Уникальные сочинения для виолончели представили на Международном Рождественском фестивале искусств солист Фёдор Амосов и ансамбль «Новосибирская камерата»

Добавлено 13 декабря 2017

Федор Амосов (виолончель), ГКЗ им. Арнольда Каца, Московская академическая филармония

12 декабря на XII Международном Рождественском фестивале прозвучали сразу две премьеры: виолончелист Фёдор Амосов и ансамбль солистов «Новосибирская камерата» представили публике программу из произведений композиторов династии Бах и нашего современника Николая Капустина.

Два произведения из этой концертной программы — Концерт для виолончели, клавесина и струнного оркестра ля-минор Карла Филиппа Эммануила Баха и Концерт для виолончели, фортепиано и струнного оркестра Капустина, — новосибирская публика услышала впервые. Причем, произведения российского композитора — это фактически мировая премьера: переложения для виолончели сделал сам Фёдор Амосов.

Фёдор Амосов известен не только как один из самых ярких молодых исполнителей своего поколения. Лауреат престижных международных конкурсов, стипендиат Фондов Спивакова, Ростроповича и Рериха, один из ведущих солистов проекта Московской филармонии «Звёзды XXI века», он выступает и как дирижёр. Как звукорежиссёр сотрудничает с такими компаниями, как Naxos, Centaur Records и Divine Records.

А еще он известен тем, что постоянно делает переложения для виолончели произведений композиторов разных эпох. Сочинение известного джазового пианиста, аранжировщик и композитора Николая Капустина — яркое тому подтверждение.

Это, подчеркнул музыкант, мировая премьера. Двойной концерт, первоначально написанный для скрипки и фортепиано, солист переложил для виолончели, фортепиано и струнного оркестра. На сцене Государственного концертного зала имени Арнольда Каца Амосов исполнил его вместе пианистом Алексеем Гребёнкиным и ансамблем «Новосибирская камерата».

— Скрипачи не играют этот концерт, как мне кажется по одной простой причине: он очень сложный, — высказался Фёдор Амосов. — Он сложен технически, он сложен ансамблево. Для оркестра, обоих солистов! Только в этом я вижу причину, потому что с музыкальной точки зрения — это замечательно!

Музыканты «Новосибирской камераты», отмечает концертмейстер ансамбля Елена Климочкина, работу над партитурой начали в октябре. Но непосредственный контакт с солистом — это важнейшая часть работы над программой.

И здесь Фёдор Амосов предложил решение неожиданное: на концерте он предложил разместить басовую группу ансамбля на подиуме, вровень с солистом. Изменилось звучание ансамбля — это отметили и музыканты, и слушатели.

Работа над столь необычным произведением, в котором смешались мотивы блюза, рэгтайма и кантри — это интересный опыт для музыкантов «Новосибирской камераты».

— Потенциал каждого солиста тут работает на общий результат. Хотя концерт Капустина — это не джаз в привычном смысле этого слова. Это скорее стилизация. Но там такая игра тембров! А у пианиста какая партия! Впечатления от работы с Фёдором Амосовым масса, и все они положительные! — сказала Елена Климочкина.

Но программу, которую публика услышала в Государственном концертном зале 12 декабря, Фёдор Амосов начал исполнением другого произведения: прозвучал Концерт для виолончели, клавесина и струнного оркестра ля-минор Карла Филиппа Эммануила Баха.

Написанный в 1750-ом году, этот виолончельный концерт является единственным в творчестве композитора, чья оригинальная партитура сохранилась до наших дней.

— Его музыка очень интересна! Если в первой и третьей частях он абсолютно ни на что не похож. Творчество Баха, его музыка входит в такое направление в искусстве, как «Буря и натиск», более известное по литературным произведениям. И концерт, я не побоюсь этого слова, агрессивный! Солист и оркестр, в данном случае, не играют одну роль. Они находятся как бы на разных полюсах. Если оркестр — это действительно образ «бури», чего-то постоянно меняющегося, то солист играет нежные, лирические мелодии, — отметил Фёдор Амосов.

Как подчеркнул музыкант, это сочинение, с первых тактов, способно перевернуть традиционные представления о барочном или даже классическом концерте.

— Этот концерт не проще, чем произведения, например, Йозефа Гайдна. В силу необычности своей техники, концерт Карла Филиппа Эммануила Баха абсолютно «вне» нашего привычного понимания музыки второй половины XVIII века. Ну, все мы знаем: двойные ноты, ходы по трезвучиям, довольно простой ритм. У Моцарта, у Гайдна — всё это довольно просто! А у Карла Филиппа Эммануила Баха всё немного по-другому. В этом концерте постоянный диалог: тут и солист, и оркестр абсолютно равноправны.

После концерта состоялась творческая встреча Фёдора Амосова с публикой. Её участниками стали слушатели концерта и студенты Новосибирской консерватории имени М. И. Глинки.

Станислав Якушевич,

руководитель отдела по связям с общественностью

Новосибирской государственной филармонии

ВКонтакте Facebook Twitter Мой Мир Google+ LiveJournal

© 2009–2018 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору