Предстоящие мероприятия










Читайте на эту же тему







Талант — по умолчанию

Добавлено 23 октября 2013

Владимир Спиваков (скрипка, дирижер)

«Дирижирует оркестром народный артист Кабардино-Балкарской Республики Руслан Спиваков!»


Есть имена, давно перешагнувшие границы «ведомственной» славы и ставшие визитной карточкой своей родины. Можно не знать, в какой области прославили себя Андрей Сахаров или Леонид Рошаль, Майя Плисецкая или Галина Вишневская, но всем известно, что это великие люди, упрочившие авторитет России во всём мире.

К этой славной плеяде смело можно причислить Владимира Спивакова и его коллектив «Виртуозы Москвы».

На их концерты ходят так же, как в Третьяковку, в Большой или в Эрмитаж: не потому или не только потому, что любишь искусство, а потому что это хороший тон, знак принадлежности к элите. К счастью, уникальные музыканты оркестра Спивакова работают не для светских тусовщиков всего мира, а для истинных ценителей прекрасного. Лучшее свидетельство тому – гастрольный тур по России, который проводят сейчас «Виртуозы Москвы».

Увидев по ТВ рекламу концерта, я, ещё не веря своему счастью, бросилась к телефону и принялась названивать в билетную кассу. На мой вопрос, есть ли билеты на Спивакова, кассирша помолчала, затем удивлённо переспросила:

– На кого?

– На Спивакова, – ответила я уже менее уверенно. Может, я и вправду что-то не поняла, и никакого концерта не будет?

Кассирша долго шепталась с кем-то, потом недовольным тоном спросила:

– Это на «Виртуозов Москвы», что ли?

– Да, на «Виртуозов»!

– Ну так бы и говорили!

– А я так и говорю! – теперь пришла моя очередь удивляться. Мне всегда казалось, что «Виртуозы» и Спиваков – как партия и Ленин: близнецы-братья. Оказывается, не для всех… К сожалению, в их числе не только кассирши-недоучки: всё лето огромный рекламный щит перед Домом печати украшали портреты Филиппа Киркорова и Стаса Михайлова, а маэстро Спивакова такой чести почему-то не удостоили. Хотя к всемирной славе музыканта баннер в провинциальном городке уже ничего не прибавит и не убавит…

В зале было замечено немало VIP-персон, и даже Мухадин Кишев с супругой, проживающий, как известно, в Испании. Вряд ли они прикатили ради концерта из-за Пиренеев; скорее всего, это было счастливое совпадение. Действительно счастливое: в Москве на концерт «Виртуозов» так просто не попасть.

Прибыл на концерт Арсен Каноков, и не один, а с супругой и младшими детьми. Приятно, что наш лидер подаёт хороший пример другим родителям: несмотря на занятость, заботится не только о физическом, но и о нравственном развитии своих детей. Присутствие на мероприятии руководителей такого ранга предполагает официальную часть, но концерт начался без всяких предисловий. В роли ведущего выступил молодой солист Музыкального театра Рустам Абаноков, который недавно блеснул (не побоюсь этого слова) в премьере «Иоланты».

Торжественная часть всё же состоялась – в антракте между отделениями. На сцену вышли Арсен Каноков и министр культуры Руслан Фиров. В небольшом приветственном слове Арсен Баширович поблагодарил дорогих гостей за внимание к нашему городу и региону. Его слова прозвучали очень искренне, тепло и не без волнения. В заключение Арсен Баширович объявил о присвоении Владимиру Спивакову звания народного артиста КБР. По залу пролетел лёгкий смешок: и в самом деле, ну что для великого музыканта, увенчанного многочисленными регалиями наивысшего достоинства, звание народного артиста маленькой республики? Но Арсен Каноков вышел из ситуации с честью: он заметил, что если где-нибудь когда-нибудь прозвучит, что Владимир Спиваков среди прочего ещё и народный артист КБР, это будет особым почётом не для него, а для нас. В ответ на такое дипломатичное замечание зал разразился шквалом аплодисментов.

Прикалывая почётный знак к пиджаку маэстро, Арсен Баширович от волнения уронил его. Зрители сочувственно охнули и снова рассмеялись, но уже по-доброму. И словно по мановению волшебной палочки атмосфера в зале разрядилась, сделалась тёплой, дружественной, почти родственной. Руслан Фиров отпустил подходящую шутку, знак благополучно пришпилили к лацкану, и маэстро, демонстрируя награду, раскланялся. Такие незапланированные накладки способны растопить холодок официоза лучше любых пафосных слов, как и произошло в этом случае. А в начале второго отделения атмосферу дружелюбия и веселья удачно поддержал ведущий, который провозгласил почти левитановским голосом:

– Дирижирует оркестром народный артист Кабардино-Балкарской Республики Руслан Спиваков!

Но всё это лишь предисловие, хотя и довольно пространное. Пора перейти к концерту. И тут я теряюсь: говорить о творчестве этого уникального коллектива иначе, чем в превосходных степенях, было бы с моей стороны непозволительной дерзостью. Поэтому обещаю восхищаться, хвалить и превозносить.

В первом отделении прозвучало три больших инструментальных сочинения: дивертисмент фа-мажор Моцарта, соната №3 Джоаккино Россини и симфония ре-минор Луиджи Боккерини. Разбор этих произведений вне зоны моей компетенции и задачи. Анализ их давно сделали профессиональные музыковеды, и мне остаётся судить только на уровне «нравится – не нравится». Отдав дань глубокого уважения Моцарту и Боккерини, признаюсь, что соната Россини привела меня в полный восторг. Возможно, мне показалось, но в первой части я отчётливо услышала кокетливые интонации Розины (помните её знаменитую арию из «Севильского цирюльника»?). А во второй, медленной части зазвучали трагические аккорды, навевающие воспоминания об увертюре из «Сороки-воровки» (обе оперы принадлежат перу Россини).

Слушая великолепное исполнение, я вспомнила другой струнный коллектив – ансамбль скрипачей Большого театра. Меломаны старшего поколения наверняка помнят его. Визиткой ансамбля была строгая, академичная манера исполнения. Оркестр «Виртуозы Москвы» тяготеет к другому стилю – более блестящему, я бы даже сказала – салонному. И всё же если бы мне предложили охарактеризовать манеру исполнения «Виртуозов» одним словом, это слово было бы – «благородство». Благородство звучания зал ощутил с первых же аккордов, и это ощущение не покидало нас до конца вечера.

Во втором отделении, открывшемся небольшой пьесой Моцарта, преобладала вокальная музыка. И я вновь теряюсь: так уж сложилось, что в нашей местечковой прессе отзыв о концерте должен быть только комплиментарным. Отрицательные оценки не только не приветствуются, их попросту не бывает. Поэтому прошу у читателей прощения и всё же позволю себе немного критики.

С вокальными сочинениями выступили юная солистка Большого театра Алина Яровая и такой же молодой тенор Алексей Неклюдов. Они пошли по проторённому пути и выбрали для концерта произведения чрезвычайно популярные, если не сказать – «запетые». Алина Яровая исполнила две арии из опер Джакомо Пуччини «Джанни Скикки» и «Богема». Алексей Неклюдов спел несколько итальянских песен – Э. Куртиса «Не забывай меня», Ч. Биксио «Говори мне о любви» и мега-популярные «Влюблённый солдат» Э. Каннио и «На качелях» («Фуникули-фуникуля») Л. Денца. С одной стороны такой выбор оправдан: публика всегда охотно откликается на знакомые и любимые мелодии. Но с молодыми вокалистами он сыграл недобрую шутку: у зала было с чем сравнивать. И сравнение было не в пользу молодых гастролёров. Особенно это касается Алексея Неклюдова. Редкий певец не включает в свой репертуар итальянские песни, достаточно назвать имена Лучано Паваротти или Муслима Магомаева. Думаю, комментарии излишни.

Мне могут возразить: Магомаев и Паваротти тоже не всегда были звёздами мировой величины, мастерство приходит с годами. Согласна. Но если артист берёт на себя ответственность петь под аккомпанемент такого оркестра, как «Виртуозы», исполнение должно быть безукоризненным. Или хотя бы отличаться оригинальной трактовкой, необычным подходом к знакомому произведению. Здесь я не услышала ни того, ни другого. Алина, несмотря на молодость, является солисткой Большого театра. Такой статус дорогого стоит. Но, слушая певицу, я ощущала, что пока не она управляет своим голосом, а голос управляет ею. И если честно, мне показалось, что молодые солистки нашего Музтеатра могли бы составить столичной приме достойную конкуренцию.

После сольных выступлений Алина и Алексей исполнили два дуэта из «Травиаты» Джузеппе Верди, один из которых – такая же мега-популярная «Заздравная». Музыка Верди прекрасна, но я со стыдом поймала себя на мысли: «Хватит пения, пусть ещё сыграет оркестр!». Владимир Теодорович был предельно любезен, внимателен, я бы даже сказала – по-отечески добр к молодым солистам. Пройдут годы, и они будут хвастать, что в самом начале карьеры им выпало редкое счастье петь в сопровождении самих «Виртуозов Москвы». А я, рискуя заработать репутацию грубого и бестактного человека, скажу: предлагать оркестру такого уровня аккомпанировать пусть одарённым, но всё-таки начинающим певцам – всё равно что колоть орехи гербовой печатью.

Ближе к финалу концерта маэстро сделал ещё один галантный жест – теперь в сторону нашего именитого земляка Юрия Темирканова. Поздравив своего собрата по цеху с приближающимся юбилеем, он объявил, что следующую пьесу – «Гимн красоте» современного австрийского композитора Фридриха Гульды – музыканты посвящают Юрию Хатуевичу. Кстати, в следующем году Владимир Спиваков также будет отмечать юбилей.

Перед последним номером программы Владимир Теодорович обратился к залу. Он поблагодарил публику за тёплый приём и любовь к высокому искусству музыки, руководство республики – за оказанное ему и оркестрантам уважение, пожелал народу Кабардино-Балкарии мира и благоденствия. И объявил, что последнюю пьесу концерта – «Либер танго» Астора Пьяццоллы – оркестр исполнит в честь наших прекрасных женщин.

Если до этого момента в зале и оставались скептики и равнодушные (не могу себе это представить!), то танго свело с ума всех. В первые секунды мне показалось, что без бандонеона эта музыка звучать не может, не должна. Но вскоре поняла, что ошиблась: скрипке под силу абсолютно всё! Оркестровка для струнного состава оказалась потрясающе удачной. Астора Пьяццоллу по праву называют королём танго, а исполнители передали его гениальный замысел с подлинным блеском. Казалось, от обжигающего накала страсти скрипки вот-вот взорвутся под пальцами музыкантов! В кульминационный момент певучие струны заскрипели жёсткими, скрежещущими диссонансами, застонали, зарыдали почти немузыкально, да это уже и не была музыка – это был горестный вопль страдающего сердца.

Да, под такую музыку танцевать нельзя, это было бы смертельно опасно. Ведь если тангерос поддадутся гипнозу страсти, переполняющей мелодию – а не поддаться ей невозможно, – дело могло бы кончиться, как в «Кармен». И зал действительно подчинился этой невероятной магии, но, к счастью, до кровопролития дело не дошло. А весь безудержный восторг, всё восхищение благодарные слушатели выразили в несмолкающих аплодисментах.

Глядя на раскланивающегося маэстро, я вдруг подумала: если бы Моцарт дожил до возраста Владимира Теодоровича, он, наверное, стал бы таким же. Остроумным и красноречивым, хотя главное его красноречие таится на кончике дирижёрской палочки (подаренной самим Леонардом Бернстайном!). Красивым, стройным и изящным, но в то же время скромным и естественным. Невероятно обаятельным, душевно щедрым и чутким. Об огромном музыкальном даровании я не говорю. Это редкостное, счастливое качество присуще маэстро по умолчанию.

Екатерина ПЕТРОВА
kbr.mk.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору