В России впервые выступил «Кремона-квартет» с родины Страдивари

Добавлено 10 июня 2015

Воронежская филармония

Один из интереснейших камерных ансамблей Европы — Quartetto di Cremona — побывал на Платоновском фестивале в Воронеже. Познакомив публику с современной итальянской музыкой, участники коллектива рассказали, чем обязаны Шостаковичу и почему не стоит «играть квартет на четырех мотоциклах».

Фото: Мария Григорян/ РГ
Quartetto di Cremona появился в городе, которому струнные инструменты принесли мировую славу. Кремона — это Антонио Страдивари, Николо Амати, братья Гварнери и другие великие скрипичные мастера. Четыре музыканта учились здесь в академии Вальтера Штауффера и 15 лет назад создали свой ансамбль.

— Когда мы придумывали название, то не знали, что были еще какие-то «Кремона-квартеты». Оказалось, в 1960–1970-е годы играл молодежный The Cremona String Quartet в Нью-Йорке, коллектив с похожим именем существовал в Азии. Но оба они уже распались. Мы зарегистрировали свое название (на мое имя), так что Quartetto di Cremona отныне единственный в мире. В подражание Людовику XIV-му, могу сказать: «Кремона-квартет — это я», — пошутил альтист Симоне Грамалья.

— Когда же мне исполнилось 26, я подумал: «Пора что-то серьезное в этой жизни сделать», — рассказал Кристиано Гуалько, первая скрипка Quartetto di Cremona. — Конечно, я выступал тогда и в составе оркестра, и сольно, но особых результатов не достиг. А надо сказать, что мне очень нравился Третий квартет Шостаковича в исполнении квартета имени Бородина. Я мечтал его сыграть и предложил другу детства Симоне Грамалья создать камерный коллектив. Хотя не очень представлял, как это выглядит на самом деле. Мы нашли еще двоих коллег (потом их заменили наши приятели, скрипач Паоло Андреоли и виолончелист Джованни Скальоне) и стали заниматься с музыкантом из квартета имени Альбана Берга. В итоге отказались от сольной карьеры и играем только вчетвером. Каждый день. Спасибо Шостаковичу! Участники коллектива знакомы с юных лет, но сотрудничать начали, уже заняв определенные высоты в профессии. После консерватории в Генуе они стажировались за рубежом — общались, но вместе не играли.

За минувшие годы квартет стал лауреатом многих престижных конкурсов, обзавелся контрактами с крупными фестивалями и концертными залами и стал лицом международного проекта «Друзья Страдивари». Quartetto di Cremona объехал всю Италию и Европу, гастролировал в Австралии, США, Азии, а теперь добрался до России.

Для знакомства с русской публикой гости приготовили взвешенную и разнообразную программу. В нее вошла классика от Верди и образец «новой венской школы» от Веберна, отразивший перипетии ХХ века Шостакович и опусы итальянских авторов наших дней. Причем исполнялись они не в хронологическом порядке, а вперемешку, как часто и делают в Европе. Сочинения классиков и современников там звучат на равных. Концерт в Воронеже начался с квартета № 6 Микеле Даль’Онгаро.

— Он очень динамичный, с мелодичной и очень «вокальной» партией скрипки в финале. Для второго отделения мы выбрали Movimento di Quartetto Фабио Вакки, где чередование страстной и протяжной музыки отсылает к классической гармонии и композиции. Оба этих произведения всегда имеют успех у публики, — пояснил Джованни Скальоне. — Кроме того, мы решили сыграть ми-минорный квартет Джузеппе Верди. Он написал его в пику критикам, чтобы доказать, что итальянцам по плечу не только оперы. Мы считаем, что его попытка удалась. В этом квартете, особенно в третьей части, музыка очень напевная — на нее вполне можно положить какую-нибудь арию.

Чувствовалось, что итальянские сочинения членам Quartetto di Cremona очень близки и понятны. В них ярко проявилась «сыгранность» коллектива. Музыканты осознают, что качественное звучание нарабатывается годами именно совместной работы, и потому избегают выступать не в полном составе. Квартет Верди, кстати, ранее в Воронеже не звучал.

— Мы отказываемся от проектов, где от нас требуют, допустим, исключить одну скрипку или исполнить классическую музыку для струнных в необычном составе. Считаем это разрушением ансамбля, — подчеркнул Кристиано Гуалько. — Говорят, квартет — как семья. Я бы сказал — даже хуже! Да, у нас непохожие темпераменты (и, наверное, публике приятно видеть четыре разных характера). Теоретически это может дать почву для конфликтов, но мы стараемся быть внимательными друг к другу.

Ядром концерта на Платоновском фестивале стал Восьмой струнный квартет Шостаковича. Итальянца осознавали, сколь ответственно играть эту сложную по содержанию музыку в России, на родине композитора. Сам Шостакович в письме другу сообщал, что «никому не нужный и идейно порочный квартет» посвящен… памяти автора. Он наполнил партитуру отсылками к собственным произведениям, музыке Вагнера и Чайковского, использовал песню «Замучен тяжелой неволей».

«Псевдотрагедийность этого квартета такова, что, сочиняя его, я вылил столько слез, сколько выливается мочи после полдюжины пива. Приехавши домой, два раза пытался его сыграть, и опять лил слезы. Но тут уже не только по поводу его псевдотрагедийности, но и по поводу удивления прекрасной цельностью формы, — признавался композитор в том же письме. — Но, впрочем, тут, возможно, играет роль некоторое самовосхищение, которое, возможно, скоро пройдет, и наступит похмелье критического отношения к самому себе».

Официально Восьмой квартет посвящен памяти жертв фашизма и войны. Вряд ли то была простая маскировка. Quartetto di Cremona интерпретировал посвящение в более узком, автобиографическом, смысле. На бис итальянцы сыграли Моцарта — тонко и по-настоящему прочувствованно.

Музыканты играли в Воронеже на инструментах работы Никола Амати, Антонио Тесторе Джоакино Торацци. Самая молодая — скрипка 1758 «года рождения», самая старая, тоже скрипка, — 1640-го.

Quartetto di Cremona делает ставку на академизм, хотя и не чурается экспериментов. Например, дважды делал программы с оркестром и исполнял квартет Джорджа Крама, известного своей тягой к техническим «фишкам» и театральности. Помимо струнных инструментов, тогда пришлось задействовать гонг, маракасы и стеклянные стаканы.- Ее получила в наследство моя жена-японка, так что я супругой дорожу вдвойне! — улыбнулся Кристиано Гуалько. — Сегодня струнные инструменты великих мастеров рассеяны по всему миру, но итальянцы, конечно, мечтают собрать их на родине…

— Погоня за популярностью зачастую требует совсем странных вещей, но на них мы не идем. Музыка прекрасна сама по себе. Нет смысла играть квартет на четырех мотоциклах или вися где-то в воздухе. Мода меняется, а музыка — универсальный язык, он веками объединяет людей всего мира, — отметил Симоне Грамалья. — Сегодня «филармоническая» публика стареет, и для многих музыкантов это действительно проблема. Чтобы привлечь новое поколение, мы очень часто устраивали специальные концерты для детей и молодежи. Но один мой друг, философ, сказал занятную вещь: «В Европе с каждым днем все меньше детей и все больше стариков, поэтому ваше счастье, что классику слушают люди пожилые». Думаю, у нас никогда не возникнет проблем с аудиторией — пожилых всегда будет больше! Их интерес к классическим концертам имеет очень глубокое объяснение. Когда мы молоды, нам нравится шум, хочется завоевывать пространство. Но по мере взросления перед всеми неизбежно встают главные жизненные вопросы, а ответы на них любой человек может найти у великих композиторов.

Текст: Татьяна Ткачева (Воронеж)
www.rg.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору