Валерий Гергиев за дирижёрским пультом принадлежит себе и великой музыке

Добавлено 30 апреля 2015

Валерий Гергиев (дирижер)

Герой труда, народный артист России, обладатель множества регалий, званий и наград — всего не перечислишь. Но весь мир называет его просто: маэстро.

Когда возникла идея создать символический оркестр мира, в который входят лучшие музыканты-оркестранты всех стран, дирижировать им доверили, конечно же, Валерию Гергиеву.

Мне довелось послушать тот самый оркестр в Мариинском театре — в жизни не слышала ничего более волшебного. А в далёком 1995-м мне, тогда ещё студентке Магнитогорского музыкального колледжа, посчастливилось пообщаться с Валерием Абисаловичем. В Мариинку, где он репетировал накануне представления, нас привела любимый преподаватель нескольких поколений студентов Магнитогорской консерватории Наталья Юревич. В девичестве Антонюк, Наталья Павловна с детства знает Гергиева. Маэстро тогда быстренько завершил репетицию и сорок минут разговаривал с нами, студентами. И вот теперь, придя на вокзал встречать поезд Московского Пасхального фестиваля, Наталья Павловна смеётся: «Мы видимся с ним регулярно — раз в двадцать лет».

Впрочем, к этой истории я ещё вернусь. А пока — официальная часть встречи: маэстро в лёгком костюме на пронизывающем ветру пообщался с прессой, тут же окружившей его.

Телекомпания «ТВ-ИН»:

— В чём миссия Московского Пасхального фестиваля?

— Он сделан для людей. Люди живут в разных городах: в огромных, с развитой структурой музыкальных, театральных учреждений, и в городах поменьше, где лучшие симфонии, оперы и балеты ставятся реже. А есть ещё города, которые никогда не видели полноценного спектакля. Задача фестиваля — восполнить этот пробел. Каждый год маршрут Пасхального фестиваля охватывает 25–26 регионов. Это около пятидесяти концертов только с моим участием. А есть ещё хоровые, камерные концерты, звонильная неделя.

За две недели мы дали концерты в Смоленске, Владимире, Рыбинске, Переславле, Екатеринбурге, Перми, Кемерове, Томске, Омске, Тюмени, Барнауле, Астане… Магнитогорск тринадцатый по счёту город, впереди ещё пятнадцать. Города, в основном, крупные. Но в этот раз побывали и в Воткинске — на родине Петра Ильича Чайковского, где накануне юбилея великого русского композитора происходят позитивные изменения в сфере культуры.

Иной год объезжаем с концертами до сорока регионов страны — это огромная цифра. Думаю, столько объезжают все остальные коллективы столиц, вместе взятые.

С огромным интересом приехали в Магнитогорск, индустриальный город-гигант. Для меня это первый приезд сюда, хотя выступал пару раз в Челябинске, десяток раз в Екатеринбурге и Перми. Думаю, положим начало хорошим отношениям с вами или даже дружбе: в нашем оркестре первая труба из Магнитогорска — Сергей Крючков.

Город встретил нас выступлением детского хора («Соловушки Магнитки», выступавшие на открытии Сочинской Олимпиады под руководством Гергиева — Прим. авт.), это очень приятно. Как председатель Всероссийского хорового общества, считаю, что наша задача — создание мощных, ярких детских хоров во всех регионах России. Мы учились в СССР, где была хорошо продумана система музыкального образования: во всех школах детский хор был обязательно, а результат — мы знамениты на весь мир. Хоровое пение позволит этим семи-, восьми-, девятилетним ребятам стать более образованными, сплочёнными, если хотите, даже больше россиянами, ведь петь в хоре — значит быть частью российского общества. Вспомните тысячеголосый детский хор, выступавший на открытии Олимпиады в Сочи и ещё раньше в Петербурге — посмотрите на одухотворённые лица этих детей. Когда у детей такие лица, у страны хорошее будущее.

Газета «Магнитогорский металл»:

— Валерий Абисалович, человек вашего статуса мог бы спокойно почивать на лаврах, доверив езду по российским провинциям, скажем так, младшим коллегам. Вы же по сей день лично во главе пасхального поезда. Зачем это вам?

— (Улыбается). В Астане журналисты спросили: мол, зачем вам такой плотный график работы? Я всё ещё люблю то, чем занимаюсь, и потому могу считать себя счастливым человеком. И потом, когда стою перед оркестром, мне никто не звонит и не подходит, может быть, с небезынтересными, но неуместными вопросами. За дирижёрским пультом принадлежу себе и музыке.

Я понимаю и знаю, может, даже лучше других, как должен не только звучать, но и жить огромный творческий организм, а Мариинский театр — это почти четыре тысячи специалистов.

Есть такое слово: просвещение. Произведения, которые пылятся на полках, я называю полуживыми. Моя задача — оживить их для публики. Вот недавно впервые играли двадцать седьмую симфонию Мясковского, открывали ею этот Пасхальный фестиваль. Не самый знаменитый, но очень хороший русский композитор, и тысяча шестьсот человек на концерте в Большом зале Московской консерватории в этом убедились.

Что касается программы в Магнитогорске, пока не знаю, как акустически будет «реагировать» зал. Мы приготовили обширную программу — и редкие произведения, и суперпопулярная симфония Чайковского, но программу концерта составим уже на месте. Мы сталкиваемся с самыми разными акустическими условиями, нужно быстро найти верный ключик — как посадить оркестр, как играть — это наша профессиональная обязанность.

Телекомпания «ТВ-ИН»:

— Провинциальная публика сильно отличается от столичной?

— Вы не провинциальная публика: Магнитка крупный город, делающий важное дело. Я сам провинциал, вырос во Владикавказе. Родился в Москве, но потом всё пошло хорошо (Смеётся). Жил скромно, учился в школе номер пять, там же учился Евгений Вахтангов, и на школе висела мемориальная доска. А мы, дети, не понимали: вроде бы не революционер, не сражался — за что ему доску? Я ещё и жил в переулке Вахтангова, вот уж где провинция — девять маленьких одноэтажных домов. Но в таких городах росли и Чайковский, и Рахманинов, и Римский-Корсаков, и Глинка — они ведь не уроженцы Нью-Йорка или даже Москвы…

Закончив беседу с журналистами, Валерий Абисалович нашёл глазами подругу детства Наталью Павловну, терпеливо ожидающую в сторонке, шагнул к ней, улыбнулся, обнял: «Как отец?» Завуч, а потом директор Владикавказского музыкального училища, в котором они вместе учились, Павел Матвеевич Антонюк, отец Натальи, всегда отмечал талант Валерия, охотно принимал его в своём доме и готовил к поступлению в столичную консерваторию.

Но времени нет, он торопится на репетицию, потому встреча получилась скомканной — Валерия Гергиева уже сажают в машину, успели лишь фото на память сделать.

По дороге в ДКМ имени С. Орджоникидзе Наталья Павловна вспоминает: задания, на которые всей группе давали целый урок, Гергиев с лёгкостью выполнял минут за двадцать. Особенно её нервировало, когда отец ставил Гергиева ей в пример: вот, мол, Валерка — действительно талант, далеко пойдёт.

На репетицию журналистов пустили, но сразу предупредили: съёмки на видеокамеру — без ограничений, а вот фото — под запретом: маэстро терпеть не может щелчки фотоаппаратов, которые отвлекают от настройки акустики. Словно в подтверждение слов, в этот момент Валерий Гергиев оборачивается к звукорежиссёрам Магнитогорского концертного объединения, уже расставившим по сцене микрофоны: «Будем играть без подзвучки — убирайте аппаратуру».

Стулья с пюпитрами для оркестра поставлены слишком близко к кромке сцены: получается, что дирижёр стоит не перед оркестром, а как бы в его окружении — и всё ради акустики. Маэстро, начав дирижировать, через несколько тактов бросал оркестр, ходил по залу, нахмурившись, вслушивался в звучание пару секунд: «Стоп, арфа не в зоне соло — пересадить её вперёд между скрипками, трубы, поменяйтесь местами с контрабасами, Никита, не бросай звук после атаки — обогащай, солируй, чтобы звук шёл богатый». У Гергиева очень яркий и точный язык, потому замечания кратки и при этом понятны без уточнений. Потом за оркестром на подставках выстроился сводный хор Магнитогорска: капелла в полном составе, камерный хор и студенты дирижёрского отделения консерватории. Несколько номеров из кантаты Чайковского «Москва»: Гергиев всё так же ходит по залу, иногда останавливает оркестр, вновь пересаживает музыкантов, делает замечания. Хору при этом — ни слова: у певцов есть свои магнитогорские руководители, и маэстро, облачённый всеми возможными регалиями, не может себе позволить учить их учеников.

А как он дирижирует! Всему миру знакома эта манера, фото которой разошлись по свету миллионными тиражами: руки вознесены, словно крылья коршуна, в пальцах зажата самая обычная зубочистка, взгляд хищный, приковывающий. Пюпитра перед Геригевым зачастую просто нет — маэстро, зная наизусть практически весь мировой репертуар, в партитуру не подглядывает никогда. Руками он лишь отбивает такты, а дирижирует одной кистью. Подвижное запястье и нервные пальцы красноречивее всяких слов дают понять, что нужно сейчас дирижёру: вот Гергиев растопырил пальцы, а запястье мелко задрожало — и тут же оркестр как бы рассеял звук, «прибрал» его. Но тут уж, чего греха таить, надо быть не просто оркестром, а коллективом Мариинского театра — одним из лучших оркестров мира, понимающим своего маэстро как никто другой.

Прессе обещали для общения того самого магнитогорца Сергея Крючкова, дослужившегося под руководством Гергиева до заслуженного артиста России и заведующего группой трубачей Мариинского театра. В Магнитогорске ему дали выходной — повидаться с роднёй и любимым преподавателем Василием Ивановичем Мельчаевым, под руководством которого он когда-то окончил Магнитогорское музучилище. А ещё — впервые подержать на руках маленькую племянницу, которую родила младшая сестра музыканта, и посетить могилу любимого деда — ветерана войны, посвятившего свою старость Сергею и его сестре. Беседы с журналистами, конечно, не получилось: он заскочил во Дворец, торопливо обнял всех знакомых, щедро раздавая пригласительные на концерт. Кому-то не хватило — он побежал «достать» ещё несколько билетов. Но так больше и не появился, «растерзанный» друзьями, желающими пообщаться.

Итак, концерт. Зал забит до отказа, вип-персон не меньше, чем профессиональных музыкантов и рядовых любителей классики. Кантата «Москва», искромётная увертюра к опере Глинки «Руслан и Людмила», умиротворяющий «Послеполуденный отдых фавна» Клода Дебюсси, популярная подборка из «Щелкунчика». Во втором отделении — пятая симфония Чайковского и — на бис — увертюра к опере «Сила судьбы», которую великий Джузеппе Верди когда-то написал специально для Мариинского театра.

И как звучал зал! Каждый звук, будь то пронзительная труба, матовая валторна или единственный маленький треугольник, выпукло прорисовывались в общей музыкальной канве. Что это: колоссальный опыт маэстро в покорении «глухих» залов, его гениальное акустическое знание и чутьё, абсолютный слух или всё вместе? — не знаю, но то, что зал «пел», словно специально построенная аудитория консерватории, отметили абсолютно все.

Сразу же после концерта состоялся ужин, приготовленный для музыкантов в одном из больших залов Дворца культуры металлургов имени С. Орджоникидзе. Участвовала в неофициальной встрече и ректор Магнитогорской консерватории Наталья Веремеенко, поделившаяся впечатлениями от общения с маэстро:

— Валерия Абисаловича с Магнитогорском связывает многое: и трубач Сергей Крючков, работающий рядом с маэстро почти двадцать лет, и певица Ольга Сергеева, «взявшая» на себя в Мариинке почти все сложнейшие оперы Вагнера. «Родом из магнитогорской музыки», — говорит о себе и Владислав Чернушенко — бывший ректор Санкт-Петербургской консерватории, главный дирижёр Петербургской хоровой капеллы, который начинал свою деятельность у нас под руководством Семёна Эйдинова. Заместителем Валерия Гергиева по работе с регионами в Мариинском театре сейчас ещё одна наша землячка Ирина Ткаченко-Буйвид, получившая когда-то удостоверение лучшего менеджера страны из рук Бориса Ельцина.

Словом, в ходе беседы за ужином родились идеи множества совместных проектов. Разговор затянулся на несколько часов. Лишь около часу ночи железнодорожный состав Московского Пасхального фестиваля тронулся с Магнитогорского вокзала и взял курс на Оренбург. График традиционно жёсткий: ночь в поезде — репетиция — концерт — и снова ночь в поезде. Маэстро со товарищи ждали ещё 15 городов — а это почти 30 концертов.

Завершится путешествие в День Победы традиционным выступлением на Поклонной горе в Москве, где вместе с Денисом Мацуевым оркестр Мариинского театра даст большой бесплатный концерт для сотен тысяч россиян.

Рита Давлетшина
magmetall.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору