Три тенора признались в любви Энрико Карузо и костанайской публике

Добавлено 09 декабря 2013

Три тенора на костанайской сцене показали широту не только диапазона голосов, но и репертуара

Строгую гармонию вечера классической музыки поддерживали и черно-белые клавиши рояля, встрепенувшиеся под руками концертмейстера фонда «Таланты мира» Станислава Серебрянникова.В субботу, 7 декабря, в 18.30 в областной костанайской филармонии им. Е. Умурзакова все начиналось классически. Ослепительно белый рояль на сцене, темный полумрак почти полного зала и выход под аплодисменты четырех виртуозов в строгих черных костюмах.

Знакомые аккорды и… «La Donna e mobile…» - начал озорную арию герцога Мантуанского из оперы Верди «Риголетто» тенор Алехандро ОЛМЕДО.

Голоса Антона ИВАНОВА и Георга ЭННАРИСА продолжили знаменитую арию, известную в русской интерпретации как «Сердце красавиц склонно к измене».

Громкие аплодисменты и крики «Браво!» раздались сразу, как только стихла последняя нота, и позже уже не прекращались.


- В этом году вся просвещенная общественность мира отметила 140 лет со дня рождения Энрико Карузо, которого многие музыканты до сих пор считают непревзойденным тенором, - отметила ведущая. - У него был орден Почетного легиона и английский Викторианский орден, немецкий орден Красного орла и золотая медаль на ленте Фридриха Великого, даже солдатский образок в серебряном окладе, который называли русским «орденом Святого Николы». Своим голосом он покорил весь мир и был известен не только выступлениями, но и проделками.


Первые приличные деньги Карузо заработал в Каире, где и прогулял их с танцовщицами. Спьяну он упал в Нил и чуть не был съеден крокодилом. Уже став известным, он заявил президенту Соединенных Штатов: «Я рад за вас, вы почти также знамениты как я!» Веселый нрав тенора не мешал ему исполнять самые печальные арии.


Одной из таких считается знаменитая ария Марио Каварадосси из оперы Пуччини «Тоска». Когда на костанайской сцене Антон Иванов проникновенно начал «El lucevan le stelle», зал замер. Голос тенора заставил пережить боль Марио, готовящегося к казни.

Карузо впервые исполнил другую арию Каварадосси из первого действия «Тоски» под аккомпанемент самого Пуччини. Тенор заболел и композитору прислали начинающего, еще не известного юношу Энрико. Когда Карзуо пропел арию, Пуччини повернулся и спросил: «Кто вас ко мне послал, Бог?».


Божественную и не менее трагичную арию Канио из «Паяцев» Леонкавалло вслед за Ивановым исполнил Алехандро Олмедо. Высокие ноты, печаль и чуть саркастический, горький смех паяца посреди ариозо удались тенору на «ура», что и доказали неоднократные крики «Браво!».


Впрочем, сам Олмедо покорил публику вовсе не печальным настроем. Бойкие улыбки, подвижные жесты на сцене, постоянные воздушные поцелуи, вызвавшие восторг женщин – артистичность Олмедо не знала границ. При этом он не забывал позировать фотографам, подбодрять зал своими хлопками и регулярно приглашать на поклон исполнителя партии фортепиано Станислава Серебрянникова. «Браво, концертмейстер!» - кричала подбодренная публика.


Ведущая сообщила, что мексиканский тенор – любитель женщин, особенно блондинок. И Олмедо посвятил костанайским дамам знаменитую «Бессамо мучо».

Георг Эннарис и Антон Иванов также исполнили песни на своих родных языках. Родившийся в Крыму Эннарис спел на разудалом украинском «Дивлюсь я на небо, тай думку гадаю..». Антон Иванов – разухабистую «Ах, Настасья, отворяй-ка ворота».

Кстати, кумир теноров Карузо дважды был в России – в 1899-м и 1900 годах. Говорят, что успех был настолько ошеломительным, что именно после российской сцены великому тенору открылись двери миланского оперного театра La Scala.


Но чаще всего Орфей, как называли Карузо при жизни, был задействован в нью-йорском «Metropolitan Opera», на сцену которого выходил 607 раз. А начинал будущий Орфей с неаполитанских песен, которые три тенора исполняли вместе и радовали костанайцев.


- Сейчас на вас обрушится каскад самых высоких нот, - объявила ведущая. - Когда Карузо был в Сан-Франциско, там случилось землетрясение. Обеспокоенные друзья нашли его в полуразрушенном доме с мокрым полотенцем на плече и сообщили, что он подвергается опасности. «Вот видите, что бывает, когда я беру самые высокие ноты!» - невозмутимо отреагировал Энрико.


От высоких нот неаполитанских песен, таких как «Вернись в Сорренто», «Санта Лучия», здание областной филармонии не рухнуло, но аплодисменты были нескончаемые. Тенорам приходилось начинать новые песни, не дожидаясь, когда стихнут хлопки.


Ну и под конец – неаполитанская «Dicitencello a ’sta cumpagna vosta», которую в оригинале начали Олмедо и Иванов, а Эннарис пропел знаменитый русский перевод «Скажите, девушки, подружке вашей». Кстати, русский перевод, появившийся в 1936 году, настолько удался, что многие воспринимают песню чуть ли ни как русскую народную. Но корни ее из Неаполя – родины Энрико Карузо.

Последней была все та же неаполитанская «O sole mio», после которой зрители несколько минут аплодировали стоя. Одна из поклонниц в это время преподнесла всем виртуозам по большой белой розе, также гармонично вписавшихся в классический вечер.

Восторг публики не прекращался, и четверка исполнителей объединилась в кружок, явно готовя сюрприз. «Каварадосси!» - раздалось из зала. Кто-то желал еще раз послушать душераздирающую арию возлюбленного Тоски.

Но теноры и концертмейстер отблагодарили публику, запев «Очи черные, очи страстные …» - чем не описание жгучей красавицы Тоски?

Зрители вновь аплодировали стоя, и на этой классике жанра вечер завершился окончательно. Но костанайцам заявили, что в репертуар фонда «Талантов мира» под руководством Давида Гвинианидзе входят 85 концертов. И когда-нибудь все они состоятся на костанайской сцене…

Второй концерт «Трех теноров» в областной филармонии состоится уже сегодня, 8 декабря, в 17.00.


Ольга ЛИХОГРАЙ

http://www.ng.kz

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору