Виды музыки

Добавлено 24 сентября 2015

Александр Лубянцев (фортепиано), Алексей Гориболь (фортепиано), Рустам Комачков (виолончель), Гайк Казазян (скрипка), Андрей Гугнин (фортепиано), Лукас Генюшас (фортепиано)

Музыка Леонида Десятникова на Левитановском фестивале

VIII Левитановский фестиваль в Плесе вторым после Перми отметил предстоящий юбилей композитора Леонида Десятникова. В сочинения автора, ставшего одной из ключевых фигур в русской и европейской музыке конца XX- начала XXI века, как это видится не только с волжского берега, на фестивале вслушивалась ЮЛИЯ БЕДЕРОВА.

Левитановские программы (президент Алексей Шевцов, худрук Алексей Гориболь), устроенные по изящным образцам сельских европейских фестивалей, на несколько дней собирающих в поэтичном провинциальном ландшафте столичную публику и хедлайнеров, всегда имели нетривиальные черты подчеркнуто русского, дачного, с рифмой к рубежу XIX–XX веков пейзажа просвещенного искусства. И эти черты они упорно сохраняют, как бы ни расширялся фестивальный горизонт в сторону смежных искусств, театра, живописи, экскурсионной программы, лекций, мастер-классов или интересов проезжего слушателя.

В том числе этим объясняется уместность в левитановских рамках празднования надвигающегося юбилея композитора Леонида Десятникова — автора настолько же рафинированного и изощренного, насколько дачного по духу и тону, собственные виртуозные рифмы к XIX веку декорирующего нотой печали и флером необязательности. Хотя их ясность и точность при всей иногда веселости производят всегда узнаваемое и безошибочно трагическое впечатление.

Десятников со своей декларацией нестоличности (на словах, в персональном поведении и композиторской интонации) смотрится на берегу реки, заранее прописанном Левитаном, едва ли не органичнее столичной публики. Программа его авторского вечера, собранная из камерной музыки с большой тщательностью, нарисовала детальный портрет композитора в окружении разных жанров и тем, словно членов семьи, любимых видов и предметов интерьера. Начали с рифмы к Шуману (с него перед тем открылся весь фестиваль) — в вокальном цикле «Любовь и жизнь поэта» на стихи Хармса и Олейникова, написанном в оригинале для тенора, здесь пела прима Музтеатра Станиславского Наталья Петрожицкая, и она придала утонченно страшному циклу толику нежной оперности. Не прозвучало «Свинцовое эхо», сумрачно замкнутая партитура для инструментов и голоса в английских традициях, но оно как будто незримо присутствовало. Мало кто слышал до тех пор «Trois histories du chacal» для скрипки, чтеца и фортепиано на тексты магрибских сказок — раннее, волшебное проведение ориентальной темы в десятниковском искусстве — здесь они прозвучали изящно и точно. За киномузыку говорили по-шопеновски сыгранный кусок «Подмосковных вечеров» и три фрагмента из по-настоящему шлягерной в узких кругах музыки к фильму «Москва» (в двух пела Моника Санторо, точная и аккуратная, но, пожалуй, не такая пронзительная, какой была Ольга Дзусова в оригинале). Еще одна визитная карточка Десятникова — тема Пьяцоллы. Без Двух танго для скрипки, контрабаса, баяна и фортепиано («Hommage a Astor Piazzolla») камерный, но парадный портрет творчества композитора был бы не полным. А с ними к нему добавились очень важные краски скрытной композиторской виртуозности и мудрости на фоне обаяния публичных тем и мелодий.

Громкие празднования юбилея пройдут в Москве в октябре. В Плесе авторский концерт предварили два вечера европейского романтизма в уникальных камерных и сольных интерпретациях, составляющих регулярную славу фестивальных программ. В тихом окружении русских дач нашлось место яркой виртуозности и темной кантилене Шумана и Шуберта в исполнении пианистов Алексея Гориболя и Полины Осетинской, скрипачей Гайка Казазяна и Романа Минца, виолончелистов Рустама Комачкова и Дениса Шаповалова. До-мажорный струнный квинтет Шуберта, затеянный едва ли не ради Adagio, расположился в точке непременной ансамблевой вершины камерных программ: без нее никакая жанровая широта фестиваля не воспринималась бы естественно и содержательно.

Романтическую тему далеко, до самого Сибелиуса продолжил пианист Андрей Гугнин — до него на прошлых фестивалях играли и Александр Лубянцев, и Лукас Генюшас. И эта нетривиальная фортепианная линия Левитановских программ — отчетливый рисунок современной пианистической эпохи, которому Гугнин добавляет свой особый характер.

Во второй концертный уикенд Левитановского фестиваля будут Данила Козловский с Ксенией Раппопорт в ролях Левитана и Софьи Кувшинниковой под музыку Бетховена и Шопена, камерная программа с красивым балетным уклоном «Арабеск», «Песни о войне и мире» с меццо-сопрано Олесей Петровой. А финальный аккорд прозвучит по-новому в Иваново, где 1 октября Гориболь с коллегами дают программу в честь еще одного юбиляра этого года — Чайковского и его музыкального времени.

www.kommersant.ru

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору