поддержку дела, которым я занимаюсь, - искусства России. Вместо слов я лучше буду играть.

В Крыму есть уникально «звучащие» объекты — к примеру, грот Шаляпина в Новом Свете. Не хотите у нас провести фестиваль?

- Вы ловите мои мысли. Я общался с руководством Севастополя - и у нас возникла идея провести фестиваль в Крыму. Не знаю, где он может гипотетически пройти: в Севастополе или в Республике Крым. Я обязательно над этим подумаю, в Москве посоветуюсь с людьми, кто может потенциально поддержать проект. И, возможно, следующим летом мы что-то такое сотворим.

- После концертов в Крыму не боитесь санкций — отменят ваши выступления в Европе или США?

- Нет, я не боюсь никаких санкций, это ведь глупо. Я занимаюсь своим делом. Мой документ — это сцена, музыка и публика. Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом: политики — политикой, дипломаты — дипломатией, врачи — лечат, а музыканты должны играть на сцене, это их призвание. А какие-то призывы или документы пусть подписывают юристы.

«Я заплатил своим детством»

Свой первый концерт с симфоническим оркестром Дмитрий Коган сыграл в десять лет, когда большинство его ровесников бегали по московским дворам с рогатками или дрались с ребятами из соседнего района.

- Я очень волновался перед концертом и во время него. Он был для меня мгновением, я даже не помню своего выступления на сцене. Я помню только до и после. До — меня всего трясло, а после — как будто с моих плеч упала гора.

- Пока сверстники гоняли мяч, вы репетировали. Не жалеете о промелькнувшем мимо вас детстве?

- В чем-то промелькнуло оно, в чем-то — нет. Многие из тех, кто гоняли мяч или ходили в кинотеатры, они и сейчас этим занимаются. Если у них, конечно, есть деньги на билет. За все приходится платить: наверное, за то, что у меня есть сейчас, я заплатил детством и юностью.

- Кто был примером для развития вашего таланта и кто — кумиром?

- Мне нравится очень много музыкантов. Но надо помнить библейскую заповедь: «Не сотвори себе кумира». Поэтому музыкант (да и любой творческий человек) должен идти своим путем и следовать зову своего сердца, души и ума.

- А кто самый строгий судья вашего творчества?

- Публика.

- Поп-музыканты зарабатывают «чесами» по стране. Классической музыкой можно себя обеспечить?

- Людей, зарабатывающих классической музыкой наравне с поп-исполнителями, - единицы во всем мире. Классическая музыка — это не удел богатых людей, а удел энтузиастов — фанатиков, обожающих свое дело. Поэтому я всегда стараюсь помогать классическим музыкантам — знаю, что они выдерживают, я сам многое прошел в жизни - и понимаю цену этому делу.

Фото: пресс-служба КРО "Единой России"
«Каждый ответит перед Богом»

Одним из самых экстремальных концертов Дмитрия Когана стало выступление на Северном полюсе в 2009 году на российской исследовательской станции — кстати, одним из первых в своей профессии. Что его заставило это сделать?

- Меня просто пригласили полярники на празднование православной Пасхи. Было очень приятно. Все получилось здорово. Я даже не почувствовал холода. Хотя и экстремально, я взял с собой не скрипку Гварнери, а другую — попроще. Люблю экстремальные концерты. Я играл в подземном переходе (ради теле-эксперимента, а не для заработка — не подумайте плохого), на подводной лодке, на таможне, в самолете, в больнице. Там, где звучит музыка, нет экстрима. Нет разницы, где ты находишься географически или физически в данный момент, ведь ты занимаешься творчеством.

- Зачем вы занимаетесь благотворительностью, ведь ее зачастую используют в корыстных целях?

- Надо что-то давать людям, чтобы потом Бог и тебе дал тоже. Надо делиться своим успехом и своими возможностями. Если я могу помочь молодому талантливому музыканту, я делают это — не настолько это сложно. Если у меня есть лишний комплект струн или смычок, которым я не играю концерты, почему бы мне их не подарить молодому человеку, которому они нужны? Или какую-то сумму денег, которая для меня не является основополагающей в жизни... Я делаю это с удовольствием, для меня это норма — как ходить в душ или чистить зубы.

- Благотворительность не изжила себя в нашей стране?

- Часто мне неприятно, когда люди хотят от благотворительности получить только пиар, а благотворительности как таковой в их поступках нет. Я не готов никого судить — это личное дело каждого. И каждый потом будет отвечать перед Богом за свои деяния. Каждый занимается той благотворительностью, какой считает нужной. Но любая благотворительность — даже копейка куда-то попадет — все равно лучше, чем ничего.

- Что заставило вас сейчас пойти в политику?

- Я никогда не занимался политикой, не пытался куда-либо избираться, не думал о политическом будущем. По одной причине: каждый должен заниматься своим делом. Шофер — водить машину, водитель троллейбуса — управлять троллейбусом, я — играть на скрипке. А политик... Это тоже профессия, люди заканчивают институты международных отношений или политический факультет МГУ, получают соответствующие знания. Мое сотрудничество с «Единой Россией» носит гуманитарный и благотворительный характер, нас связывает акция «Время высокой музыки», не имеющая ничего общего с политикой.

«Скрипка — и мать, и брат, и друг»

- Как себя поддерживаете в форме между концертами и репетициями?

- Если есть время поддерживать форму... Часто концерты я играю на внутреннем резерве, который начинает иссякать. Ну, подумаешь, проживу меньше на несколько лет.

- Вы исполнитель на уникальной скрипке скрипка «Робрехт», созданной два века назад мастером Антонио Гварнери. Каково было впервые взять ее в руки в 2011 году и сыграть на ней?

- Я мечтал об этом инструменте много лет! И когда Фонд уникальных культурных проектов для меня ее приобрел, это было большое счастье, большая честь и большая ответственность. Но играть на ней трудно. Чем лучше инструмент, тем сложнее играть на нем. И на таком великом инструменте играть безумно сложно! Примерно также, как водить болид «Формулы-1» простому водителю — он не впишется ни в один поворот, нужен гонщик экстра-класса. Но если вы привыкли к инструменту, если вы с ним нашли друг друга, то получается потрясающий результат.

- С вашим напряженным гастрольным графиком хватает времени на личную жизнь и семью?

- Не столько, сколько бы мне хотелось.

- Вы человек искусства классического, но стали персоной вип-тусовок. Как удается это совмещать?

- Вы что, откуда вы это взяли? Я вообще на тусовках не бываю. Это меня таблоиды печатают, а я к ним не иду. У меня на это времени нет. Я за половину 2014 года не был ни на одной тусовке. Моя бывшая жена (Ксения Чилингарова — светская львица, дочь знаменитого полярника Артура Чилингарова — авт.) была главным редактором глянцевого журнала, и это ее профессия - ходить на тусовки. И когда у близкого тебе человека это профессия, ты волей или неволей, чтобы не было ссор в семье, из-под палки выходишь «в свет». Ксения мне говорила: «Не пойдешь со мной — не покормлю ужином» - и приходилось идти. У меня это вызывало лишь чувство малоприятного обязательства. Лучше я сыграю благотворительный концерт, проведу встречу или поработаю.

- Сейчас в вашей жизни две любимых женщины — мама и скрипка, как разрываетесь между ними?

- Я стараюсь маме отдавать долги. Потому что не только у меня было испорчено детство, но и часть маминой жизни пострадала. Когда есть возможность, я всегда стараюсь быть с нею рядом. Вот, к примеру, взял ее с собою в крымскую поездку. Ну, а скрипка — это все для меня: моя профессия, моя жизнь. Она — и женщина, и друг, и брат, и подруга, и жена, и мать, и дочь.

ДОСЬЕ «МК»

Дмитрий Коган родился 27 октября 1978 года в Москве. Продолжатель традиций музыкальной династии и «скрипичного клана» Коганов. Его дедом был выдающийся скрипач Леонид Коган, бабушка — известная скрипачка и педагог Елизавета Гилельс, отец – дирижер Павел Коган, мама – пианистка Любовь Казинская. С шести лет Дмитрий начал заниматься на скрипке в Центральной музыкальной школе при консерватории им. П.И. Чайковского. Уже в 10 лет состоялось его первое выступление с симфоническим оркестром, а в 15 лет - с оркестром в Большом зале Московской консерватории. С 1998-го – он солист Московской государственной академической филармонии. Сегодня в его репертуаре практически все крупные концерты для скрипки с оркестром. В 2010-м ему присвоено звание Заслуженного артиста РФ.

Алексей Лохвицкий

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору