Светлана Бережная: «Трагедия состоится. Будет комок в горле, сострадание и переживания»

Добавлено 29 декабря 2014

Северо-Кавказская филармония

Главное событие фестиваля «Рождественские встречи на Водах» — премьера оперы Петра Ильича Чайковского «Евгений Онегин» на сцене Северо-Кавказской государственной филармонии 5 января.

Каким предстанет «Евгений Онегин» перед публикой Кисловодска, Пятигорска, Ессентуков и Железноводска — рассказывает главный идеолог художественно-творческой коллегии филармонии, заслуженная артистка России Светлана Бережная.
— В год празднования юбилея Петра Ильича Чайковского мы ставим оперу «Евгений Онегин» такой, как ее и задумывал композитор — это будут «лирические сцены» в стиле классического минимализма. Мы хотим поведать нашему слушателю историю человеческих отношений, душевные переживания и духовную работу между героями на сцене. Мы не хотим шокировать публику. Я твердо убеждена, что эпатировать публику нужно только тогда, когда нечего сказать. Но музыка Чайковского всегда была и остается замечательной, наполненной красотой и глубочайшим смыслом. В ней заложены серьезные флюиды, которые зажигают талант в исполнителях и пробуждают лучшие чувства в слушателях. Любой эпатаж не только не уместен — он кощунственен.

— То есть, эпатажа не будет?
— Безусловно! Но — будет драма! Трагедия состоится. Будет и комок в горле, и сострадание, и переживания, которые транслируются со сцены очень остро и глубоко. Поэтому я и говорю, что мы делаем упор на внутренние процессы. «Евгений Онегин» — это костюмированная история. Достаточно своеобразная, потому что мы задумываемся не только о том, в какое время года она происходит, но и о том, в какой исторический период. И дело не только в костюмах того времени, которые мы конечно же выдерживаем стилистически. Хочется показать намного больше — создать атмосферу русской помещичьей деревни, передать запах осени. Показать, как жили русские помещики, какими ароматами природы и ароматами отношений они дышали.

— Это не первая постановка «Евгения Онегина» на сцене филармонии. В 2007 году «лирические сцены» уже звучали и настолько успешно, что журнал «The new times» назвал эту постановку «самыми настоящими лирическими сценами». В чем отличие «нового» «Онегина»?
— Действительно, почти восемь лет назад мы делали совместную постановку с солистами театра «Геликон-Опера». Делали ставку на оперных звезд, на известные имена и вкусы того времени. На тот момент хотелось, чтобы это была сошедшая со страниц литературная история. Все герои словно появлялись из книги — это было любопытно и оправдано. Но тогда не было массовых сцен, танцев, хора. Оркестр располагался там же на сцене. Это была еще не опера, а скорее литературно-концертная постановка. Сегодня мы пришли к настоящим серьезным оперным спектаклям. В постоянном репертуаре — семь опер! С опытом ушел страх сделать что-то не так, а когда уходит страх, то появляется настоящее наполнение. Спустя восемь лет мы показываем совершенно нового «Онегина», с новым составом, массовыми и танцевальными сценами, трансформирующимися декорациями и постановочным светом.

— У Пушкина главный герой Евгений Онегин, у Чайковского — Татьяна Ларина. Кому будет отдано «предпочтение» в предстоящей постановке?
— Чайковский прекрасно знал и саму поэму, и тот факт, что изначально Пушкин и сам хотел назвать поэму «Татьяна Ларина», сделав именно ее главным действующим лицом, вокруг которого и развиваются события. Но перечитайте Онегина! Что «завещал» нам Александр Сергеевич в своей «энциклопедии русской жизни»? Онегина можно перечитывать бесконечное количество раз и каждый раз открывать для себя новые планы. Совершенно неважные, второстепенные персонажи неожиданно начинают тянуть смысл поэмы на себя. Вот и мы не хотели оставлять без внимания второстепенных героев. Они только кажутся таковыми. Возьмите, к примеру, Ольгу — она настолько необычна, неожиданна. Пушкин пишет о ней с сарказмом, и у нас она будет именно такой. Ее отношения с Ленским на грани — он попросту не понимает в кого влюбляется. Ведь это не та любовь, что зовется «высокими чувствами», это любовь — от отсутствия любовного опыта. По сути, Ленский полюбил, что первое подвернулось под руку, и этот объект оказывается таким странным, что «молодого поэта» это просто «зомбирует». Деревенская скука породила желание увидеть в человеке того, что в нем нет. И получается, что главные герой нашей оперы — юность, которой свойственно очаровываться и совершать ошибки. И нашей публике предстоит выяснить — а ошибка ли это? Я уверена, что многие из тех, кто побывает на «Евгении Онегине», «перелицует» ситуацию на себя. Задумаются о дорогах, которые мы проходим, и ошибках, что совершаем в юности, к счастью не всегда фатальных.

Автор: Виктория Балаян
kmvtimes.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору