«Терем-Квартет» продемонстрировал смоленской публике, как звучит Бах по-русски и по-итальянски

Добавлено 04 июня 2014

«Терем-Квартет», Смоленская филармония

Не иначе как феерическим можно назвать аншлаговое выступление 2 июня на сцене Смоленской областной филармонии знаменитого Ансамбля народных инструментов «Терем-квартет» (Санкт-Петербург) в составе: заслуженный артист РФ Андрей Константинов (домра малая), заслуженный артист РФ Андрей Смирнов (баян), заслуженный артист РФ Михаил Дзюдзе (балалайка-контрабас) и Алексей Барщев (домра альт). Этот концерт под названием «Дороги…» состоялся в рамках 57 Международного музыкального фестиваля имени М.И.Глинки.

«Терем-Квартет» продемонстрировал публике, как звучит Бах по-русски и по-итальянски. Трудно было поверить, что лёгкая, искрящаяся музыка, которая звучала на сцене, написана серьёзным немецким классиком. По словам участника «Терем-квартета», баяниста Андрея Смирнова в репертуаре коллектива также есть Бах по-шотландски, по-грузински и ещё несколько оригинальных аранжировок. Закончив с Бахом, музыканты перешли к Чайковскому и исполнили композицию под названием «П. И. Чайковский в гостях у народов Севера… отдыхает». Шуточным произведением по мотивам «Собачьего вальса» завершилось первое отделение.

В программу концерта помимо классики вошли мелодии из известных кинофильмов, а также лучшие композиции, созданные за 25 лет творческой жизни коллектива. Публика долго не хотела отпускать исполнителей, и только после композиции на бис музыканты смогли покинуть сцену.

Питерский»Терем-квартет» называют визитной карточкой не только Петербурга, но и России. О том, как это случилось, о тонкостях игры и идеологии квартета рассказал в интервью Андрей Смирнов.

-Как вам удалось так быстро найти своего слушателя не только в России, но и за рубежом?

- Мы не замыкаемся на «Калинке-малинке». Это одна из причин успеха. В нашей программе есть произведение «Русские страдания по кантате Баха». Традиционное органное произведение превращается у нас в путешествие Баха по России. Есть и русский Шуберт. А еще есть композиция «Чайковский в гостях у народов Севера», «Чайковский гуляет по Фонтанке», «Чайковский дремлет у камелька». Нам часто говорят: «На вашу музыку надо ставить фильм».

-Вы играли для Путина, Шредера и других мировых лидеров. Наверное, наблюдали кто и как из них реагирует на ваше выступление? Кто из них показался вам самым эмоциональным?

- Как ни странно, Джордж Буш-младший. Он очень живо реагировал. На выступлении перед участниками Большой Восьмерки, нам удалось «обмануть» японского премьера. У нас в игре бывают «ложные» концы. Он стал хлопать, хотя мы еще не закончили. Это очень оживило атмосферу. Великолепно реагирует Шредер. Мы несколько раз играли перед ним. У него всегда почему-то розовели щеки, когда он слушал нас. Путин удивлялся: как нам удается играть вместе? У нас есть много сложных неритмичных вещей…

-Не боитесь стать таким же брендом, как те же матрешки и медведи?

- Нет, не боимся. Мы с самого начала находимся на грани. С одной стороны, мы академические музыканты, закончили академическую школу. С другой стороны, мы играем на народных инструментах, и должны быть интересны народу. Сегодня у всех игроков на народных инструментах одна беда – они неинтересны. Уже никто не слушает «Калинку-малинку», «Светит месяц». Как правило, все народные коллективы варятся в своем собственном соку. Народа там нет. Мы пошли своим путем. Наш квартет нельзя назвать попсовым или академическим. Мы стремимся быть современными, оставаться востребованными, а с другой стороны сохранить мастерство и профессионализм. Самое главное для нас – нести позитивное, доброе слушателям. Кажется, нам это удается.

- Один критик писал, что вы создали свой стиль в музыке?

- Наверное, это так, но у нас не было никакой цели создавать свой стиль или жанр. Все получилось само собой. Мы шли совершенно новым непроторенным путем, суть его заключается в соединении устной и письменной традиций, соединении академической школы и фольклора.

Наш академизм в инструментах, а фольклор это то, что живет в воздухе, он и есть устная традиция. Фольклор двадцатого века – это киномузыка, песни. Понятно, какие-то песни забываются, но фольклор живет, им наполнен воздух. Мы играем и классику, но в такой манере, которая не считается классической. Мы можем играть чистую классику, но играем ее в своей манере, по-простонародному. Тогда она становится более доступной. Если прислушаться к нашей игре, то она может показаться неким калейдоскопом, эклектикой, смешиванием жанров. Но это не принцип попурри или постмодернизма, когда берутся характерные черты разных стилей и смешиваются. Попурри это всего лишь соединение разных мелодий…

- На ваших выступлениях можно заметить, как во время игры вы как будто разговариваете между собой. Это помогает на сцене?

- Мы разговариваем не только на инструментах, но и глазами. Это часть нашей игры. Музыка не абстрактна, она конкретна. Музыка это тоже часть идеологии для музыканта. Как говорят сейчас, это энергия и ее нужно генерировать. Иногда мы взбадриваем друг друга. Задача музыкантов на сцене – захватить все внимание слушателей и построить с ними единое поле. Но прежде чем это сделать, надо наладить его между собой.

Текст: Анна Горшкова.
http://smolensk-i.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору