Предстоящие мероприятия

Москва, Санкт-Петербург
с 23 сентября 2016 по 9 июня 2017






Читайте на эту же тему







Вечер интеллектуальной оперы на фестивале «Опера Априори»

Добавлено 17 марта 2014

Большой зал Московской консерватории, «Art-Brand», Алексей Курбатов (фортепиано, композитор), Международный оперный фестиваль «Опера Априори»

У фестиваля «Опера Априори», который заявил о себе в феврале, – новый формат. Это своеобразный эксперимент, на который пошли организаторы, чтобы привлечь искушенную столичную публику. Он предполагает три вида программ: гала-концерты, камерные выступления и оперные премьеры. На этот раз в Большом зале консерватории был представлен необычный проект – «Интеллектуальная опера: за гранью воображения».

Что за жанр такой – интеллектуальная опера, и чем принципиально отличается от привычной нам оперы? На первый взгляд: вся структура жанра соблюдена. Правда, акценты иные. Так, «Черный монах» Алексея Курбатова напоминает психологический триллер, но без картинности и внешнего действия.


На руку и концертное исполнение, движение – может только отвлечь от внутреннего развития. Эта история – очень личная для композитора. Несмотря на то, что бесед с черным демоном – не ведет, Курбатов писал ее будто про себя.


«Идея гения и сумасшествия, насколько гений – сумасшедший для окружающих и что происходит, если его попытаются вылечить, потеряет ли он свой талант, и если даже потеряет, что останется от его искры», – говорит Алексей Курбатов.


Сам Алексей – пианист по профессии, композитор по призванию. Про себя говорит: не сочинять – не могу. Эту искру называет «сумашедшинкой», думает, она есть у каждого артиста, правда, бывают и исключения.


«Надеюсь, я не творческий человек, я нормален психически, не болен, наверное, – говорит тенор Максим Пастер. – Он прав, конечно, все мы немножко лошади, как у Маяковского».


Максим Пастер, как всегда, остроумен, обаятелен, на ходу разучивает партию магистра Андрея Коврина. Интеллектуальную оперу XXI века Пастер избегает: эта музыка взрывает мозг. Но сочинение Курбатова – исключение, язык – простой, мелодичный – доступен каждому.


Кому-то соседство опер Курбатова и Бартока может показаться странным. Но дирижера Павла Сорокина не смущает;


«Язык совершенно разный у них обоих, но Курбатов – человек талантливый и поэтому вполне, я думаю, Барток бы был не против, чтобы кто-то с ним еще исполнялся – талантливый человек», – отмечает Павел Сорокин.


Впрочем, Бела Барток был бы счастлив, услышав это сочинение в исполнении своих соотечественников. Венгерские солисты – Балинт Сабо и Ильдико Комлоши – как никто знают о нюансах исполнения национальной музыки.


«Конечно, для каждого из нас музыка Бартока имеет особое значение, – говорит Балинт Сабо. – Я исполнял партию герцога Синяя борода не раз, но с Ильдико на одной сцене в этой опере – впервые»


На создание оперы Бартока вдохновила поэзия Метерлинка. Результатом стал сложный символистский текст. Акцент композитор делает на внутреннем мире человека, с его демонами и чудовищами.


«Прежде всего моя героиня – очень сильная, волевая женщина, – рассказывает Ильдико Комлоши. – Она действительно любит герцога, а в моем случае, как – этого партнера можно не любить?! А потом финал оперы не так однозначен, да, перед ней открылись все двери – грехи Герцога, но нет окончательных ответов, чем все это завершится - один большой вопросительный знак».


Богатства души можно направить как во благо, так и во зло, ведь самый большой враг человека – он сам. Ребус, за который взялся Барток, не имеет одного единственного решения.


Новости культуры

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору