«Следующее поколение вернет нашу культуру на нужный уровень»

Добавлено 01 ноября 2014

Большой симфонический оркестр имени П. И. Чайковского

Народный артист СССР Владимир Федосеев — о процессе духовного накопления и музыке, неподвластной санкциям

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
1 ноября в Светлановском зале Московского международного дома музыки пройдет благотворительный концерт БСО имени Чайковского «Великая княгиня Елизавета. 150 лет со дня рождения». Все вырученные средства будут направлены в православную службу помощи «Милосердие». С руководителем БСО, дирижером Владимиром Федосеевым встретился корреспондент «Известий».

— Чем заинтересовала вас личность великой княгини?

— Для меня Елизавета Федоровна — воплощение любви к Родине и своим близким. Хотя по рождению она не была русской, но любила Россию больше, чем некоторые наши соотечественники. Она всю жизнь делала благо людям, проявляла любовь и милосердие. Без этого, без сострадания, помощи близким жизнь не может быть хорошей, люди так созданы. А в России сострадание — это особая статья.

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ
— Что будет в программе вечера?

— В первую очередь мы искали то, что отобразило бы в музыке Россию того времени. И в итоге нашли Первую симфонию Василия Калинникова. Там такая тоска, такая любовь. Затем мы вспомнили, что Елизавета Федоровна немного музицировала на рояле — и пригласили пианистку Катю Сканави сыграть Шуберта, Шумана. Открывать концерт будет русская песня «У зари-то у зореньки» в исполнении хора. Будут, конечно, и Рахманинов, и Чайковский.

Отклик трагических событий — когда Елизавету Федоровну сбросили в шахту и она даже там помогала, перевязывала раны — мы нашли в Десятой симфонии Шостаковича. Очень страшный фрагмент. Я до сих пор не могу понять этот жуткий поступок нашего же народа. Очевидцы запомнили, что из шахты тогда были слышны молитвы — поэтому молитвы тоже будут на концерте.

— А какова роль актеров Михаила Филиппова и Полины Кутеповой?

— Сочетание музыки и слова оказывают очень сильное воздействие, особенно если это великие слова и великая музыка. Так что они будут читать письма великой княгини к ее мужу, к царю, и рассказывать ее житие. Нашей идее идеально подошел бы Колонный зал Дома Союзов, но он дорого стоит, так что музыкальная дорожка туда теперь закрыта. Хотя когда-то он был очень музыкальным, и сам Чайковский там дирижировал.

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ
— Вы часто принимаете участие в благотворительных и общественных акциях.

— Это действительно так, я не представляю, как можно жить, не помогая друг другу. Впервые всерьез мы обнаружили, что публика не ходит на концерты после перестройки. Многие думали, что пропало желание, но на самом деле билеты взлетели в цене. Тогда мы придумали общедоступный абонемент, который действует до сих пор. Это символические деньги, и люди потянулись в зал. Я лично помогаю нескольким храмам, больницам.

Мы не знаем, что бы сейчас было, если бы в свое время фон Мекк не поддерживала Чайковского, обеспечивая его жизнь и творчество. Что было бы с нашим коллективом, если бы не наши спонсоры, которые помогают нам уже 10 лет. И мы стараемся также отвечать взаимопомощью, насколько это возможно. Уже более 40 лет мы играем в госпиталях, церквях, организуем бесплатные концерты. Проводили открытые репетиции для школьников, их учителей и родителей. Я начал делать это в Париже, потом перенес сюда.

— А как вам идея проводить «Ночь музыки»?

— Это замечательная идея. Мы получили другую публику, которая днем и вечером не имеет возможности прийти на концерты, из-за работы, например. А ночью все расслаблены, души открыты музыке — зрители впитывают ее до часу ночи.

— В современном обществе сейчас просьбы о помощи на каждом шагу. И множество просьб, увы, ложные.

— Тут дело даже в другом. Наш народ помогает, я это знаю. Но наряду с помощью происходят жуткие зверства. Например, то, что сейчас происходит с Украиной. Я не могу понять, что это, и кто это делает. Это не люди, это враги человечества. Время очень напряженное. Россия же всегда стояла за мир, добро, любовь, дружбу. Бороться со злом невозможно, нужно делать добро. Оно всегда побеждает в конце концов. Но пока это случится, погибнет множество людей.

Когда-то, еще в спокойные времена, я побывал в Киево-Печерской лавре. И там увидел свод самых больших, страшных грехов. Я думал, что самый страшный грех — это убийство. А оказалось, нет. Это — немилосердие. Ведь если ты не милосерден, ты способен и убить. К счастью, музыка — тот инструмент, который может творить благо.

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ
— Вашему коллективу с санкциями приходилось сталкиваться?

— Нет. Недавно у нас были гастроли в городах Австрии, Словении, Словакии и Хорватии. Только что вернулись из гастролей по Швейцарии и Германии. Люди ломились на концерты, все билеты были проданы. И это меня потрясает — что делает музыка! Не оружие, а именно музыка. Она интернациональна. А русская музыка, русская культура всегда стояли на самом высоком месте.

— Многие говорят, что культура сейчас, наоборот, в плачевном состоянии.

— В плачевном состоянии находится ее финансовая сторона, это правда. Деньги на культуру выделяются самые мизерные. Но этическая сторона — совсем в другом положении. Мы сейчас много ездим по городам России, в нашей стране духовность только возрастает. Люди тянутся к искусству, музыке, живописи. Вот увидите, следующее поколение вернет все на нужный уровень. Только культуру нужно беречь. И это, увы, не всегда понимает наше руководство.

Помню, когда я был маленьким, по репродуктору транслировали классическую музыку, даже на фронте звучали Чайковский, Бетховен. Великая музыка. И жанр русских песен был велик, сейчас таких песен нет. Субкультура, конечно, мешает, а еще больше — телевизор. Тут ничего не сделаешь, у нас все частное, свободное. Но свобода — это ведь все-таки не анархия, верно?

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ
— Как, на ваш взгляд, обстоят дела с современной академической музыкой? Поддерживаете ли вы позицию, что сейчас нет крупных композиторов?

— Исторически это оправданно. Во все времена земля исторгает культуру, потом этот наплыв заканчивается, затихает. Пройдут годы, и появится новый культурный слой. Это зависит от времени, от политики, от множества факторов. Идет процесс накопления.

— 2015 год официально объявлен Годом Чайковского, чье имя носит ваш оркестр.

— Чайковский — это наше сердце, наша душа. Нельзя представить мир без Чайковского. Это самый известный, самый популярный композитор во всем мире. У нас будет целый цикл, посвященный Чайковскому, концерты пройдут в доме-музее Чайковского в Клину, в Московской консерватории: мы исполним его практически неизвестную оперу «Ундина», Первый фортепианный концерт в оригинальной авторской редакции. Единственное, куда нас снова не позвали, — это конкурс Чайковского, и это очень странно. Я не понимаю, почему. Но наш оркестр носит имя с ответственностью и достоинством, что бы ни происходило.

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ
Справка «Известий»

Великая княгиня Елизавета Федоровна (при рождении Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадская) — принцесса Гессен-Дармштадская. Родилась 1 ноября 1864 года.

3 июня 1884 года вышла замуж за великого князя Сергея Александровича Романова, брата российского императора Александра III, венчание прошло в Придворном соборе Зимнего дворца. В 1891 году приняла православие. В 1892 году организовала Елизаветинское благотворительное общество, вскоре Елизаветинские комитеты были образованы при всех московских церковных приходах и в уездных городах Московской губернии. Также Елизавета Федоровна возглавила Дамский комитет Красного Креста.

С началом русско-японской войны княгиня организовала Особый комитет помощи воинам, при котором в Большом Кремлевском Дворце был создан склад пожертвований. После гибели супруга в 1905 году заменила его на посту председателя Императорского Православного Палестинского Общества.

В 1909 году продала драгоценности и на вырученные деньги купила усадьбу на Большой Ордынке, где расположилась основанная княгиней Марфо—Мариинская обитель Милосердия. По плану Елизавету Федоровны, обитель должна была оказывать комплексную, духовно-просветительскую и медицинскую помощь нуждающимся. В обители были созданы больница, амбулатория, аптека, приют, бесплатная столовая.

Во время Первой мировой войны активно заботилась о помощи русской армии, в том числе старалась помочь военнопленным, из-за чего была обвинена в пособничестве немцам.

После прихода к власти большевиков отказалась покинуть Россию. 7 мая 1918 года была арестована чекистами и латышскими стрелками по личному распоряжению Дзержинского. Была выслана из Москвы в Пермь. Позже вместе с другими представителями дома Романовых была перевезена в Екатеринбург, еще спустя два месяца — в Алапаевск. В ночь на 5 (18) июля была сброшена большевиками в шахту Новая Селимская в 18 км от Алапаевска. Вместе с ней погибли великий князь Сергей Михайлович, князь Иоанн Константинович, князь Константин Константинович мл., князь Игорь Константинович, князь Владимир Павлович Палей, сестра Марфо—Мариинской обители Варвара (Яковлева).

В 1992 году решением Архиерейского собора Русской православной церкви великая княгиня Елизавета Федоровна и инокиня Варвара причислены к лику святых. Ранее, в 1981 году, они были канонизированы Русской православной церковью за границей.

Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ
Виктория Иванова

izvestia.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору