Тимур Халиуллин о музыке и о себе

Добавлено 26 апреля 2012

Тимур Халиуллин (карильон, клавесин, орган), Белгородская филармония, Органный зал Белгородской филармонии

Ежемесячные концерты в Органном зале Белгородской государственной филармонии, которые начались с его открытием в декабре 2011 г., вызывают неизменно устойчивый интерес слушателей. В дополнение к проходящим сейчас (24 и 26 апреля) концертам «Органный романтизм» лауреата международных конкурсов Тимура Халиуллина, предлагаем читателям «Афишки» беседу с «хозяином» белгородского органа.

— Тимур, Вы уже почти полгода за кафедрой белгородского органа. Как Вы себя чувствуете в Белгороде?

— Я нисколько не польщу, сказав — очень хорошо. Думаю, для меня большая удача, что я попал именно сюда.

— А как вообще складывалась Ваша «жизнь в искусстве»?

— Я вырос в оружейной «столице» России — Ижевске. В семье не было профессиональных музыкантов, но музыку любили все, музыка звучала постоянно. Отец играл по-любительски на разных музыкальных инструментах. Мама и младшая сестра получили начальное музыкальное образование, мама ещё окончила хоровое отделениемузыкально-педагогического училища, но профессии в жизни выбрали другие. Я оканчивал Ижевское музыкальное училище как теоретик, тогда же пробовал сочинять. Потом поступил в Петербургскую консерваторию. Подал документы на два отделения — композиции и фортепиано, и, к своему удивлению, был принят на оба.

Я выбрал как основной курс — фортепиано, а композицией стал заниматься факультативно у проф. Александра Дерениковича Мнацаканяна. Моим фортепианным педагогом все пять лет был доцент Леонид Феликсович Тамулевич. В своё время он закончил Московскую консерваторию у таких корифеев советского пианизма как Элисо Вирсаладзе и Татьяна Николаева (в аспирантуре). В прошлом году я закончил фортепианный факультет (с «красным» дипломом). В выпускной программе были 3-й концерт Прокофьева, «Ночной Гаспар» Равеля, Бах, Гайдн. Рояль забывать не хочу, и в следующем сезоне планирую пианистические выступления.

Когда я был на втором курсе, объявили набор на факультатив по органу. Я очень обрадовался, заинтересовался, записался, хотя поначалу пришлось очень трудно. Второй факультатив (по положению) является платным. Мне пришлось сразу же пойти работать концертмейстером в музыкальную школу. Один я бы финансово это не «потянул», если бы не помощь моей семьи, им тоже пришлось «затянуть пояса».

Я стал первым учеником Даниэля Феликсовича Зарецкого, он тогда первый год начал преподавать в консерватории, параллельно работая в Санкт-Петербургском университете на кафедре старинной музыки. Со второго года органных занятий меня перевели с факультативного обучения на основное, и, таким образом, я стал получать второе высшее образование. Существует общераспространённое мнение, что пианист не должен заниматься органом — слишком различны приёмы игры, но Л. Ф. Тамулевич понял моё увлечение. Меня орган очень увлёк, несмотря на все сложности — в консерватории желающих осваивать орган было много, и поэтому каждому выделялось только два часа в день. Часто приходилось ночевать в консерватории, чтобы с 6 утра занять единственный органный класс. Или, если тебе доставались вечерние часы, приходилось ночевать, потому что консерватория закрывалась в 23.30, и до общежития на метро было уже не добраться.

В этом году я окончил консерваторский курс органа у Д. Ф. Зарецкого. Последние годы в Санкт-Петербурге наблюдается настоящий органный бум, и во многом это движение обязано своим возникновением моему учителю(т. е. Зарецкому — прим. Н.С.) и заведующему университетской кафедрой органа А. А. Панову. Сейчас в Петербурге звучит много разных органов, и многие возрождены усилиями Даниэля Феликсовича благодаря его контактам с фирмой «Hermann Eule», той, которая строила орган и для Белгорода. В Петербурге стараниями этой фирмы зазвучал молчавший десятилетия орган в Малом зале консерватории и в Капелле им. Глинки. Появились стилистически-ориентированные органы, например, орган в церкви св. Марии — аналог немецкого барочного (зильбермановского) органа; орган в концертном Мариинском зале воспроизводит особенности французских инструментов; есть компромиссный, объединяющей стили вариант — в Таврическом дворце.

Появление большого количества действующих органов и желающих учиться играть на них повлекло появление в Петербурге органных конкурсов, их сейчас три. Конкурс им. И. А. Браудо; I-й Всероссийский конкурс органистов (я собираюсь принять в нём участие) и органный конкурс«Гатчина-Петербург», где два года назад я получил первую премию. Этой премией была поездка в австрийский город Грац. Мечтаю поучаствовать в российском органном конкурсе им. М. Таривердиева, который базируется в Калининграде, но проводится в разных местах.

Но я ещё не закончил учиться. Во второй половине мая я опять уезжаю в Петербург сдавать вторую сессию в университете (сессий всего четыре) на факультете старинной музыки, органа и карильона (примечание: карильон (карийон) от франц. carillon (трезвон) — ударный музыкальный инструмент, представляющий собой набор настроенных колоколов с ручной и ножной клавиатурой и механическим приводом). На этом факультете я обучаюсь потому, что он даёт комплексное образование в области старинной музыки — обучение игре на старинных инструментах и основательную музыкально-теоретическую подготовку.

Белгород будет третьим городом в России, где появится карильон. В Петербурге есть два — один в Петропавловской крепости (51 колокол, построен ещё в петровские времена), другой — в университете, учебный. В Петербургском университете игру на карильоне преподает Йозеф-ВиллемХаазен из Бельгии, кстати, хорошо говорящий по-русски. Он возглавляет единственную в мире школу игры на карильоне в Мехельне.

Карильон для Белгорода уже строится, но его появление, похоже, должно стать сюрпризом. А пока я радуюсь тому, что в Белгороде не иссякает поток слушателей на органные концерты. В первой половине мая пройдут органные концерты, где во втором отделении примут участие мои белгородские коллеги — заслуженная артистка РФ Нина Стрижова (меццо-сопрано), Валерий Михайлов (виолончель), Михаил Пидручный (флейта), Андрей Долинский (труба), Виктория Безуглая (альт) и другие.

И ещё, я надеюсь, что скоро слушатели органных концертов будут получать печатные музыковедческие комментарии к исполняемой музыке, так, как это принято повсеместно.

Специально для А-фишки
муз. обозреватель БГФ Нина Синянская
Дата публикации: 25.04.2012

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору