Предстоящие мероприятия







Читайте на эту же тему






Вербье плавно переходит на русский| Verbier passe en russe

Добавлено 21 июля 2015

Даниил Трифонов (композитор, фортепиано), Миша Майский (виолончель), Валерий Гергиев (дирижер), Денис Мацуев (фортепиано)

Антракт в Вербье (© Nashagazeta.ch)
В ближайшие дни Фестиваля любителям «поболеть за наших» предстоит принимать решения и делать выборы, а эти процессы всегда мучительны.|
Dans les jours qui viennent les supporteurs des «nôtres» au Verbier Festival auront des choix difficiles à faire.

Бывает, что небольшая церковь до отказа заполняется людьми в воскресный день утром — в Швейцарии многие сохранили традицию ходить раз в неделю на мессу. Но если аншлаг в Церкви вечером, то можно не сомневаться — там проходит фестиваль. Так было и 19 июля — в Церкви Вербье не было ни одного свободного места! Опытная местная публика не обманулась в своих ожиданиях, концерт был чудесный, и отличительной — и трогательной! — его чертой мы бы назвали как раз удивительный контакт между слушателями и исполнителями: зал приветствовал знакомых и любимых музыкантов, стоило им только появиться, и награждал бурными аплодисментами в конце.

Забавно вышло с выступлением петербургского баса Михаила Петренко, которого сопровождали Миша Майский и Александр Мельников (да-да, такое увидишь только в Вербье!). Преобладающая западная публика, воспитанная на lieder, между которыми аплодировать не полагается, немного растерялась, увидев в программке, что в данном случае речь не идет не о цикле песен одного композитора, а о сочинениях разных авторов, никак между собой не связанных. О таком ходе мыслей мы догадались не сразу, а потому очень удивились мертвой тишине после «Ландыша» Аренского, открывшего программу. На наш взгляд, лучше всего Михаилу Петренко удались три завершившие ее романса: «Сомнение» Глинки и «Нет, только тот кто знал» и «Нам звезды кроткие сияли» Чайковского. И пел он их без шпаргалки, в отличие от остальных, и чувствовалось, что они — «впеты», как любил говаривать один ныне покойный прекрасный исполнитель этого жанра.

Чудесны были оба камерных ансамбля. Нервная, напряженная, ни на секунду не дающая расслабиться Сюита для двух скрипок, виолончели и фортепиано Эриха Вольфганга Моцарта, которому Густав Малер предсказал славу гения, когда композитору было лишь девять лет (Рено Капюсон, Александра Конунова, Эдгар Моро, Александр Мельников). Искристый, струящийся Струнный квинтет Шуберта, в котором слышна плещущаяся в воде форель, которая попалась на крючок композитору за девять дет до создания Квинтета, но публике была представлена только годом позже (впервые за годы преподавания в фестивальной Академии согласившаяся выступить и сделавшая это блестяще Ана Чумаченко, Александра Конунова, Готье Капюсон, Блайт Те Энгстроем, Эдгар Моро, Роберто Гонзасес).

Михаил Петренко, Миша Майский и Александр Мельников (© Nicolas Brodard)
Но что же день, вернее, дни грядущие нам готовят?

Одна приятная во всех отношениях женевская дама сказала нам на днях, что не будет больше ходить на концерты Григория Соколова, а если и будет, то только занимая место поближе к выходу — слишком уж щедр гениальный пианист на бисы, число которых стабильно шесть, но может доходить и до 11, то есть, получается как бы полноценный второй концерт по окончании первого. Но знаем мы и фанатов мастерства Григория Липмановича, которые готовы слушать его всю ночь. Вот у них проблем с выбором точно не будет: задолго до 20:00 в среду, 22 июля они уже начнут подтягиваться к Церкви Вербье, предвкушая наслаждение от погружения в неподражаемую красоту — в данном случае, баховскую, бетховенскую и шубертовскую, — извлекаемую Соколовым из фестивального Steinway, за настройкой которого пианист следит лично, доводя настройщиков до изнеможения.

Ну, а все остальные отравятся в шатер, где пройдет вторая в этом году «новая встреча» — так определяются концерты, в которых различные музыканты впервые встречаются на одной сцене. На этот раз их будет целых 13, и это, мы уверены, — счастливое число! Разбившись на камерные ансамбли, Лиза Батиашвили, Рено Капюсон и Александра Конунова (скрипка), Давид Аарон Карпентер и Блайт Те Энгстроем (альт), Готье Капюсон, Линн Харрелл и Миша Майский (виолончель), Ли Меш (контрабас), Претти Йенде (сопрано), Сергей Бабаян и Диниил Трифонов (фортепиано) и Оливье Дарбелле (волторна) исполнят «Анданте и Вариации» Шумана, «Frühlingsstimmen», или «Весенние голоса» для сопрано и оркестра Р. Штрауса в аранжировке Стефана Конча, а также, к восторгу всех тонких и не очень меломанов — знаменитую «Форель» Шуберта. (Те, кто к «Форели» относится спокойно, успеют улизнуть в антракте, чтобы добежать до Церкви на второе отделение Соколова или по крайней мере на бисы!)

Мартин Энгстроем — не только директор Фестиваля, но и муж альтистки Блайт Те (© Nashagazeta.ch)
23 июля состоится главное, наверное, с точки зрения русскоязычной публики фестивальное событие: на сцене шатра встретятся Валерий Гергиев, Денис Мацуев и Даниил Трифонов и в шесть рук сыграют моцартовский Концерт для трех фортепиано. Этот концерт был создан Моцартом в феврале 1776 года в родном Зальцбурге для графини Антонии Лодрон и ее двух дочерей — Алоизии и Джузеппы. Но ничего «дамского» в нем, конечно, нет — в чем, мы надеемся, вы сможете сами убедиться.

За пультом Фестивального оркестра маэстро Гергиев, экслюзтвное интервью с которым вы сможете прочитать завтра в рубрике «Наши люди», продирижирует Симфонией Чайковского № 6, именуемой «Патетическая».

Несмотря на всю эксклюзивность вышеописанного фортепианного трио, нам кажется, что многие слушатели придут на концерт ради того, чтобы вместе с музыкантами почтить память великой балерины нашего время Майи Плисецкой, скончавшейся 2 мая этого года. Этот вечер замышлялся Мартином Энгстроемом как праздничный, ведь в ноябре ей исполнилось бы 90 лет. Планировалось, что после показала документального фильма «Болеро» с ее участием, Майя Михайловна сама выйдет на сцену и взмахнет своими неподражаемыми руками-крыльями так, что зал сойдет с ума. Но судьба распорядилась иначе. Все будет — и Гергиев, и «Болеро», и Родион Константинович Щедрин в зале, но… без нее.

Валерий Гергиев прибыл в Вербье вчера, побывал на концерте своего коллеги Джанандреа Носеды, а сегодня приступит к репетициям.

Мартин Энгстроем, председатель Совета директоров Nestlé Петер Брабек и Валерий Гергиев, вчера, в Вербье (©Nashagazeta.ch)
Те, кто предпочтут провести этот вечер, наслаждаясь камерной музыкой Шостаковича, Бетховена и Леры Авербах, станут свидетелями всемирной премьеры «Трио для гобоя, виолончели и фортепиано по мотивам скрипичной Сонаты № 2 Прокофьева». Авторы указаны так: Прокофьев/Авербах. Как родилось это произведение?

 — Прокофьев-Ауэрбах трио для гобоя, виолончели и фортепиано было написано по заказу Елизаветы и Гила Уотерс для мировой премьеры на фестивале в Вербье. Чета Уотерс много лет посещала Вербье, но, к сожалению, в этом году они не смогли приехать из-за проблем со здоровьем Гила.
Трио создано на материале флейтовой сонаты Прокофьева (Ор.94). После ее создания в 1943 году Прокофьев сделал также транскрипцию для скрипки и фортепиано, которая исполняется чаще, чем флейтовая соната. Благодаря моему издателю, нам удалось получить разрешение наследников Прокофьева на создание транскрипций для трио. Прокофьев не оставил фортепианных трио, поэтому у меня уже много лет было желание сделать трио на основе этого произведения. Сонату для флейты я знаю с детства — исполняла её на флейте (я училась тогда на трёх инструментах — фортепиано, флейте и скрипке), — рассказала намЛера Ауэрбах. — Я сделала две различные транскрипции: одну для фортепианного трио (скрипка, виолончель, фортепиано), которую я исполню на фестивале Рейнгау на следующей неделе со скрипачом Даниэлем Хоупом и виолончелистом Албаном Герхардом, и другую версию — с гобоем, которая впервые прозвучит в Вербье с гобоистом Франсуа Лелё и виолончелистом Эдгаром Моро. Вместе с организаторами фестиваля мы долго искали произведение для программы этого концерта, которое бы гармонично подошло и к трио Бетховена, и к моему Второму фортепианному трио («Триптих — у этого зеркала три лица»), и в котором бы участвовал гобой. Трио с гобоем — явление редкое. В это время я уже работала над первой версией трио Прокофьева и предложила сделать отдельную транскрипцию с гобоем, что в данном случае и уместно, и естественно, так как оригинал Прокофьева тоже связан с деревянным духовым инструментом. К транскрипциям я отношусь серьёзно и ответственно. Для меня прежде всего важно, чтобы сочинение в новом составе звучало также естественно, как будто изначально для него и предназначалось.

А на следующий день, в пятницу, в 14.30 в Церкви Лера даст уже сольный концерт, который она решила посвятить памяти Майи Плисецкой. В программу она включила Картины-этюды Рахманинова и «Картинки с выставки» Мусоргского в собственном переложении.

Мы будем и дальше информировать вас о самых интересных событиях фестиваля.

nashagazeta.ch

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору