Солистка челябинской филармонии Ольга Парфентьева: «Когда сын увлекся рок-музыкой, мы стали больше общаться»

Добавлено 13 июля 2016

Челябинская филармония

Инструментальный ансамбль «Маэстро аккордеон» — резидент Челябинской государственной филармонии с практически 30-летним стажем. Его руководитель и основатель прекрасная Ольга Парфентьева — заслуженная артистка России и любимица челябинской публики. Ей удалось построить успешную профессиональную карьеру не в ущерб семейному счастью — не каждая женщина может похвастаться таким фактом в своей биографии. Ее сын, одиннадцатиклассник Алексей, ­конечно же, музыкант, но это еще и высокообразованный, интеллигентный ­молодой человек. О воспитании в духе музыки и уважения друг ­к другу поведала эта интересная семья корреспонденту «МК-Урал».

Когда сын увлекся рок-музыкой, мы стали больше общаться. фото: Владлена Шваб

Другое слушание

— Ольга, Алексей, расскажите, как вы пришли к музыке? Вы потомственные музыканты?

Ольга: Мои родители не были музыкантами. Из родственников только двоюродный дед играл на гармошке. Хотя, со слов моей мамы, наши далекие прадеды играли в оркестре у Демидова. А так можно сказать, что музыкальная династия в нашей семье началась с меня. Во времена моего детства было очень престижно учиться в музыкальной школе. Поступить туда было сложно: брали исключительно талантливых, одаренных детей. Когда я поступала, конкурс был десять человек на место. Мне тогда было девять лет, как все девочки, я хотела играть на пианино. На аккордеон меня уговорила мама: он тогда был очень популярен. Да и сегодня это любимый народный инструмент и достаточно элегантный в сравнении, скажем, с баяном.

Алексей: Мне с самого раннего детства родители давали слушать очень хорошую музыку, так как мама музыкант-инструменталист, а отец — меломан. Я слушал самые разнообразные жанры, мне это все нравилось. В девять лет я поступил в музыкальную студию и стал учиться игре на классической гитаре. Со временем мне это перестало приносить удовольствие, и я на некоторое время приостановился. А потом увлекся рок-музыкой. Два года назад на день рождения мама подарила мне электрогитару с усилителем. И с тех пор это буквально затянуло меня.

— Ольга, удивительно слышать, что вы, профессиональный музыкант, не настояли на продолжении учебы сына в музыкальной студии.

Ольга: Это была единственная точка раздора. Сейчас, когда сын увлекся рок-музыкой, мы стали ближе, стали больше общаться, все изменилось в лучшую сторону. Но тогда… Так как я обладаю острым музыкальным слухом, я не могла удержаться от критических замечаний во время музыкальных занятий сына. Когда родители не музыканты, они обычно пропускают ляпы во время игры детей мимо ушей, им все нравится. Алексей — человек с характером, у него на все всегда есть свое мнение. Ему не нравились мои замечания. Постепенно он перестал заниматься. Я считаю, что в таких случаях нет смысла настаивать, если ребенку не интересно, если он не хочет. Я знаю, многие родители придерживаются другого мнения, настаивают, чтобы ребенок продолжал, но зачем? Ради диплома, который никогда в жизни не пригодится, если ребенку это не нравится? Я считаю, что нужно ориентироваться на ребенка, я всегда делала так, смотрела, к чему сын тяготел.

— Но вам бы хотелось, чтобы сын тоже выбрал путь профессионального музыканта?

Ольга: У меня никогда не было такой цели. У Алексея всегда было множество занятий и увлечений. Но я считаю, что у каждого человека должен быть ликбез — музыкальная школа. Это дает другое слушание. Когда ты сам держишь в руках какой-то музыкальный инструмент, ты по-другому начинаешь слышать музыку. Ты становишься настоящим слушателем.

Алексей: Это действительно так. Когда ты сам начинаешь играть что-то или заниматься вокалом, ты по-другому воспринимаешь музыкальные произведения. Начинаешь понимать, как это на самом деле тяжело. Появляется совершенно другое отношение к исполнителю.

Ольга: Я хочу, чтобы он просто получал от музыки удовольствие, но не зарабатывал этим. Я профессиональный музыкант, я этим живу, другой вопрос, что доход с этого невелик. Алексей — мужчина, он должен будет содержать семью. Музыкой это сделать не просто. Но если он мне скажет, что хочет этим заниматься профессионально, я не стану возражать. Любой человек, если найдет свое призвание, он все переживет-перетерпит, так как будет заниматься любимым делом.

— Алексей, а какие у тебя виды на свое профессиональное будущее?

Алексей: Я еще не определился, на перепутье, выбираю, куда буду поступать, на какой факультет, чем буду заниматься. В музыкальное училище вряд ли: я буду заниматься музыкой параллельно.

Воспитатели-классики

— Ты сказал, что с детства был окружен разной хорошей музыкой, назови примеры.

Алексей: Я помню, как в детстве мне ставили классику. Первое, что вспомнилось, — «Маленькая ночная серенада» Моцарта.

Ольга: Алексей слушал Моцарта еще до рождения. Понятно, что я и так все время в музыке нахожусь, но как только забеременела, я умышленно стала включать классику. Научно доказано, что музыка Моцарта влияет на развитие ребенка. Моцарт проявил свою гениальность в очень раннем возрасте. И его произведения дети воспринимают лучше, чем музыку других классиков. Поэтому я постоянно включала его фоном, пока маленький сын занимался своими делами. Все это срабатывает, запоминается. «Времена года» Чайковского, «Картинки с выставки» Мусоргского — это постоянно звучало дома и комментировалось мной. Помимо классики в доме всегда звучала музыка Стиви Уандера, Джо Кокера, Джорджа Бенсона, Эл Жиро и многих других.

— Алексей, какую музыку ты слушаешь сейчас?

Алексей: Совершенно разную, в том числе классику, хотя больше предпочитаю рок разных направлений. В основном зарубежный.

— Чей репертуар ты исполняешь или, может быть, сочиняешь сам?

Алексей: Papa Roach, Skillet, Three Days Grace, Radiohead пару песен. Из русского рока — «Король и Шут», «Ария». Потихонечку записываю какие-то тексты, придумываю что-то. Надеюсь, со временем это выльется у меня во что-то более масштабное.

Ольга: У Алексея есть способности. Сама я музыку не пишу, но вижу, что у сына есть такой потенциал, ему стоит продолжать работать в этом направлении.

— Хорошая музыка часто идет рука об руку с хорошей литературой. Что вы читаете?

Ольга: Мы с мужем оба читающие. И Алексей тоже очень много читает с детства. Если ребенок не видит родителей с книгой, как ни объясняй ему, что надо читать, он читать не будет. Я постоянно читаю. Любимые произведения назвать не смогу: у меня любимое то, что я сейчас читаю, как и в музыке: люблю то, что играю сейчас. Вот недавно мне захотелось перечитать Шекспира. А до этого с удовольствием перечитала Андре Моруа. Люблю Франца Кафку, я считаю, что он просто гений: 200 лет назад он смог нарисовать бюрократическую машину сего­дняшнего дня.

Алексей: Я в последнее время больше увлекаюсь фэнтези, хотя некоторые произведения классической литературы тоже мне доставляют удовольствие. В данный момент я остановился на серии книг Макса Фрая.

фото: Владлена Шваб

Идеальный баланс

— Ольга, музыкальная карьера — это и многочасовые репетиции, и гастроли, и большая самоотдача. Как вам удалось совместить материнство и профессиональную музыкальную деятельность?

Ольга: Я не хожу на работу, я не работаю музыкантом. Я этим живу. Поэтому с рождением сына вообще не стоял вопрос, что-то там разладится в моей карьере. Как такового декрета у меня не было, я не прекращала репетиции и концерты. Тут мне очень помогло то, что у моего супруга был свободный рабочий график. Поэтому все было достаточно гармонично. Рождение Алексея придало мне уверенности, радости, счастья. Для меня это не было в тягость. Я и из профессии не уходила, и в то же время была постоянно с ребенком.

— Какого подхода вы придерживались в воспитании?

Ольга: Я пришла к выводу, что воспитание происходит не словами, а поступками. Дети смотрят, как и чем живут их родители, как они поступают. И поэтому мы с мужем были всегда достаточно честны и искренни с сыном.

— Есть мнение, что у людей искусства детям часто предоставляется слишком много свободы…

Ольга: Эта свобода не означает безделье. У сына все время были какие-то занятия: шахматы, иностранные языки, спортивная гимнастика, карате. Причем во всех этих направлениях он не был середнячком, а достиг определенных успехов. Я занималась с сыном по методике раннего развития Гленна Домана. Благодаря этому Алексей рано начал говорить и читать, причем сразу и на английском языке. Я себе специально ставила такую цель — чтобы мой ребенок мог свободно говорить по-английски так же, как на родном языке, чтобы он был человеком мира. Я всегда была отличницей по иностранному языку, но так и не заговорила свободно.

— Алексей, а ты что думаешь о родительском подходе?

Алексей: Я согласен, что нужно постоянно иметь какое-то занятие, так как это действительно очень полезно, даже если пока сам не знаешь, что тебе действительно нужно.

— Какие у вас еще интересы? Как проводите время вместе?

Ольга: Делаем все то, что делают все обычные семьи. Выезжаем на природу, помогаем бабушке на даче, ходим на концерты. Муж с сыном — любители бани. Мне нравится заниматься скандинавской ходьбой, я вообще человек движения. Последние полгода также занимаюсь славянской гимнастикой — это новое направление для женщин, оно больше энергетическое, направлено на поддержание женского здоровья.

Алексей: Я люблю посещать концерты рок-музыки, когда кто-то приезжает из моих любимых исполнителей. Приезжают в основном Екатеринбург, я езжу туда.

Сила живого звучания

— Ольга, вы уже столько лет на сцене, как менялся ваш слушатель за эти годы? Что нового вы готовите публике?

Ольга: У нас очень разная публика. Я изначально планировала так, чтобы на наш концерт могли прийти люди всей семьей, независимо от возраста. Поэтому выбрала эстрадно-джазовое направление. Оно более широкое, чем просто джаз. Мое кредо — играть красивую, мелодичную музыку, независимо от стиля и направления. Это может быть блюз, рок или даже ретро в современных ритмах. Но это должны быть красивые, ласкающие слух мелодии. Мы постоянно обновляем программу. И теперь еще задача — подготовка к 2020 году, когда будут проходить саммиты ШОС и БРИКС. Будем готовить программу, посвященную этим мероприятиям. Предполагается сотрудничество со странами-участниками, культурный обмен, так что разбег для творчества велик. И наш слушатель не меняется — это все, кто любит живое исполнение. Я всем говорю, что даже при хорошей аппаратуре и самой лучшей записи не удастся воссоздать живое звучание, когда здесь и сейчас, на расстоянии вытянутой руки. Это всегда будет востребовано, и это ничто не заменит.

— В одном интервью вы сказали, что сцене нельзя служить от звонка до звонка. Вы служите ей всю жизнь, есть чувство усталости?

Ольга: Я не устаю повторять: я не хожу на работу, я этим живу. Как и сорок лет назад, когда я слышала, как дед под рюмочку играл на гармошке и у меня сердце замирало, так и сейчас. Когда мой коллега берет в руки гитару, в этот момент я живу только этим. Поэтому я не чувствую усталости, выгорания. У меня все хорошо дома, в семье, я занимаюсь делом, которое люблю. Что еще нужно для женщины? Моя жизнь сложилась достаточно гармонично.

Евгения Парникова

chel.mk.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору