Виктор Ряхин: «Чем я могу быть вам полезен?»

Добавлено 15 октября 2013

Поморская филармония, Виктор Ряхин (орган)

В октябре в Архангельске стартовал один из старейших фестивалей классической музыки «Похвала органу». Это уже 22- ой фестиваль, а у его истоков стоял молодой органист Виктор Ряхин. В 1991 году, после установки органа в Кирхе Архангельской областной филармонии, он стал не только первым в городе органистом, но и первым и единственным органным мастером.
13 лет музыкант живет и работает в Норвегии, но вот редкая встреча – Виктор приехал на родину дать единственный концерт в Камерном зале Поморской филармонии. Откровенный разговор с первым архангельским органистом.

- Почему же оставили Архангельск, в том далеком 2000-ом году?
- Сейчас, спустя много лет, я могу сказать, что это было все-таки стремление развиваться, даже в каких-то неожиданных для себя направлениях. За все эти 13 лет (я имею в виду всю мою семью), нам пришлось очень много учиться. А что касается меня, то я учусь до сих пор и в буквальном смысле, являясь аспирантом Норвежской академии по направлению церковной музыки. Вот вчера по причине поездки в Архангельск пропустил очень важную лекцию…

- Но не могли не приехать..
- Мне всегда очень приятно приезжать в Архангельск, видеть своих друзей, знакомых, орган, на котором я вырос как органист. Это для меня много значит, и надеюсь, что так будет и дальше.

- Когда вы уезжали, имели представление о месте и работе в Норвегии?
- Я знал чисто теоретически, куда я еду. В те времена были рабочие места, но имелись очень серьезные ограничения для иностранцев. Так что выбирать не приходилось. Я видел фотографии, мы обменивались электронной почтой, но в этом месте, куда отправлялась моя семья, я никогда не бывал. И в час и день, когда мы вылетели из Архангельска в Норвегию, нас ждали большие изменения. Это другой язык и совершенно другая работа. Церковный органист – это совсем другое.

- А почему согласились на это предложение – стать церковным кантором?

- Кантор – по норвежским понятиям - это более высокий статус. Кантор не просто играет на органе, в его работу входят занятия с хором, организация всей музыкальной жизни церковной общины, взаимодействие со священником. Кантор имеет довольно много полномочий и это довольно трудно.

- Но вы же не принимали их веру?

- Я ничего не менял в своем положении. Норвежская церковь до сих пор деликатно обходит этот вопрос со мной, по всей видимости, мы придерживаемся одного принципа, что все мы верим в единого Бога. Я не вижу тут особенных проблем быть полезным на этом поприще.

- Практически все норвежские органисты работают в церкви?
- На Западе это крайне редкий случай, чтобы органист играл на органе и был совершенно свободным. Чисто концертных органистов крайне мало. Само существо органной музыки предполагает, что вы не просто знаете, но и чувствуете этот материал. Все, что мы играем, в той или иной степени выросло из церковной практики.

- Виктор, но наверняка вам не хватает творчества в размеренной, спокойной жизни норвежского церковного органиста?
- Здесь нет никакой спокойной, безмятежной жизни. Я бы скорее жил спокойно здесь…Для людей, которые намереваются реализовать себя в непривычных, иных условиях, это всегда связано с колоссальным риском, потому что шансы на то, что это не получится необычайно высоки. Единственным условием, при котором эти шансы могут обрести реальность, должно быть совершенствование каждый день, много и в напряженном ритме. Когда-то это удается, когда-то не удается, но смею надеяться, что в музыкальном плане за эти 13 лет я существенно изменился и вырос. И я не уверен, что такая возможность мне бы представилась здесь.

- Органист в основном играет классическую музыку?

- Здесь не нужно противопоставлять. Органист играет всякую музыку. Джаз – это классическая музыка?

- А сами пишите музыку?
- Нет. Однако, два года назад я начал изучать органную импровизацию. Я думал, что я к этому совершенно не способен, но вот получается и неплохо.

- Сейчас очень популярны такие концерты как «орган плюс»: орган плюс скрипка, орган плюс виолончель… Как вы относитесь к таким программам?
- Орган – инструмент очень контактный и удачно позволяет выявить в других инструментах черты, которые в иных ситуациях используются мало. Мы прекрасно представляем голос в сопровождении фортепиано, но голос в сочетании с органом – это совсем другая музыка, другой статус. Я ко всякого рода контактам с другими музыкантами отношусь очень положительно, и здесь фантазия не имеет никаких границ. Но здесь важно, чтобы за каждым общением музыкантов стояло некое живое событие.

- Вы согласны с утверждением, что органную и вообще классическую музыку может слушать только подготовленный человек?
- Подготовка еще никогда никому не мешала. Есть некая музыка, которая хорошо ложится в уши, но часто она быстро и надоедает. Люди, занимающиеся музыкой профессионально, относятся к этому иначе. Для меня произведение, которое я играю, является частью творчества композитора, ассоциируется с другими или похожими сочинениями. Мне это позволяет воспринимать музыку на более глубоком уровне и получать сильное и глубокое наслаждение. Если у людей есть возможность быть готовыми к восприятию музыки, то они получат удовольствие несравнимо большее.

- Как вы относитесь к цифровому органу и фортепиано?
- У меня в церкви есть фортепиано, которое я даже поставил в свой кабинет. Прекрасное цифровое фортепиано, великолепный звук, механика. Но! Когда я играю для публики, я вдруг начинаю замечать разницу. А разница в том, что, воодушевляясь, хочется передать энергию, эмоции, а вот эти эмоции на цифровом фортепиано тоже получаются механические. Это может быть красиво, но не захватывает. Только настоящий инструмент может передать слушателю флюиды.

- Давайте вернемся к архангельскому органу. Сейчас вы испытываете те же чувства, ощущения, как и тогда, когда только сели за новенький инструмент?
- Архангельский орган небольшой, у него 28 регистров, у органа в Домском соборе в Риге – 124 … чуть- чуть больше. По форме наш орган не церковный, но это очень хороший и достойный инструмент, с которым интересно общаться. Публике, которая ходит на концерты, полезно узнать, что изначально это была церковь и сегодняшний орган стоит на том же месте, что и в 18 веке. Я считаю, что это дает нам историческое право ощутить связь времен.

- Вы два года не были в Архангельске, кроме единственного концерта в Кирхе, провели еще и мастер-класс для студентов в музыкальном колледже. Что вы им хотели передать, чему научить?
- Эта встреча у нас пробная. Я не ставил для себя цели воспитать одного или двух органистов, это просто нереально. Но важно создавать среду, расширить кругозор, поиграть разную музыку, попытаться понять ее изнутри, это очень полезно для пианистов. Я сам увлекающийся человек, и особенно в связи с моей учебой, много мыслей, идей, чувств. И мне обязательно хочется с кем-то поделиться, увлечь за собой. Мы разговариваем с Поморской филармонией, нельзя ли в будущем, сделать из этого единый проект. Я просто задаю вопрос: «Что я могу для вас сделать? Чем я могу быть вам полезен?»

- Повезло нашим студентам!

- А мне-то как повезло!

- Вы 13 лет живете в Норвегии, а следите за тем, что происходит в России?

- Безусловно. Мне кажется, что я очень даже в курсе. Когда говорят слово «культура», всем кажется, что сейчас начнутся нудные разговоры, как это важно…. Но, самое удивительное, что это действительно важно. Кроме стремления заработать, люди должны быть интеллектуально, морально, ментально ориентированы. Должны быть не просто цели, мечты! Должна быть какая-то идея, которая говорит: «вот это мы делаем правильно, вот это неправильно». И когда на государственном уровне есть понимание этого вопроса, меня, конечно, это радует. Однако, мой прошлый опыт говорит: «как бы это не осталось это на уровне разговоров».

- А чем вы любите заниматься помимо музыки, ваше хобби?

- Вы знаете, я очень люблю заниматься компьютерной техникой. Я собираю, разбираю, ремонтирую компьютеры. На моей работе я имею внештатную должность технического консультанта. Некоторое время назад мы собрали в церкви двухмануальный клавесин, и на 80% это моя работа. Так что я люблю работать руками.

- Самые любимые места в Архангельске, конечно, кроме Кирхи…?

- Я очень люблю гулять по Набережной. Для меня это до сих пор возможность отодвинуть повседневные заботы и подумать о чем-то приятном, нетяжелом…

- Любимое изречение, девиз Виктора Ряхина?

- Много. Назову тот, что приходит в голову: «Когда вода доходит до горла, все начинают плавать».

Беседовала Тамара Статиков
а

vkfbt@g+ljpermalink

© 2009–2016 АНО «Информационный музыкальный центр». muzkarta@gmail.com
Отправить сообщение модератору